Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№6, Июнь 2008

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Светлана Журова И участие, и победа

АКТУАЛЬНО

Андрей Кокошин Место под солнцем

ПОВЕСТКА ДНЯ: СРЕДНИЙ КЛАСС

Михаил Тарусин Глубина благосостояния

МНЕНИЯ

Валерий Фадеев

Эльдар Габдрахманов

Александра Очирова

Вячеслав Рысаков

Андрей Мелехин

Пшикан Таов

Оксана Гаман-Голутвина

Евгений Юрьев

Андрей Дементьев

Наталья Григорьева

Петр Шелищ

Вячеслав Бобков

ЭКСПЕРТИЗА

Андрей Зверев Экономическая инновационная политика России

КАРТ-БЛАНШ

Виктор Кувалдин Зона конфликтов: Ближний и Средний Восток

ДИСКУССИЯ

Николай Злобин Мировой порядок как мировой экспромт

КОНКУРС "ДЕРЖАВА"

Положение о проведении конкурса

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Петр Дурново Грядущая война и судьба России

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Кто-то смотрит конкурс «Евровидение», чтобы насладиться новинками поп-музыки. Аналитиков же интересует голосование за тех или иных исполнителей, которое на практике все больше в последние годы превращается в голосование за ту или иную страну.

Почитаешь западные газеты: имидж России – хуже некуда. А вот на «Евровидении» мы все чаще в призерах. И дело не только в исполнителях или репертуаре, хотя вовсе не хочу принизить заслуги Димы Билана и его звездной команды, принесших России первое в истории «золото» в престижном европейском конкурсе. Победителя выбирают простые люди из всех стран Европы, которые часто голосуют за «своих» (скандинавы или страны бывшей Югославии – друг за друга, ирландцы – за англичан, молдаване – за румын). Тем более примечательно, что Россия выиграла этот конкурс симпатий простых людей Европы. Заметьте, Россия была впереди там, где много русских, и там, где нас хорошо знают. Почему же раньше мы не побеждали? Не в последнюю очередь потому, что раньше сами русские, оказавшись на чужбине, не всегда испытывали к своей Родине позитивные чувства. И потому, что соседи были о нас худшего мнения.

Еще в 1990-е годы многие эмигранты из нашей страны  стыдились своей русскости, в мире стремительно сокращалось количество людей, изучающих русский язык, в некоторых странах националисты даже жгли книги на русском. Ситуация  меняется на глазах. Я это вижу как исполнительный директор Фонда «Русский мир».

В Болгарии на XI Конгрессе Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы перед полуторатысячной аудиторией из 75 стран премьер-министр этой страны Сергей Станишев (выпускник МГУ) поведал, что после распада социалистического лагеря русский язык был 14-м по количеству изучавших его школьников. Теперь – второй. В Польше в 1990-е русский выжигали из учебных заведений каленым железом. Теперь там большой неудовлетворенный спрос на преподавание русского: без его знания невозможно найти достойную работу, особенно в сфере бизнеса. Ведь основной бизнес на востоке – в Прибалтике, Украине, Белоруссии, России. Здесь без русского языка никак. И так во всех восточноевропейских странах, где элиты порой занимают  весьма жесткие антироссийские позиции.

В странах Европейского Союза, как выяснилось, русских уже 10 миллионов – это самое большое национальное меньшинство. Причем такое меньшинство, которое только сейчас впервые начинает сплачиваться, осознавая и защищая свои права. В этом я имел возможность недавно убедиться на конференции в Люксембурге, где с представителями русских диаспор европейских стран делились опытом защиты своих интересов руководители других организаций меньшинств: итальянцев в Бельгии, поляков  в Голландии, цыган в Великобритании, турков в Германии. Русским  есть, чему поучиться и есть, что защищать, особенно в Латвии и Эстонии.

Причем, русские в современном мире – далеко не только те, в чьих жилах течет русская кровь. Это не только этнос. Хорошей иллюстрацией был, например, всегерманский русский конгресс в Кельне, где этнических русских присутствовало не так много. Зато было много немцев из Поволжья и Казахстана, евреев, украинцев, кавказцев. В Германии они ощущают свою русскость куда больше, чем когда жили в едином СССР. Русский мир сегодня полиэтничен, поликонфессионален. Он даже может не говорить по-русски, как не говорит четвертое поколение эмигрантов, скажем, во Франции.

Русский язык реабилитируется на пространстве бывшего Советского Союза. Пример Украины, где его пока еще прессуют, скорее, исключение. Наши исследования выявляют резко возросшее желание изучать русский, особенно в Молдове, Армении, Узбекистане, Киргизии, Таджикистане. Оно никогда не ослабевало в Белоруссии и Казахстане. В развитых странах Запада после лавинообразного спада интереса к России в 1990-е годы вновь заметно увеличивается количество студентов и школьников, изучающих нашу страну и русский язык.

Фонд «Русский мир» получает множество заявок на открытие центров изучения русского языка, истории, культуры, причем из самых, казалось бы, неожиданных мест: Макао, Кабул, Дубай, Монтевидео. Я уж не говорю о традиционных центрах русистики, которые существуют повсеместно от Новой Зеландии до Аляски.

Я мог бы и дальше приводить десятки и сотни примеров начинающегося собирания русского мира, роста интереса и доверия к России. Разорванный в XX веке войнами, репрессиями, распадами страны, русский мир вновь начинает сознавать себя как общность, на сей раз – трансграничной. И мы вновь интересны для окружающих.

И это – одно из следствий подъема России. Мы твердо встали на ноги. Главное, сами себя стали уважать. И к России сразу пришли победы. И в экономике. И в спорте. И на эстраде.

А русские – к какой бы национальности и вере они ни принадлежали – начали все больше сознавать свою общность друг с другом и с Отечеством.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru