Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№2, Февраль 2008

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Александр Торшин. Когда память возвращается.

ПОВЕСТКА ДНЯ

Евгений Федоров. Эффективное государство в глобальном мире.

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Доклад Общественной палаты РФ. Культура и будущее России. Новый взгляд.

МНЕНИЯ

Александр Калягин

Александр Соколов

Епископ Лонгин

Даниил Дондурей

Роза Туфетулова

Борис Сорочкин

АКТУАЛЬНО

Виктор Дибердеев. Крепка семья - крепка держава.

КАРТ-БЛАНШ

Василий Лихачев. Россия и международно-правовое сообщество.

Конкурс

Положение по проведению Всероссийского конкурса интеллектуальных проектов "ДЕРЖАВА", 2008 г.

Сергей Годованый. Полноценная семья как национальный проект.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Сергей Булгаков. Неотшлифованный самородок.

Константин Леонтьев. Грамотность и народность.

КРУГ ЧТЕНИЯ

Наталья Евтихевич. Формула гравитации.

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Выход в свет юбилейного, пятидесятого номера журнала «Стратегия Россия» совпал по времени с избранием нового президента Российской Федерации.

В ходе избирательной кампании Дмитрий Медведев произнес несколько развернутых речей, обозначающих контуры его будущего президентства. Уже сейчас можно говорить о набросках «доктрины Медведева», о его фирменных идеях и индивидуальном стиле.

В принципе, чтобы победить на выборах, ему не нужно было демонстрировать новизну, хватило бы уверений в преемственности «плану Путина». Тем более что сам этот план уже отлит в строчки трехлетнего бюджета и по факту будет реализовываться. Но так же очевидно, что Медведев – не двойник Владимира Путина. И жизненный путь у них разный. Так, на стиль Медведева накладывает серьезный отпечаток его преподавательское прошлое – он склонен более детально объяснять свои идеи аудитории и снисходительно относиться к ее несовершенству.

Главное в «доктрине Медведева» – антиреволюционность. Он не сторонник резких реформ и политических загогулин. Революций на жизни нашего поколения россиян хватило. Стране еще повезло, она чудом прошла по краю пропасти в 1990-е годы, встала на восходящую траекторию развития, и теперь главное, что ей требуется, – пара десятилетий спокойного, поступательного, не судьбоносного развития. К сожалению, за весь прошедший век у нас таких десятилетий не было – и нам не давали жить спокойно, и мы всегда успешно умели создавать неприятности на собственную голову. При сохранении нынешних экономических трендов (а для этого, как считают ведущие мировые эксперты, есть все предпосылки), за 15–20 лет мы станем пятой экономикой в мире, а по уровню жизни на душу населения перегоним Францию. Это – абсолютно реально.

«Медвеномика» – экономическая концепция Медведева – инкорпорирует все основные компоненты «путиномики» – особые экономические зоны, инвестиционный фонд, крупные инфраструктурные проекты, оптимизацию налогов, развитие финансового рынка. Но прозвучали и новые акценты, из которых я бы выделил повышение качества экономического роста, снижение технологической зависимости от развитых стран и агрессивную поддержку экспорта. Примечательны и некоторые из предложенных инструментов реализации этой цели: предоставление кредитов государственными институтами развития под закупку и продвижение отечественной технологичной продукции; приобретение зарубежных высокотехнологичных предприятий, тем более, что цены на них в условиях начинающейся рецессии на Западе будут падать.

В чем ключ к успешному развитию страны? Борис Ельцин, как мы помним, говорил о демократии и рынке. Сегодня против них не спорит никто, даже Геннадий Зюганов. Путин, особенно на первых порах, делал упор на восстановлении управляемости страной и экономическом росте. Сейчас эти проблемы во многом решены. Медведев, не отвергая приоритетов предшественников, на первый план выдвигает наращивание человеческого капитала и создание цивилизованной правовой среды. Человеческое измерение политики – фирменный конек Медведева. Говоря о 1990-х, он скорбит не столько о геополитических потерях, сколько о человеческих трагедиях – от нищеты и возросшей смертности до не родившихся жизней. Свою сегодняшнюю главную задачу – национальные проекты – он рассматривает как способ повышения качества жизни людей, их востребованности в мире XXI века. Юрист по образованию и призванию, Медведев подчеркивает необходимость преодоления многовековой традиции правового нигилизма, без чего развитие демократических институтов (к этой теме он обращается чаще, чем Путин) будет немыслимо.

Медведев – первый постсоветский лидер, который столь прямо и объемно заговорил об идентичности и национальной идее. Ельцин и Путин ставили эти проблемы скорее в форме вопроса, Медведев пытается предложить ответы. Он назвал основные принципы государственной политики, которые вполне могут претендовать на роль краеугольных камней национальной идеологии. Это – свобода и справедливость, гражданское достоинство, благосостояние и социальная ответственность государства. Вполне достойный набор, явно актуальнее самодержавия, православия, народности или коммунизма – светлого будущего всего человечества.

Совершенно определенный ответ дал Медведев на вопрос о месте России в мире. Он заявил, что Россия останется среди тех немногих стран в мире, которые способны и будут вести собственную внешнеполитическую игру. Есть государства, которые следуют в кильватере более сильных. Есть страны, научившиеся следовать коллективным решениям, как в Евросоюзе. Россия остается самостоятельным центром силы, сохраняющим суверенитет во внутренних и международных делах. Наращивая свои экономические, политические, военные возможности, наша страна закрепляется в высших строчках мировой табели о рангах. Мы слишком большие, что следовать за кем-то; и нас не будет, если мы не станем сильными.

Много споров о том, является ли Медведев либералом? На мой взгляд, нет. Либералами у нас долгое время принято было называть сторонников демократии и рынка. Но сейчас, как мы выяснили, у них противники отсутствуют. О либерализме в России заговорили тогда, когда в Европе он почти исчез. Обратите внимание, ни в одной европейской стране нет влиятельной либеральной партии, везде спор идет между социалистами и социал-демократами, с одной стороны, и консерваторами или христианскими демократами, с другой. Либерализм перестал быть модным. Он отрицает то, что вновь стали признавать значимым, прежде всего, национальные традиции, моральные и семейные ценности, веру, сильное государство. Медведев ничего этого вовсе не отрицает, наоборот, поддерживает.

Приверженность принципам эволюционного развития, свободного рынка, демократии, сильной государственности, суверенитета, традиционализма делает лидера президентской гонки вовсе не либералом. «Доктрина Медведева» консервативна, и это отрадно. России надо дать спокойно и органично развиваться. А большинство великих политиков мира за последний век были как раз консерваторами, а не либералами.

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru