Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№5, Май 2008

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОВЕСТКА ДНЯ

Борис Грызлов. Партия гарантирует уверенное развитие страны.

ГЛАВНАЯ ТЕМА: РОССИЯ и ЯПОНИЯ

Александр Дынкин. Логика рынка.

Укэру Магосаки. Размышления перед саммитом.

Анатолий Кошкин. Партнерство в условиях смены руководства.

Сигэки Хакамада. Проблемы России: взгляд из Японии.

Дмитрий Тренин. Новый Запад.

Томохидэ Мураи. Война и мир в Восточной Азии.

Евгений Гавриленков. Экономика: модели роста.

Масуми Мотомура. Нефть и газ.

Евгений Кожокин. "Концерт держав".

Георгий Толорая. Ядерная карта и поиск компромиссов.

Тадамаса Фукиура. Достоевский по-японски.

Лиана Арешидзе. Язык - индикатор отношений.

АКТУАЛЬНО: РЕЙДЕРСТВО - УГРОЗА ЭКОНОМИКЕ

Павел Астахов. Давать законный отпор.

МНЕНИЯ

Павел Топоров

Олег Середенко

Вячеслав Гриб

Владимир Поневежский

Сергей Назаркин

Николай Гетман

КАРТ-БЛАНШ

Юрий Шувалов. О внутрипартийной дискуссии.

Алексей Бирюков. Духовные основы "мягкой мощи".

Конкурс "ДЕРЖАВА"

Юрий Козин. Город без дымовых труб.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Николай Павленко. Императрица Екатерина Вторая.

Екатерина Вторая Романова. Мысли из особой тетради.

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Инаугурация Дмитрия Медведева и утверждение уже на следующий день Владимира Путина Председателем правительства вызвали немало суждений о возникновении якобы ситуации двоевластия, беспрецедентной для российской политической практики. Премьер по своему политическому весу не уступает президенту, что делает неизбежным конфликт властей. Хотел бы со всей ответственностью заметить: никакого двоевластия у нас не появилось, и ситуация имеет многочисленные прецеденты.

Классическое двоевластие существовало только однажды – в  1917 году. После низложения Николая II исполнительную и законодательную власть приняло на себя Временное правительство, никем, по сути, не выбранное, не озаботившееся собственной легитимизацией даже со стороны Государственной Думы. С правительством немедленно столкнулись самопровозглашенные параллельные органы прямого народоправства в лице Советов, состоявшие из активистов социалистических партий, которые представляли, в лучшем случае, какое-либо предприятие или воинскую часть, но часто себя лично. В стране отсутствовало конституционное или иное правовое поле, поскольку все решения по устройству государства и власти были отложены до Учредительного собрания, которое так никогда и не приступило к работе. В результате схватка властей, выражавших нередко диаметрально противоположные социальные интересы, приобрела открытые и всеобъемлющие формы и закончилась победой Советов после их массовой большевизации.  Результатом  была  диктатура  пролетариата  длинной  в  три  четверти века.

А теперь скажите, что общего в нынешней ситуации у российской власти с подобным двоевластием? Ничего. Все ветви власти избраны или сформированы в соответствии с конституционными нормами, они не противостоят друг другу. А между Медведевым и Путиным – дружеские отношения. Попытки «развести» двух лидеров, несомненно, будут. Но даже если между ними возникнут разногласия, мы о них не узнаем. Не те это люди, чтобы делать свои отношения достоянием гласности.

Государственный калибр Путина, учитывая его опыт, рейтинг, лидерство в «Единой России», велик, но это не делает его уникальным в ряду российских премьеров. Было немало случаев, когда политический вес главы правительства не уступал весу главы государства или даже превосходил его. Более того, государственная система функционировала лучше, когда дело обстояло именно так – и в Российской империи, и в Советском Союзе, во многом воспроизведшем ее государственную модель, и в современной России, сохраняющей традиционные черты отечественной власти.

Правительство в современном смысле появилось у нас в 1905 году и сразу зарекомендовало себя очень эффективным и влиятельным игроком под руководством таких сильных председателей, как Сергей Витте и Петр Столыпин. При более слабых премьерах – Горемыкине, Штюрмере, Голицыне качество государственного управления заметно падало. Множество примеров сильных премьерств дает и советская история. Глава правительства Владимир Ленин был более влиятелен, чем глава государства Яков Свердлов. Весьма широкими полномочиями располагали премьеры Вячеслав Молотов и Иосиф Сталин во времена «президентства» Михаила Калинина. Мощным председателем правительства был Алексей Косыгин, которому по праву приписывали многие достижения брежневской эпохи. А когда реально заработал государственный механизм во времена Бориса Ельцина? При премьерах Евгении Примакове и Владимире Путине.

Путин будет очень сильным Председателем правительства, гораздо сильнее себя образца 1999 года. Но это не значит, что в результате Медведев окажется слабым президентом. Дмитрий Анатольевич, подкрепленный Владимиром Владимировичем, является более влиятельным лидером, чем не подкрепленный. Теперь недруги главы государства знают, что им придется иметь дело еще и с Путиным, что автоматически уменьшает количество недругов.

Кроме того, наша Конституция не предусматривает слабого президентства. Глава государства в России – гарант Конституции, прав и свобод граждан, Верховный главнокомандующий. Он обеспечивает согласованное функционирование органов власти, определяет основные направления внутренней и внешней политики, представляет РФ внутри страны и в международных отношениях. Президент с согласия Думы назначает премьера, вице-премьеров и министров, главу Центрального банка и увольняет их. Он представляет к назначению в Совет Федерации кандидатуры судей Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов, Генерального прокурора, назначает судей других федеральных судов. Глава государства формирует и возглавляет Совет безопасности, формирует Администрацию Президента, назначает и освобождает от должности полпредов, высшее командование Вооруженных сил, послов. Он может в предусмотренных Конституциях случаях распустить Госдуму, ввести военное и чрезвычайное положение, приостанавливать действие решений органов исполнительной власти регионов, если они противоречат Основному закону. И это далеко не полный перечень президентских прерогатив. Если не вспоминать о падишахах, царях, диктаторах и генсеках, ни у кого в мире нет такого обширного набора конституционных полномочий.

Слабое президентство в России невозможно по определению. Властный и популярный  президент,   работающий   в   связке   с   властным   и   популярным премьером случай, действительно, достаточно уникальный. Но ведь в сильном государстве так и должно быть.

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru