Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№4, Апрель 2007

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Владимир Плигин. Русский проект.

АКТУАЛЬНО

Дмитрий Медведев. Человеческий капитал в стратегии национального развития.

Круглый стол

Дмитрий Медведев

Вячеслав Никонов

Александр Дынкин

Руслан Гринберг

Валерий Тишков

Игорь Бунин

Александр Рубинштейн

Виталий Третьяков

Ярослав Кузьминов

Анатолий Торкунов

Сергей Марков

Валерий Федоров

Евгений Ясин

Валерий Фадеев

ПОВЕСТКА ДНЯ: ВЫБОРЫ В АРМЕНИИ

Андраник Мигранян. Север или Запад?.

Вячеслав Никонов. Тест на разочарование.

Модест Колеров. Нет ответов на вопросы.

МНЕНИЯ

Александр Дзасохов

Александр Мкртчян

Константин Затулин

Сергей Марков

Седа Вермишева

Виктор Кривопусков

ГЛАВНАЯ ТЕМА: КОНКУРС "ДЕРЖАВА"

Евгений Бухвальд, Александр Трухов. Экономические основы гражданского общества.

Андрей Шаститко, Сергей Плаксин, Евгения Яковлева. Инвестиционный имидж России.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Николай Лосский. Славянофилы.

Константин Аксаков. О русском воззрении.

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

У мудрых китайцев существуют дефиниции для описания любой реальности. В последнее время политика Запада (в основном – США) по отношению к России определяется как стратегия «ослабления и сдерживания».

После распада СССР в Соединенных Штатах боролись две основных концепции выстраивания взаимодействия с нашей страной. Первая предполагала «вовлечение» («engagement») в мировую систему через развитие прагматичного сотрудничества на основе выявления сфер общих интересов. Вторая исходила из безнадежной порочности России как деспотичной и империалистической силы, а потому предлагала нас додавить, продолжая политику «холодной войны». Обе эти концепции, поочередно выходя на первый план, проявлялись в американской политике и при Ельцине, и при Путине вне зависимости от того, что происходило внутри России. После 11 сентября 2001 года доминировало «вовлечение». Сейчас вторая линия становится доминирующей, подтверждая правильности китайского вывода.

Уже в этом году в Вашингтоне принят ряд государственных решений и законов, сделан ряд официальных заявлений, демонстративно противоречащих важнейшим российским интересам или нацеленных на то, чтобы вызвать предсказуемую негативную реакцию в нашей стране. Год начался с обвинений России в проведении политики энергетического империализма в отношении Белоруссии в связи с переходом на рыночное  ценообразование, хотя до этого именно Запад настаивал на повышении цен на энергоносители для Минска. Министр обороны Гейтс обосновал необходимость резкого увеличения военных расходов США непредсказуемостью ситуации в Китае, России, Иране и Северной Корее, фактически впервые записав нас в «ось зла». Безусловно, антироссийский характер носило решение разместить компоненты американской национальной ПРО в Польше и Чехии. За этим последовало принятие Конгрессом США закона, уже подписанного Джорджем Бушем, и приеме в НАТО Украины и Грузии и выделение на это дело денег американских налогоплательщиков. То, что 2/3 украинцев и их парламент в НАТО не хотят, мало кого смущает. Теперь группа видных законодателей во главе с одним из лидеров президентской гонки Хиллари Клинтон предложили учредить государственную награду ветеранам «холодной войны».

На этом фоне повышенное внимание привлек и российский раздел ежегодного доклада Госдепа о состоянии демократии в мире. В нем не было ничего нового – приблизительно то же можно было прочесть и пять, и десять лет назад. Обращает на себя внимание не столько резкость оценок, сколько откровенность в изложении программы действий в России с заявкой на прямое вмешательство в политический и избирательный процесс, что, вообще-то, находится в известном противоречии с нашим законодательством, исключающим (как и в любой другой стране) иностранное участие в выборах. Говорится о программах и неправительственных организациях, которые будут напрямую финансироваться: потом любое противодействие этим программам будет подаваться как «покушение на демократию» по определению.

Одно из наиболее наглядных свидетельств политики «ослабления и сдерживания» – тотальная западная поддержка и пропагандистская раскрутка «марша несогласных». Информация о выступлении маргинальных российских оппозиционеров шла первой новостью по западным каналам, отодвигая теракты в Ираке, 200-тысячную демонстрацию в Турции. В данном случае речь не идет о «поддержке демократии». Ведь основную массовку «несогласных» в Москве и Питере составляют национал-большевики, откровенные неонацисты, не имеющие отношения к демократии, зато настроенные на борьбу с властью и не останавливающиеся перед прямым нарушением законов. Полторы сотни людей во главе с шахматистом Каспаровым перекрыли движение и маршировали в неразрешенном месте, за что и были оштрафованы на 1000 рублей.

Происходящее мне напоминает советские времена, когда наша пресса писала исключительно о деятельности коммунистов на Западе и о гонениях на них. Складывалось мнение о великой мощи коммунистов и отсутствии свободы на Западе. Потенциал «несогласных» в России не превышает возможностей Компартии США даже в годы ее расцвета. Когда столь открытая ставка делается на неонацистскую компоненту с почти нулевым  электоральным потенциалом, но готовую прибегать к силе за пределами права, то становится очевидно, что за нас «взялись».

Если до сих пор еще были сомнения в отношении попытки разыграть «оранжевый сценарий» в России в связи с предстоящими выборами, то сейчас никаких сомнений у меня лично нет. Попытки «вовлечения» России отброшены, готовится «смена режима». Насколько реальна такая угроза?

Вероятность осуществления на деле «оранжевой революции» представляется минимальной, для нее нет условий. Путин – не Кучма, он популярен, силен и не страдает отсутствием воли. Каспаров – не Ющенко, ни один из «несогласных» не имеет и двадцатой доли того рейтинга, который был у лидера украинской оппозиции. А прямая поддержка «несогласных» Вашингтоном – это не помощь, а поцелуй смерти, учитывая степень популярности США в глазах мирового общественного мнения и российских избирателей.

Революции не случится, но попытки дестабилизации будут продолжаться, провокации – нарастать (что и обещал Борис Березовский), а по имиджу России будут наноситься удары в глобальных медиа-сетях. К этому надо быть готовыми, а власти предстоит стать более толстокожей, чтобы нам не поменяли ее извне.

Россия экономически никогда не была в лучшей форме, россияне никогда не были в лучшем настроении за все время опросов общественного мнения: в последний год впервые больше половины населения считает, что страна движется в правильном направлении. Похоже, именно это многим и не нравится.

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru