Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№8, Август 2006

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА: РОССИЯ И ЗАПАД

Юрий Лужков. Что им не нравится.

МНЕНИЯ

Андраник Мигранян

Евгений Примаков.

Виктор Кувалдин.

Митрополит Кирилл.

Владимир Платонов.

Владимир Познер.

Глеб Павловский.

Игорь Бунин.

Константин Затулин.

Александра Очирова.

Дмитрий Орлов.

Сергей Ознобищев.

Михаил Носов.

Эдуард Лозанский.

Валерий Тишков.

ПОВЕСТКА ДНЯ: РОССИЯ И ЯПОНИЯ

Дмитрий Тренин. Фактор стабильности в регионе.

Кэнсуке Эбата. Под ракетными траекториями.

Сергей Чугров. А пятого сценария нет.

Масахиро Ацуми. Вместе осваивать Дальний Восток.

Алексей Воскресенский. Большая Восточная Азия.

Евгений Гавриленков. На перепутье.

МНЕНИЯ

Сигэру Исиба.

Сигеки Хакамада.

Виталий Третьяков.

Виктор Павлятенко.

Евгений Кожокин.

Кодзи Какидзава.

Анатолий Клименко.

Василий Саплин.

Акио Кавато.

Тадамаса Фукиура.

Йосико Сакураи.

Анатолий Кошкин.

Масамори Сасэ.

ЭКСПЕРТИЗА

Вячеслав Никонов. Россия и Япония: к позитивной повестке дня.

ДИСКУССИЯ

Александр Ципко. Почвенники и либералы.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Семен Франк. Пушкин как политический мыслитель.

Александр Пушкин. Мысли на дороге.

КРУГ ЧТЕНИЯ

Вячеслав Никонов. Мэроощущение.

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

В центре внимания очередного номера «Стратегии России» – проблемы внешней политики, места России в мире. Стержнем международной политики прошедшего лета стал саммит «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.

Ожидание сопровождалось большими переживаниями. Однако эти переживания ограничивались в основном журналистскими и экспертными кругами, а также отдельными политиками – типа американского сенатора Джона Маккейна, предлагавшего исключить Россию из G-8 за неправильное поведение. Что касается Кремля, то меня поражало олимпийское спокойствие, которое там царило в преддверии, во время, до и после саммита. Москва явно не придавала саммиту значения больше, чем, скажем, празднованиям 300-летия Санкт-Петербурга или 60-летия Победы. Поэтому на вопрос о том, сбылись ли ожидания российского руководства от председательствования в «восьмерке», можно дать только положительный ответ. Хотя бы  потому, что ожидания никак нельзя было назвать завышенными.

Если от чего-то опасались неожиданностей, то не от самого саммита G-8, а от двухсторонней российско-американской встречи, учитывая вильнюсскую речь Ричарда Чейни и постоянное подзуживание со всех сторон президента Буша «жестко поставить вопрос о демократии в России». И, действительно, именно в отношениях с США таился, пожалуй, единственный негативный сюрприз. Американское аграрное лобби и предвыборные соображения атакуемой оппозицией и непопулярной республиканской администрации Буша не позволили состояться согласию Вашингтона на вступление России во Всемирную торговую организацию. Теперь это дело может здорово затянуться. Грузия уже открыла ящик Пандоры, заявив о намерении передоговариваться с Россией. Не исключаю, что примеру Тбилиси могут последовать и другие страны. А если Украина окажется в ВТО на минуту раньше нашей страны, то о членстве придется забыть – торговые переговоры с Киевом могут вестись вечно. Впрочем, в Москве не сильно переживают по поводу ВТО, поскольку не считают преимущества членства в этой организации доказанными. Единственными последствиями затяжки с американским решением пустить нас в ВТО могут стать неучастие «Шеврона» и «Конако-Филлипс» в освоении Штокмановского газового месторождения и покупка «Аэрофлотом» новой партии самолетов не у «Боинга», а  у европейского «Эйрбас».

А публичная часть обсуждения проблемы демократии в России обернулась фарсом. Присутствие аж двух первых  замов госсекретаря США на сборище ультранационалистской, ультракоммунистической и ультралиберальной партий (Лимонов–Анпилов–Касьянов) с общим рейтингом менее одного процента трудно отнести к осмысленным политическим шагам уважающей себя страны. Подачу президента Буша, предложившего брать пример с Ирака в построении демократии, мог бы приветствовать любой полемист, а тем более такой опытный, как Владимир Путин, который сразу же под бурные аплодисменты выразил сомнение в целесообразности для России  следовать иракской модели демократического развития.

Сама же встреча «восьмерки» была заслонена ливанской драмой, которая явно ускорила процесс принятия решений на саммите и сближения позиций по всему кругу обсуждавшихся вопросов. Буквально на глазах за два дня саммита сблизились взгляды на ближневосточный узел, что позволило принять общее заявление (которое, впрочем, могло быть  более предметным). Присутствие в одном месте  лидеров всех ключевых стран позволило впервые договориться о резолюции Совета Безопасности ООН по ракетным испытаниям Северной Кореи.

После саммита многие задавались вопросом: улучшил ли он имидж России и Путина? На мой взгляд, безусловно. Достаточно почитать западные газеты, тон которых сменился на куда более уважительный. Страна наша заявила о себе как о полноценном члене клуба серьезных держав. Но у вопроса есть и другая сторона. В принципе, имидж России и Путина в глобальном масштабе (если не брать узкий слой западных СМИ и политического класса) и без того гораздо лучше, чем у большинства наших партнеров  по G-8, да и у самой «восьмерки».

У этой организации устойчивая репутация «клуба жирных котов», собирающихся для обсуждения собственных проблем. Россия, на мой взгляд, внесла большой вклад в улучшение имиджа самой «большой восьмерки», развернув итоговые документы в сторону интересов не только наиболее развитых  стран, но и остального, менее удачного человечества. В области энергобезопасности речь шла не только о правах потребителей энергии, заинтересованных в увеличении добычи и максимальной либерализации рынка, но и производителей, которых  волнуют вопросы справедливой цены на невозобновляемые ресурсы, беспрепятственной  транспортировки и долгосрочных обязательств потребителей.  И такая наша постановка прошла. Документы по образованию и борьбе с эпидемиями тоже были развернуты в сторону менее развитых государств.

Размыванию образа замкнутого клуба способствовало  приглашение в Стрельну лидеров Китая, Индии, Бразилии, Мексики, ЮАР. После того, как Путин  и британский премьер Тони Блэр выступили за расширение «восьмерки», превращение ее в «девятку», «десятку» и т.д. становится вопросом времени, как бы ни сопротивлялись этому наши американские друзья, в принципе не любящие организации, которые они не  контролируют (а увеличение числа членов клуба такой контроль осложнит). Но делать вид, что в «восьмерке» собрались самые влиятельные сегодня государства – это проявлять неадекватность в оценке идущих в мире перемен.

Так что формат «восьмерки» сам скоро может стать историей по мере формирования все новых самостоятельных центров силы в условиях уже фактической многополярности.

 

Вячеслав Никонов

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru