Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№9, Сентябрь 2008

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОВЕСТКА ДНЯ

Дмитрий Медведев Мы пережили момент истины

Владимир Путин Агрессор должен быть наказан

АКТУАЛЬНО

Леонид Григорьев, Марсель Салихов Конфликт в Закавказье: война против развития

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Юрий Шувалов Наши партийные проекты

Андрей Исаев Пока в товарищах согласья нет

МНЕНИЯ

Андрей Макаров

Андрей Кокошин

Ольга Борзова

Лилия Пепеляева

Юрий Сентюрин

Александр Коган

Сергей Попов

Александр Хазин

Георгий Рябых

Юрий Свердлов

Ирина Яровая

КАФЕДРА

Игорь Щеголев Информация как среда обитания

ДИСКУССИЯ

Владимир Лутовинов Военная концепция: доктрина и стратегия

РУССКИЙ МИР

Марк Неймарк Имидж или репутация

Конкурс "ДЕРЖАВА"

Владимир Круглов Кризис фондовых рынков

Николай Переяслов Комитет социальной справедливости

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Алексей Салмин Кое-что о времени

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Одним из главных следствий войны в Южной Осетии явилось беспрецедентное оживление дискуссий в России по внешнеполитическим и военно-стратегическим вопросам. Причем самое непосредственное участие в них принимают не только эксперты и дипломаты, но и первые лица государства – президент и премьер-министр – посвятившие в последние несколько недель международной проблематике гораздо больше внимания и слов, чем за многие годы до 8 августа. Еще более примечательно, что внешняя политика стала предметом самого пристального внимания того «расширенного правительства», коим все последние годы у нас является Государственный Совет. Именно не его заседании – в открытой и, особенно, в закрытой части выступления Дмитрия Медведева, а также в последующей дискуссии с участием силовых министров и ключевых губернаторов – прозвучали наиболее существенные для российской геополитики выводы. Внешняя политика поистине стала делом «всей Земли».

Главное – Россия крайне разочарована результатами партнерства с западными странами, которые практически единодушно встали на сторону агрессора, убивавшего сотни наших граждан. Медведев на встрече с участниками «Валдайского клуба» говорил об окончательном избавлении от иллюзий. Владимир Путин, отдав должное игравшей в унисон пропагандистской машине Запада, заявил, что улучшение отношений это то, чего теперь должны постараться добиться наши западные партнеры.

Это вовсе не значит, что Россия настроена на конфронтацию. Нам она точно не нужна. Все наши прежние предложения – и о создании новой, всеобъемлющей системы европейской безопасности, и о совместной работе над модификацией ДОВСЕ, и о сотрудничестве по борьбе с распространением оружия массового поражения и с терроризмом, и по вопросам Афганистана, Северной Кореи, Ирака, Ирана и т.д. – по-прежнему на столе. Но новая ситуация означает, что Запад уже не может рассчитывать на автоматизм партнерства. Его не будет, если к России и ее жизненно важным интересам будет проявляться такое же неуважение, как до сих пор. Однако пока не похоже, чтобы позиция западных стран – прежде всего, Соединенных Штатов, - все больше смахивающая на старую политику сдерживания, смягчалась. Напротив, самый серьезный за многие десятилетия вызов российской безопасности – прием в НАТО Украины и Грузии – вновь встает в повестку дня. Кстати, Медведев подтвердил, что этот вызов носит для нас экзистенциальный характер.

Встречаясь со столь очевидными проблемами на западном направлении, которому во все постсоветские годы уделялось основное внимание, Россия в соответствии с классической политической теорией начинает увеличивать свою стратегическую глубину по всем остальным направлениям. Мы вновь вынужденно становимся глобальным игроком, который ускоренно проводит ревизию всех своих геополитических заделов, реанимирует старые и укрепляет новые партнерские связи, на которые обращалось мало внимания в предыдущие годы – по причине нашей слабости или из-за опасений выпасть из западных рамок политкорректности.

В первую очередь, стратегическая глубина наращивается на постсоветском пространстве, в южном и восточном направлениях. О чем уже договорились после 8 августа? Усилена военная составляющая Союза России и Белоруссии, в частности, в сфере функционирования совместной ПРО. Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), долго искавшая свою миссию, на своем саммите, поддержав Россию, одобрила 16 новых соглашений, превращающих ее в полноценный военно-политический блок. Шанхайская организация сотрудничества, также поддержав Россию, помимо прочего, приняла решение о создании экспертной группы по расширению ШОС. Москва, еще недавно весьма осторожно относившаяся к заявкам Индии, Пакистана, Ирана и Монголии на членство, теперь гораздо более расположена к тому, чтобы пойти им навстречу.

Заявлено о стремлении осуществлять дальнейшее сближение с мусульманским миром. Весьма интересным в свете последних событий выглядит подзабытое предложение о пакте стабильности для Южного Кавказа, с которым вновь выступила Турция – кстати, единственная страна НАТО, занявшая почти пророссийскую позицию. Интерес к пакту проявил и Иран, традиционно выступавший одним из гарантов баланса сил в этом регионе, в последнее время сближающийся с Анкарой. Одновременно достигнутые не без помощи Москвы договоренности Армении с Тегераном о развитии железнодорожного сообщения и начало армяно-турецкого примирения заметно укрепляют стратегические тылы Еревана, главного союзника России в Закавказье.

Новое, интересное звучание приобретает диалог в формате БРИК - наиболее динамично развивающихся государств планеты – Бразилии, России, Индии, Китая. Впервые за все постсоветские годы Россия обозначает свое военное присутствие в Западном полушарии. Два Ту-160 в Венесуэле и предстоящие маневры неподалеку от ее берегов кораблей Северного флота напоминают об уместности постановки вопроса: если американские корабли с крылатыми ракетами на борту считают в порядке вещей заходить в Батуми и Севастополь, то сколько бы можем это терпеть? И, наверное, не случайно, что первое признание независимости Южной Осетии и Абхазии пришло с американского континента – из Никарагуа.

Очень похоже, Россия вернулась в большую игру, от которой ее отстранили после распада СССР. Событие важное, требующее, учитывая наши слабости, в первую очередь, очень собранной и изобретательной политики. А для этого необходим внешнеполитический механизм, не уступающий аналогам ведущих держав, играющих роль самостоятельных центров силы в складывающемся многополярном мире.

Вячеслав Никонов

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru