Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№5, Май 2006

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСЛАНИЕ - 2006

Круглый стол.

Виталий Третьяков

Константин Затулин

Александр Ципко

Константин Косачев

Вячеслав Володин

Олег Морозов

Александр Дугин

Надежда Арбатова

Александра Очирова

Владимир Плигин

Владимир Мединский

Александр Дынкин

Владимир Веселов

Дмитрий Орлов

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Валерий Тишков. Что провоцирует нетерпимость?

Павел Гусев. Язык вражды и язык диалога.

МНЕНИЯ

Митрополит Климент

Владимир Лукин

Александр Асмолов

Михаил Пономарев

Владимир Зорин

Рафгат Алтынбаев

Гасан Мирзоев

Владимир Мельников

Леонид Гусельников

Сергей Марков

Александр Игнатенко

Александр Брод

Евгений Прошечкин

Павел Суляндзига

Епископ Феофан

Владимир Захаров

Галина Маланичева

Алексей Чадаев

ДОСЬЕ

Рекомендации Общественной палаты РФ. О толерантности и противодействии экстремизму в российском обществе.

ДИСКУССИЯ

Николай Михайлов. Логика безопасности.

МНЕНИЯ

Сергей Григорьев

Алексей Кива

Максим Дианов

Александр Музафаров

Илья Колосов

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

На "Башне".

Вячеслав Иванов. Наш язык.

ДЕРЖАВА

Конкурс интеллектуальных проектов.

КРУГ ЧТЕНИЯ

Алексей Никонов. Что стоит страну построить?

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Для тех, кто не очень пристально следит за умонастроениями западной политической элиты, прозвучавший из Вильнюса резкий, в духе «холодной войны», выпад вице-президента США Чейни оказался неожиданным.

Однако разворот западной политики в отношении России готовился не один месяц. У нашей страны на Западе плохая пресса, и она ухудшается. В США вышел доклад влиятельного Совета по международным отношениям, поддержанный видными представителями обеих ведущих партий, главная идея которого – ужесточение политики в отношении России.

В конце апреле я присутствовал на Брюссельском форуме, собравшем политический бомонд Старого и Нового Света, где «жесткий разговор с Москвой» преподносился уже как сам собой разумеющийся. Форум, по идее посвященный трансатлантическим отношениям, почти исключительно критиковал Россию, и это отражало распространение антироссийского синдрома на европейскую почву.

Давненько непонимание между нами не было столь очевидным, мифологизированность представлений о России и ее политике – столь вопиющей, а последствия обострения отношений – столь мало предсказуемыми. Любые слова или действия Кремля, свидетельствующие о какой-либо самостоятельности позиции, вызывали скоординированный взрыв яростного недовольства.

Когда мы говорим о собственном пути продвижения к демократии, это объявляется авторитаризмом, а в последнее время – диктатурой. В этом Западу подпевают наши либералы, отодвинутые на обочину политической жизни. Когда Россия договаривается с Украиной, чтобы та платила за газ цену, близкую к рыночной (или вообще платила хоть что-то), это клеймится как «энергетический империализм», угрожающий безопасности Запада.

Попытка Москвы сформулировать национальные интересы, в том числе на постсоветском пространстве, объявляется «возрождением империализма». Здесь, как напомнила недавно Кондолиза Райс, интересы имеет Америка. В хоре, исполняющем «антиимпериалистическую» тему, все отчетливее звучат голоса не только Польши и прибалтийских государств, но также руководства Грузии и Украины, требующих в ускоренном порядке принять их в НАТО, дабы защититься от «российской экспансии». Похоже, Запад готов пойти навстречу «угнетаемым свободолюбивым народам» и уже осенью приоткрыть Украине и Грузии двери Североатлантического альянса, невзирая на очевидно негативные последствия такого шага для отношений с Москвой.

Почему обострение происходит именно сейчас? Непосредственные причины нужно искать в США, где, как сформулировал один крупный знаток американских реалий, любая политика является внутренней. Главное событие в Соединенных Штатах – кампания по выборам в конгресс, проходящая на фоне беспрецедентно низкой популярности республиканской администрации. Демократы атакуют широким фронтом внешнюю политику Буша, сделав одной из тем его якобы «мягкость» в отношении России. Республиканцам надо реагировать…

В огромную проблему для всех превратился Иран. Вашингтон, давя в этом вопросе на Москву, лоббирует свою сверхжесткую резолюцию, а заодно на случай неудачи антииранских действий готовит «козла отпущения», в роли которого выступит наша страна. Рост цен на бензин – еще одна головная боль республиканцев, и тут опять появляется Россия как зловещая угроза энергетической безопасности. И это притом, что она является самым надежным поставщиком энергии на планете на протяжении последнего полувека.

Полагаю также, что у антироссийской волны есть и еще один аспект, связанный с предстоящим саммитом «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Налицо желание чего-то добиться от России – например, нужного голосования по Ирану. А нам сейчас меньше всего хотелось бы омрачать разногласиями свое первое в истории председательствование в G-8.

Но сиюминутные причины антироссийского обострения не должны заслонять факторы более долговременные и фундаментальные. Критика России нарастает по мере того, как страна обретает уверенность в себе и своих силах. При всех наших проблемах, которые нам известны лучше, чем кому-либо, Россия давно (или никогда) не была в лучшей форме, чем сейчас. И давно ей так сильно не доставалось. Конечно, за рубежом есть основания для разочарований в развитии российского демократического процесса, как есть такие основания и у нас. Наша демократия юна и пока далека от совершенства (а где она близка?). Однако это не повод для возвращения к конфронтации. Тем более что мы уж точно не менее демократичны, чем другие постсоветские государства, в том числе и дружественные США, собравшиеся в Вильнюсе слушать Чейни. Поэтому уместнее вспомнить о Стратегии национальной безопасности США, где говорится о необходимости предотвращать образование центров силы, в перспективе способных бросить вызов американскому глобальному превосходству. Похоже, нам достается за обретаемую силу и самостоятельность.

Но чего хотят добиться давлением на Россию? Какой реакции ждут? Мы посыплем голову пеплом, согласимся со справедливостью критики и необходимостью вернуться в ельцинские времена? Откажемся от своих национальных интересов и признаем таковыми интересы американские? Нет, конечно. Ответ будет однозначным, и он уже прозвучал в Послании президента Федеральному Собранию. Чейни может занести на свой счет слова Владимира Путина: «Товарищ волк знает, кого кушать. Кушает и никого не слушает... Куда только девается весь пафос необходимости борьбы за права человека и демократию, когда речь заходит о необходимости реализовать собственные интересы? Здесь, оказывается, все возможно, нет никаких ограничений».

Мир еще далек от новой «холодной войны». Но когда в дело вступает логика эскалации напряженности, она способна завести Бог знает как далеко. Если в мифологической западной системе координат надо, скажем, защищать «миролюбивую, свободолюбивую и демократическую Грузию» от «агрессивной империалистической и авторитарной России», при том, что проблема права на жизнь национальных меньшинств (осетин и абхазцев) в этой системе координат отсутствует напрочь, существует опасность соскользнуть к войне, даже горячей.

Хотелось бы, чтобы западные друзья поскорее вернулись в деидеологизированную и демифологизированную реальность.

Хотя надежды на это немного...

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru