Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№8, Август 2004

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Михаил Маргелов. Россия не будет ни пешкой, ни шахматной доской.

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Владимир Егоров Чиновник и Болонья.

Александр Рубинштейн. Выгоды образования.

МНЕНИЯ

Валерий Бакушев

Вячеслав Горлопанов

Евгений Васькин

Владимир Жарихин

Игорь Бунин

Александр Ципко

Руслан Гринберг

ИДЕИ ДЛЯ РОССИИ

Тамара Кряклина. Народы Севера: модернизация образования.

ПОВЕСТКА ДНЯ

Корпоративное управление и экономический рост.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Доминик Уилсон, Рупа Пурусхотаман. "Большая четверка" на подъеме.

ДИСКУССИИ

Михаил Афанасьев. Обновление государства: не обожествлять, а очеловечивать.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Вячеслав Андреев. Традиции - единственное, что воспитывает

Александр Изгоев (Ланде). Об интеллигентной молодежи.

ПРАКТИКУМ

Станислав Радкевич. Что делать с Башмачкиным?

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

В трудах о перспективах развития человечества все чаще страны делятся не на бедные и богатые, а на государства с дефицитом интеллекта или с его достаточностью.

Все меньший объем богатства мира создается в сфере материального производства. США, Япония, Западная Европа уходят в отрыв от остальной планеты не потому, что у них много фабрик, заводов, рудников и ферм (в развитых странах на промышленность вместе с сельским хозяйством приходится никак не больше четверти ВВП). Их преимущество – в интеллектуальном и информационном продукте, который является самым дорогим товаром в современном мире, гораздо дороже  сырья или станков. Мир будущего принадлежит образованным. Интеллектонедостаточные нации отстанут навсегда, растворятся в истории.

Восьмой номер «Стратегии России», выходящий накануне Дня знаний, в качестве главной темы предлагает проблемы образования в России.

Разговоры о реформе системы образования в последнее время шли в основном вокруг увеличения срока обучения в школах и введения единого госэкзамена. Вопросы эти можно обсуждать бесконечно, но они далеко не главные. Если задуматься по-крупному, в контексте сохранения интеллектуальной конкурентоспособности России в мире, то можно выявить три группы проблем.

Первая –  люди: учителя, профессура, от которых уровень образования зависит процентов на девяносто. Как сделать, чтобы они относились не к низкооплачиваемым категориям граждан, как вновь направить в преподавательский корпус талантливую молодежь? Вторая – использование выпускников на благо своей страны, а не чужих, предотвращение «утечки мозгов». За последние годы мы потеряли безвозвратно более миллиона далеко не последних умов, которые заработали своим зарубежным работодателям десятки миллиардов долларов. Третья – резкий спад и отставание в развитии фундаментальной и прикладной науки, которая лежит в основе системы образования и ею питается. Нобелевскую премию академики Алферов или Гинзбург получили за открытия еще советской поры.

Кто-то скажет – все дело в деньгах. Платите, и все завертится, встанет на свои места. Согласен! Только кто это должен делать, государство? Мы долго и не без оснований гордились бесплатностью  образования. И его надо сохранять, в сфере среднего образования – безусловно. Но даже в самых богатых странах мира государство не в состоянии оплачивать образование своих граждан в полном объеме. А мы – тем более. Поддерживать на приличном уровне образование и науку, платя за это гораздо меньше, чем в других странах, можно было только в советских условиях, когда людям с дипломами и степенями больше некуда было деваться – ни за границу не уедешь, ни в бизнес не уйдешь. Сейчас – и уезжают, и уходят.

Государство в этих условиях не должно размазывать и без того скудные средства тонким слоем, на всех не хватит. Нужно резко увеличить зарплаты школьных учителей и финансирование группы ведущих вузов, способных готовить специалистов на мировом уровне, чтобы там сохранить преподавательский костяк. Расширение сферы платного высшего образования неизбежно, и различные варианты необременительного для людей решения этой проблемы обсуждаются в журнале. Говорят, наши граждане должны получать столько же, сколько на Западе, чтобы платить за учебу свою и своих детей в институте. Но ведь никто не предлагает брать за обучение столько, сколько берут на Западе.

Когда у вузов появятся деньги, частично решится проблема использования выпускников, многие из которых будут оставаться на преподавательской работе. Но пока этого не произошло, правительству стоило бы подумать о крупных федеральных программах, в которых могли бы найти применение своим силам те дипломированные специалисты (в области компьютерных, аэрокосмических технологий, математического обеспечения и т.д.), которые пока плохо востребованы в России, но на корню и оптом скупаются за рубеж.

Мне довелось обучаться и преподавать в учебных заведениях различных стран, и я могу сравнивать. Должен сказать, что, несмотря на понесенные в последние годы потери, наше образование все еще на уровне. Российские средние школы дают образование лучше, чем на Западе. Университеты и институты по многим специальностям – не хуже. Где мы заметно начинаем отставать – на уровне магистратуры и аспирантуры, о которых в последних дискуссиях об образовании мало что было сказано. В России магистратура – редкость, а в аспирантуре уже фактически на учатся – сдают два-три кандидатских минимума и пишут диссертацию. А на Западе – это продолжение очень интенсивной учебы, причем некоторые специальности можно приобрести только в магистратуре или аспирантуре. То есть, если мы и отстаем в постановке образования, то не потому, что мало учимся в школе, а потому что мало учимся в вузе.

Да, образование стоит денег и для государства, и для отдельных граждан. Но невежество обходится гораздо дороже.

                

Вячеслав Никонов

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru