Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№12, Декабрь 2008

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АКТУАЛЬНО: Обществу — конструктивную повестку дня

Дмитрий Медведев Обеспечить условия дальнейшего роста

Владимир Путин Россия не откажется от стратегического развития

Борис Грызлов От партии ждут генерации идей

ГЛАВНАЯ ТЕМА: Русский язык в международном общении

Максим Кронгауз Народу — народную грамматику

Евгений Юрков Язык без культуры мертв

Элеонора Сулейменова Наш общий капитал

МНЕНИЯ

Вера Степаненко

Маргина Блейль

Юрий Златопольский

Мирсахиб Кучай

Виктория Либин-Левав

Элен Метлов

Мехринисо Нагзибекова

Садуллоджон Негматов

Хелена Плес

Светлана Соколова

Елизавета Хамраева

Мартин Хоффман

КАФЕДРА

Андрей Рябов После коммунизма: российские особенности

КОНКУРС «ДЕРЖАВА»

Победители названы

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Граф С.Ю.Витте По поводу национализма

IN MEMORIA

Алексий II, патриарх Московский и всея Руси

Олег Емельянович Кутафин

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

БРИК – эта аббревиатура все чаще звучит из уст политиков и в СМИ, отражая возникновение некоей новой мировой реальности. Бразилия, Россия, Индия, Китай.

Свой первый визит в дальнее зарубежье президент Дмитрий Медведев совершил в Китай, отношения с которым – при всех проблемах – достигли наивысшей точки за всю историю. Посещение Бразилии, сопровождавшееся договоренностями о стратегическом партнерстве, стало ключевым пунктом латиноамериканского вояжа главы российского государства. Президент был и в Индии, с которой нас связывают традиционно дружественные, хотя и не очень разветвленные контакты. И везде – в Пекине, Бразилиа, Дели – Медведев и его коллеги говорили о БРИК.

БРИК – своего рода самосбывающееся пророчество. Впервые аббревиатура появилась пять лет назад в докладе инвестиционной компании «Голдман Сакс», посвященном прогнозу состояния мировой экономики в середине XXI века и озаглавленном «Мечтая вместе с БРИКс». В докладе говорилось, что четыре страны окажутся самыми динамичными экономиками, при этом Китай и Индия войдут в тройку глобальных лидеров по размеру ВВП, а Россия и Бразилия – в шестерку, пропустив вперед себя только США и Японию. Прогноз начал сбываться, причем даже еще быстрее. Четверка развивалась более высокими темпами, чем прогнозировалось, тогда как другие страны-лидеры – медленнее, и эта тенденция не изменилась в период кризиса. Самый свежий прогноз, который недавно обнародовал Национальный совет по разведке США под заголовком «Глобальные тенденции-2025: изменившийся мир», подтвердил, что нас ждет многополярность, в которой Китай и Индия наряду с США выступят экономическими гигантами, Россия многократно усилится, если сумеет встать на путь модернизации. Перспективы Бразилии оцениваются более скептично, но признается, что в 2040–2050 ВВП стран БРИК окажется больше, чем у «большой семерки».

Но что такое БРИК? Пока это явно не организация, не союз и даже не привычный диалоговый формат. БРИК возник и начал свое существование как виртуальная реальность – перечень мало связанных друг с другом наиболее быстро растущих экономик. Однако не зря говорят, что все названное существует. По прошествии времени БРИК трансформируется в некую политическую реальность. В рамках трех последних саммитов «большой восьмерки» проходили неформальные встречи в формате БРИК на высшем уровне. В этом году прошла первая формальная встреча министров иностранных дел четверки в Екатеринбурге. Накануне антикризисной встречи «большой двадцатки» министры финансов БРИК сверяли свои часы в Сан–Паулу. На 2009 год запланирован первый саммит БРИК. А в начале декабря состоялся первый в истории диалог экспертов и политиков в четырехстороннем формате, организованный фондами «Единство во имя России» и «Русский мир», а также Общественной палатой.

Можно ли считать эту четверку государств естественными союзниками? И нет, и да. Нет – потому что между ними практически отсутствует культурная, цивилизационная или религиозная общность, которая существует, например, в НАТО или Евросоюзе. Очень различны политические системы – от коммунистической однопартийности в Китае до вполне развитого плюрализма в Бразилии и Индии. Не совпадают экономические модели – от довольно централизованной китайской до «функционирующей анархии», как нередко определяют свою страну индийцы. Нет долговременного опыта взаимодействия в формате БРИК. Страны находятся в непростых отношениях друг с другом, особенно это касается Китая и Индии. А Бразилия пока мало взаимодействовала с тремя другими державами.

Однако нельзя не замечать и элементов общности в государствах БРИК. Страны находятся приблизительно в одной весовой категории и имеют схожие интересы на мировой арене. Все они великие державы. Китай и Индия обрели этот статус после того, как в XVIII веке утратили статус сверхдержав, Россия проделала тот же путь в конце ХХ века. Бразилия, поднимающаяся страна, впервые входит в клуб великих держав. Россия и Китай – члены Совета Безопасности ООН, Индия и Бразилия со все большим основанием стучатся в дверь СБ. У них схожий тип влияния в международных делах. Это страны с сопоставимыми объемами экономики, в которой немалую регулирующую роль играет государство.

Что очень важно – известная ценностная общность. Все четыре страны испытывают недовольство в отношении существующей системы миропорядка, разделяют принципы многополярного мира, примата международного права, равноправия и суверенитета участников мирового сообщества. Эта ценностная платформа нашла подкрепление в деятельности трехстороннего формата РИК (без Бразилии), который насчитывает уже 10 лет.

У всех непростые отношения с Западом. Пожалуй, на сегодня они наиболее проблемны у России, хотя она единственная в БРИК, кто входит в «большую восьмерку». Не секрет, что интерес Москвы к БРИК заметно возрос, когда за океаном заговорили о возможности исключения России из G8. И остальные страны рассматриваются как конкуренты если и не всему Западу, то США. Подъем стран БРИК беспокоит западные столицы, как бы ни говорили об обратном. Очевидно, что рост влияния четырех стран может идти только за счет сокращения влияния Запада, пусть и относительного.

Станет ли БРИК реальной организацией? Не факт. Но одно очевидно: если не приложить к этому усилий, БРИК останется виртуальной реальностью.

Саммит БРИК, который пройдет в начале следующего лета, открывает возможность четверке институционализироваться в качестве влиятельной международной структуры.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru