Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№5, Май 2007

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Леонид Рошаль. Будьте "взаимно правильны"!

ГЛАВНАЯ ТЕМА: ЭКОЛОГИЯ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ

Владимир Захаров. Природа и люди как национальный капитал.

МНЕНИЯ

Анатолий Карпов

Ярослав Кузьминов

митрополит Климент

Александр Шохин

Андрей Корсин

Александра Очирова

Павел Гусев

Владимир Бондаренко

Павел Суляндзига

Сергей Сай

Юлий Губаев

Вячеслав Глазычев

Валентина Кириллина

Татьяна Алексеева

Татьяна Баравская

КАРТ-БЛАНШ

Николай Ковалев. Кто выиграл Куликовскую битву?

ПОВЕСТКА ДНЯ: КУЛЬТУРНАЯ СВОБОДА

Валерий Тишков. Идентичность и многообразие.

МНЕНИЯ

Наиль Биккенин

Игорь Круговых

Петр Гречко

Андраник Мигранян

Елена Башкирова

Александр Ципко

Александр Игнатенко

Ксения Боришполец

Алексей Кива

ДИСКУССИЯ

Григорий Томчин. Почему Россия - не Китай.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Юрий Кублановский. О публицистических мыслях.

Лев Тихомиров. Начала и концы. Либералы и террористы.

IN MEMORIA

Наиль Бариевич Биккенин

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

В общей кампании «полива» России, которая развернута в западных и  наших либеральных СМИ, одно из центральных мест занимает тема абсолютной неадекватности экономической политики России, где рост ВВП обеспечивается якобы исключительно за счет нефтегазового сектора при неразвитости всех остальных, в первую очередь, высоких технологий – high-tech. Россия растет только потому, что увеличиваются цены на нефть. Из этого часто делается и другой далеко идущий вывод: как и другие страны, где благополучие зиждется на огромных доходах от энергоресурсов и другого сырья, Россия не является и не может являться демократией. Обилие легких денег избавляет от необходимости реформ. В связи с этим Россию встраивают в один ряд с Саудовской Аравией, Кувейтом, Нигерией, Венесуэлой. На этой почве у нас развивается даже комплекс неполноценности. Но так ли все однозначно? Отнюдь.

Во-первых, во многом  ложна начальная посылка. Конечно, доля нефтегазового сектора в нашей экономике весьма велика. Особенно это относиться к экспорту, на 67 процентов состоящему из энергического сырья. От него в решающей степени зависит состояние золотовалютных резервов, стабилизационного фонда и профицита торгового баланса. Однако в общей структуре ВВП доля нефтегазового сектора вовсе не так велика, как многим кажется, и она сокращается. По прогнозу Минфина, на основе которого подготовлен бюджет на предстоящие три года, она уменьшится с 18,9 процента от ВВП в 2007 году до 14,9 процента в 2010-м. Если посмотреть на сектора экономики, демонстрирующие наиболее высокие темпы роста, то мы обнаружим среди них торговлю, строительство, телекоммуникации, банковский сектор и даже сельское хозяйство, а не энергетику. В тех 7 процентах прироста ВВП, которые были зафиксированы в прошлом году, на нефть и газ приходится меньше одного процента. Как отмечают  даже ведущие западные экономисты и инвестфонды, в России рост, в первую очередь, обеспечивается потребительским спросом.

Во-вторых, наши доходы от энергоносителей росли из-за увеличения цен на них, а в этом вины России нет никакой. Вопросы скорее к тем, кто воюет в Ираке, собирается бомбить Иран или дестабилизирует весь Ближний Восток, заставляя взлетать вверх нефтяные фьючерсы. «Энергетическая сверхдержава» – это не концепция будущего развития России, а факт жизни: мы производим и продаем энергии больше, чем Саудовская Аравия. Винить за это – как возмущаться климатом или полученным наследством.

В-третьих, высокие цены на энергию скорее вредят российскому росту, чем помогают. Ведь мы продаем за рубеж только треть производимых энергоносителей, а остальные потребляем сами. Увеличение мировых цен тянет вверх и внутренние, что наращивает производственные издержки для российских предприятий и сбивает темпы роста. Кроме того, приток нефтедолларов провоцирует инфляцию. Правительство вынуждено «стерилизовать» – изымать из экономики и рассовывать по кубышкам – все те средства, которые казна получает от цены на нефть выше 27 долларов за баррель. А сейчас она в районе 60 долларов. Несмотря на усилия  Минфина и Центробанка, рубль укрепляется, повышая цену нашей продукции и делая ее менее конкурентоспособной на внешнем рынке (голландская болезнь). Подсчитано, что рост российского ВВП был бы оптимальным при цене нефти в 30–40 долларов.

В-четвертых, нефтегазовый сектор сам по себе не является чем-то отсталым и доиндустриальным, чего следует стыдиться. В ХХI веке это одна из высокотехнологичных отраслей, использующая самые передовые  научные достижения и стимулирующая НИОКР в сотнях смежных областей знаний. Современная энергетика сама по себе high-tech.

Но, предположим, я не прав (хотя я прав), и мы являемся безнадежно сырьевой страной. Что из этого? В мире немало вполне достойных стран, львиную долю доходов которых составляют поступления от экспорта сырья и энергоносителей и которые не испытывают из-за этого абсолютно никаких комплексов. Назову Канаду, Австралию, Норвегию. Не комплексуют исландцы, живущие за счет рыбы, датчане, живущие аграрной экономикой. Важно, не где берется основной доход, а как он перераспределяется в другие области и работает на благосостояние людей.

Кстати, названные страны опровергают мнение о невозможности развития демократии в странах с сырьевой экономикой, как и об обратной зависимости между ценами на нефть и зрелостью демократических институтов. Даже сами Соединенные Штаты являются крупнейшим производителем нефти в мире, а еще несколько десятилетий назад доля этого сектора в структуре американской экономики нечем не отличалась от современной российской. Проблемы с американской демократией в последнее время отмечают все правозащитные организации, но ни одна из них не связывает их с ростом цен на нефть. Замечу также, что, в отличие от Запада, гораздо больше россиян (в соотношении 22:5) считают правление Владимира Путина, пришедшееся на период высоких цен, более демократичным, чем Бориса Ельцина, с которым страна с прискорбием простилась в конце апреля.

Все сказанное выше вовсе не означает, что перед Россией не стоит задача масштабной структурной перестройки экономики, увеличения сектора высокотехнологичной продукции, реализации озвученных в Послании президента Федеральному Собранию проектов по развитию аэрокосмической промышленности, атомной энергетики, судостроения и т.д. Необходимо дальнейшее систематическое наращивание государственных и частных инвестиций в инфрастуктуру, человеческий капитал, экономику знаний, в создаваемые наукограды. Но вот чего точно не нужно делать, так это комплексовать или ставить крест на российской демократии.

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru