Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№6, Июнь 2005

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Александр Торшин. День смерти и дорога жизни.

ГЛАВНАЯ ТЕМА: УКРАИНА

Сергей Пирожков. У нас общие интересы.

Александр Лившиц. Четыре станции и тормозные краны.

МНЕНИЯ

Николай Мартыненко

Виктор Кувалдин

Георгий Крючков

Андрей Федоров

Николай Белоблоцкий

Дмитрий Выдрин

Вячеслав Игрунов

Александр Дынкин

ПОВЕСТКА ДНЯ

Руслан Гринберг, Татьяна Чубарова. Социальное партнерство.

МНЕНИЯ

Алексей Кива

Наталья Григорьева

Виктор Комаровский

КАРТ-БЛАНШ

Вадим Прилепский. Южный экспресс.

ИДЕИ ДЛЯ РОССИИ - 2005

Владимир Абрамов. Как заткнуть "черную дыру".

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Волнующий разум.

Алексей Хомяков. Размышления о России и Западе.

ПРАКТИКУМ

Станислав Радкевич. Деньги партии.

КРУГ ЧТЕНИЯ

Александр Ципко. Адвокат разума.

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

На пространстве бывшего Советского Союза появился прецедент неудачной попытки осуществить бархатную революцию. Власть Узбекистана применила силу и остановила, по крайней мере, на время, развитие революционного процесса. Означает ли это появление новой тенденции на постсоветском пространстве?

Главный парадокс предыдущих «демократических» революций заключался в том, что они происходили в постсоветских странах с наиболее демократическим политическим режимом. Вспомним, что именно Эдуарда Шеварднадзе Запад считал главным демократом еще с советских времен. Украина была и остается страной с максимально плюралистическим парламентом, низвергавшийся Леонид Кучма до этого дважды побеждал на выборах кандидата коммунистов тоже не без западной поддержки. Аскар Акаев, друг Андрея Сахарова и член ельцинской Межрегиональной депутатской группы еще времен I Съезда народных депутатов СССР, был самым либеральным политиком за всю историю Центральной Азии (и, возможно, будет оставаться таковым на десятилетия вперед). Во всех этих странах оппозиция пользовалась относительной свободой деятельности. Все «зачищенные» лидеры не только разрешали, но и поощряли деятельность на своей территории большого количества официальных и неправительственных организаций из стран Запада, которые «прививали демократические принципы», что на деле выражалось в пестовании оппозиции действовавшей власти и в подготовке к ее смещению.

Результатом были некие массовые действия вне правового поля, которые приводили к еще одному парадоксальному результату. К власти приходили политики и режимы, вовсе не отличавшиеся большим демократизмом, чем их предшественники. Особенно, в Грузии и Киргизии, где все было с точностью до наоборот. Даже применительно к Украине с удовольствием бы выслушал один или два аргумента в отношении того, чем режим Ющенко демократичнее режима Кучмы. Впрочем, чему удивляться. Как справедливо замечал в свое время Бернард Шоу, «революции еще никогда не устраняли бремени тирании, они лишь перекладывали ее на другие плечи». И если в Грузии и Украине все прошло относительно мирно, то в Киргизии беспорядок обернулся трагедией – десятками смертей и массовым мародерством.

Эксперименты с революциями крайне опасны. Не пожелал бы их ни одной стране мира. В свое время западным государствам и их колониям пришлось натерпеться от Коминтерна и его наследников, которые были большими специалистами по бархатным и не очень революциям в глобальном масштабе. Провозглашенная в прошлом месяце «доктрина Буша», предусматривающая открытое вмешательство Соединенных Штатов для смены не устраивающих их режимов в различных странах, мало чем отличается от политики Коминтерна. Методы, инструменты, даже лозунги («счастье и свобода народа») и последствия, часто печальные, те же. Особенно опасны революции в тех странах, где велик потенциал социальных, религиозных, этнических конфликтов, а политическая культура вовсе не предполагает толерантность или пощады к врагам.

Ферганская долина – пороховая бочка Средней Азии, которая взрывалась уже многократно, унося тысячи жизней. Подносить к ней фитиль – верх преступный безответственности. Трудно сказать, могло ли руководство Узбекистана применить силу более выборочно, чтобы избежать жертв. Трудно потому, что авангард протестующих, как я лично убедился в Андижане, составляли сотни вооруженных автоматическим оружием, хорошо организованных и агрессивно настроенных молодых людей. Еще никто не дал рецепта, как справиться с разгоряченной, религиозно мотивированной, вооруженной толпой, не прибегая к оружию. Однако, очевидно, что неприменение силы в этих условиях влекло бы за собой куда более страшные последствия, связанные с распространением столкновений далеко за пределы Андижана и окрестностей.

А если говорить о более долгосрочных последствиях, то не следует забывать, что наиболее сильной оппозицией светскому режиму Каримова все последние годы выступали исламские радикалы из «Хизб-ут Тахрир» и Исламского движения Узбекистана, которые повсеместно отнесены к числу организаций международного терроризма. Еще одного оплота мусульманского экстремизма нам не хватало!

Стратегия смены режимов в постсоветском пространстве, опробованная в относительно плюралистических странах (и давшая весьма сомнительные результаты), теперь должна будет осуществляться в странах с более жесткой властью, наученных к тому же опытом своих менее удачливых коллег по СНГ. Полагаю, бархатные революции закончились. Каждая последующая попытка «зачистки» не устраивающего кого-то правительства будет все более кровавой. Это, конечно, не остановит зарубежных творцов революционного процесса. Революция ведь планируется не в своей стране, а в чужой, которую не жалко.

Ну, а тем лидерам в СНГ, которые не хотели бы быть «зачищенными», следует помнить: чем слабее гражданское общество и его взаимодействие с государством, тем меньше дистанция между мирной жизнью и революционной кровавой баней. Важно иметь инструменты обратной связи с обществом, бизнесом и избежать соблазна охоты на ведьм.

Одной силы мало.

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru