Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№6, Июнь 2009

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Борис Грызлов Разглядеть новый подъем

Петр Каныгин Биотехнологии как стратегия развития

МНЕНИЯ

Сергей Чемезов

Владимир Гутенев

Евгений Велихов

Александр Фокин

Наталья Комарова

Сергей Колесников

Валерий Драганов

Александр Богуславский

Александр Лопатин

Михаил Сутягинский

ПОВЕСТКА ДНЯ:
Россия-Болгария: диалог культур

Илиана Владова Перевод как инструмент интеграции

Людмила Горина Рукописи не горят. Но пылятся

Стоянка Почеканска Русский язык — с детского сада

МНЕНИЯ

Ольга Васильева

Марк Неймарк

Захари Захариев

Бисер Киров

Татьяна Бокова

Надя Чернева

Юрий Тодоров

Григорий Чернейко

КАФЕДРА

Татьяна Иларионова Философия государственной службы и противодействие коррупции

ЭКСПЕРТИЗА

Алина Радченко Нужна «философия детства»

ДИСКУССИЯ

Владимир Сергеев Нравственное и безнравственное

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Александр Горчаков «Берега Российской империи открыты для всякого нападения»

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

В Москве прошли официальные российско-американские переговоры, имеющие целью заключение нового Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). Именно этот Договор рассматривается главным индикатором объявленной президентом Бараком Обамой «перезагрузки» в российско-американских отношениях.

Обама – человек современный, не сильно обремененный стереотипами времен «холодной войны», которые столь наглядно просматривались в идеологии и действиях Джорджа Буша-младшего или Джона Маккейна. Однако внешняя политика любого государства довольно инерционна, и менять долговременные приоритеты – даже по инициативе первого лица – не так-то просто. Об этом напомнил и Обама, объявив о возобновлении работы военных трибуналов в тюрьме Гуантанамо, которые сам еще недавно закрывал. Российским политикам также нелегко будет расстаться с глубоко укоренившимися подозрениями в отношении намерений США, от которых, как полагают в Москве, в последние годы были одни лишь неприятности и унижения.

Да, в значительной степени теряют актуальность факторы вроде тех, которые вызвали предыдущее обострение в отношениях между Россией и США – агрессия в Ираке и «оранжевая революция» в Киеве с последующим затягиванием Украины в НАТО. Вместе с тем американское военное присутствие в сопредельных с СНГ регионах сокращено не будет, а от планов расширения Североатлантического блока официально никто не отказывался.

Та часть внешнеполитической команды Обамы, которая занимается Россией, – заместитель госсекретаря, бывший посол в Москве Уильям Бернс, старший директор по России в аппарате Совета национальной безопасности Майкл Макфолл, да, пожалуй, и сама Хилари Клинтон – весьма профессиональна и настроена на сотрудничество. Именно они являются стратегами «перезагрузки». Однако сама эта стратегия, основанная на поиске общности интересов, широко критикуется в Америке, особенно ветеранами (и инвалидами) «холодной войны». А во внешнеполитических ведомствах США трудится огромное количество людей, которые набирались опыта в бывших соцстранах и союзных республиках, где их главной задачей был отрыв этих государств от России, против которой они и привыкли работать. Специалисты, по-настоящему знающие Россию, работавшие в ней – в явном меньшинстве.

Прекрасно, что Обама заявил о готовности сохранить контроль над вооружениями. Более того, он не исключил продвижения к миру, свободному от ядерного оружия, в чем встретил поддержку и со стороны Дмитрия Медведева. Однако это вовсе не означает, что переговоры по поводу нового Договора СНВ, который придет на смену истекающему в декабре СНВ-1, обречены на успех. Камни преткновения известны. Первый – проблема так называемого «возвратного потенциала»: мы хотим ограничить все боеголовки и носители, включая и хранящиеся на складах, американцы готовы рассматривать лишь оперативно развернутые боеголовки и носители. Второе – Россия, и это недавно подтвердил Владимир Путин, намерена связать вопросы стратегических наступательных вооружений с созданием американской системы противоракетной обороны. Администрация Обамы хоть и отложила развертывание компонентов в Польше и Чехии, но на возвращение к каким-либо положениям денонсированного Бушем Договора по ПРО вовсе не настроена.

Согласовывать новый Договор будут не только внешнеполитические, но и оборонные ведомства. В США при Буше руководство Белого дома по факту занимало более «ястребиные» позиции по международным вопросам, нежели военные, которые скорее сдерживали воинственный пыл администрации. Похоже, при Обаме положение меняется. В то время как администрация заявила о новой эре в отношениях с Россией, военное руководство говорит об усилении «российской угрозы».

Администрация Обамы объявила своим главным международным приоритетом Афганистан, к которому сейчас добавляются прилегающие территории Пакистана. Усиливается и без того пристальное внимание к проблеме нераспространения оружия массового поражения, особенно в связи с ядерными программами Ирана и Северной Кореи. Бесспорно, по этим вопросам у России и США широкое поле взаимопонимания. Москва согласилась обеспечить наземный транзит невоенных грузов в Афганистан, голосовала за весьма жесткую резолюцию ООН в связи с испытанием КНДР баллистической ракеты. Но столь же очевидно, что Россия не пойдет так далеко, как США, в наказании Тегерана или Пхеньяна, никогда не поддержит военное давление на них. Кремль однозначно заинтересован в разгроме талибов, но критикует США за превращение Афганистана в источник наркоугрозы и, похоже, не прочь возобновить здесь собственную игру.

В российской элите широко распространено мнение, что экономический кризис резко ослабил позиции Соединенных Штатов в мире, и именно это явилось одной из причин решения о «перезагрузке», которое позволяет не множить противников. Кроме того, Россия является одним из пяти (вместе с Китаем, Японией, Великобританией и Бразилией) крупнейших кредиторов США, удерживающих их экономику на плаву. Поэтому от Америки ждут уступок. В Вашингтоне, напротив, пребывают в уверенности, что экономика России находится в состоянии свободного падения, и мы сильно нуждаемся в западных инвестициях. А потому ждут уступок от нас.

Тезис о «перезагрузке» породил много надежд. Непростительно не использовать шанс на перемены к лучшему в двусторонних отношениях. Вместе с тем, чем радужнее надежды, тем больше бывают разочарования, если что-то идет не так. Поэтому градус ожиданий лучше не завышать. На всякий случай.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru