Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№7, Июль 2008

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА: КОРРУПЦИЯ - УГРОЗА БУДУЩЕМУ

Владимир Васильев "Гражданский контроль" и гражданская пресса

Андрей Исаев Болезнь и лекарство

МНЕНИЯ

Александр Хинштейн

Владимир Гамза

Татьяна Яковлева

Дмитрий Вяткин

Юрий Свердлов

Александр Коган

Дмитрий Савельев

ПОВЕСТКА ДНЯ

Вадим Густов Последовательная и прозрачная политика

Петр Яицкий Вопросы по форме и содержанию

Николай Макаров Что деформирует рынок труда

Владимир Каланда Лицом к проблеме

МНЕНИЯ

Николай Курдюмов

Людмила Голотюк

Виктор Семенов

Олег Королев

Александр Назаров

Решение выездного заседания Комитета Совета Федерации по делам СНГ

АКТУАЛЬНО

Владимир Пучков Чтобы добро не стало дымом

ЭКСПЕРТИЗА

Владимир Лутовинов Национальная безопасность и патриотизм

ДИСКУССИЯ

Владимир Холопов Гладко было на бумаге...

КАРТ-БЛАНШ

Александр Сизоненко Лицо друга

Конкурс

Дмитрий Дронов Стать хозяином земли

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Семен Венгеров Николай Семенович Лесков

Николай Лесков "Сим воспрещается..."

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Как и предусмотрено Конституцией, президент Дмитрий Медведев взял под свой плотный контроль внешнюю политику страны. Это подтверждают программное выступление 5 июня в Берлине, успешный дебют на саммитах Россия ЕС и «большой восьмерки». Медведев выступил перед руководством дипкорпуса и подписал «Концепцию внешней политики Российской Федерации». Доктринальные основы политики страны на международной арене определены весьма отчетливо, и уже есть основания говорить о фирменном медведевском внешнеполитическом стиле.

Что отличало предыдущие внешнеполитические концепции, помимо потрясающего многословия? В годы горбачевской перестройки доктрина содержала описание несовершенств мира, которому противопоставлялся некий идеальный порядок. К нему то и предлагалось стремиться. В итоге стремились мы одни, что привело к огромному количеству односторонних шагов по сдаче собственных позиций. Нам за это не сказали даже спасибо. В 1990е годы наши желания слиться с Западом и мольбы о помощи удивительным образом сочетались в концепциях с имперскими комплексами, снобизмом в отношении соседей и опасением безумного количества вызовов и врагов. За каждой строкой сквозили нескрываемая обида за обманутые надежды и катастрофические ожидания от ощущения собственной беспомощности. У внешнего мира все это вызывало чувство брезгливости.

В «Концепции…» Россия ни у кого и ничего не просит, кроме, пожалуй, соблюдения норм международного права и заключенных соглашений. Мы ни на кого не обижаемся, на обиженных воду возят. У России уже давно нет никаких иллюзий в отношении партнеров — близких и не очень. Всем понятно, чего и от кого ждать. Мир нужно воспринимать таким, какой он есть, а не таким, каким мы хотели бы его видеть. «Живи сам и дай жить другим», — предлагает Москва.

Россия не сколачивает военных блоков и не создает систему международных балансов. В доктрине Медведева вообще отсутствует элемент враждебности. Президент предлагает «без конфронтационности отстаивать наши национальные интересы как самостоятельно, так и вместе с партнерами, готовыми к коллективным действиям… России не нужны хаос и неопределенность в современном мире… Мы открыты к спокойному, честному разговору на любые темы на основе взаимности». В концепции и в выступлениях президента у России отсутствуют враги и противники, что отражает не столько реальность, сколько стилистику современного постмодерна. Мир постмодерна и российской внешней политики населен друзьями, но мы прекрасно понимаем степень надежности того или иного друга или «друга». Понимаем, что и те реальности, о которых в прошлом году Владимир Путин говорил в Мюнхене, тоже никуда не испарились.

Сегодняшняя, окрепшая и поумневшая Россия претендует на то, чтобы участвовать не только в реализации международной повестки дня, но и в ее формировании. Не прося помощи и не стремясь получить что то взамен, мы сами предлагаем помощь и сотрудничество остальному человечеству. «Призываем совместно решать самые разные задачи, — подчеркивал Медведев в МИДе, — в том числе в области безопасности, преодолевать острые про блемы бедности, дефицита продовольствия, бороться с инфекционными за болеваниями, повышать энергоэффективность, добиваться финансовой стабильности и, разумеется, объединять усилия в деле предотвращения любых вооруженных конфликтов». И сейчас мало у кого в мире могут быть сомнения в способности России внести осязаемый вклад в решение всех этих проблем. Как и в нашу способность в обозримой перспективе стать крупным финансовым центром мирового значения.

Визитной карточкой внешней политики Медведева становится постоянное обращение к теме верховенства международного права, которое в последние годы попиралось неоднократно и с особым цинизмом группой наших друзей. В центре новой международной системы, где на смену искусственной биполярности приходит естественная полицентричность, Медведев видит Организацию Объединенных Наций — как единственную до сих пор созданную человечеством систему поддержания глобальной безопасности (при всех недостатках ООН и признании необходимости ее реформирования).

СНГ осталось безусловным приоритетом. Явно повышается значение формата БРИКс — диалога между самыми динамичными государствами планеты(Бразилия, Россия, Индия, Китай). Западное направление по прежнему исключительно важно. При этом Медведев остудил ожидания на прозападный крен, заявив в Берлине, что «текущие разногласия с Россией трактуются многими на Западе с позиций необходимости подтянуть просто российские подходы к западным. Но нам не нужно, чтобы нас таким образом «обнимали». Президент пред лагает создавать новую европейскую архитектуру, основанную на общих ценностях, общих правовых истоках (римское, германское, французское право); на подлинном единстве Европы, без разделительных линий, путем равноправного взаимодействия России, ЕС и США; на договоре с Европейским Союзом о стратегическом партнерстве. От чего Медведев предостерегает наших западных партнеров, так это от стремления обеспечивать свою безопасность за счет безопасности нашей страны (сюда, безусловно, укладывается включение Украины и Грузии в НАТО) и от военной несдержанности.

Россия больше не обижается, она сосредоточивается. В основном, уже сосредоточилась. За нашей дипломатией стоит сила. Спокойная сила.

Вячеслав Никонов

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru