Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№9, Сентябрь 2009

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА: Гидроудар

Дмитрий Медведев Не прятать голову в песок

Спешка приведет к новым катастрофам

ПОВЕСТКА ДНЯ: Противостоять фальсификации истории

Юрий Букреев Работать на правду

МНЕНИЯ

Александр Каньшин

Степан Тюшкевич

Николай Илиевский

Евгений Корнилов

Михаил Попков

Алексей Сорокин

Валерий Лапшов

АКТУАЛЬНО Школа на перепутье

Павел Данилин Школе нужна революция

Евгений Плеханов Приоритеты и ценности современного образования

КАФЕДРА

Сергей Шахрай Идеальная модель и ее воплощение

ЭКСПЕРТИЗА

Татьяна Иларионова Государство и труд в информационную эпоху

КАРТ-БЛАНШ

Юрий Лешков Россия как информационное общество

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Максим Васьков Консервативный проект: Опыт идеологии

Борис Парамонов Разумник Васильевич Иванов

Р.Иванов-Разумник Что такое интеллигенция?

КРУГ ЧТЕНИЯ

Михаил Быков Символы русского мира

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Удивительное дело: чем больше времени проходит со Второй мировой войны, тем больше нам приходится оправдываться. Годы стирают историческую память, заменяя ее выгодными кому-то версиями. Уже СССР и войну развязал, и союзником Гитлера выступил, и вообще непонятно, кто ее выиграл. Новый виток атак на Россию, оправданий и покаяний – в связи с 70-летием начала войны. Хотя почему надо считать, что Вторая мировая началась в сентябре 1939 года?

С точки зрения нашей страны (и истории) вторая мировая началась еще в начале 1930-х, когда Япония вторглась в Китай, захватила Северную Маньчжурию, создала там марионеточное государство Маньчжоу-Го. Советско-японские столкновения шли постоянно, но разве на Западе кто-то считал это серьезной войной? Япония и Германия заключили Антикоминтерновский пакт, направленный исключительно на наше уничтожение. Война в Испании не была чисто гражданской, Германия была там фактически воюющей стороной, как, заметим, и Советский Союз. Третий антикоминтерновский союзник – фашистская Италия – при возмущенных возгласах из Москвы и при почти полном молчании западных столиц военным путем захватила Эритрею, а затем и Албанию. Германия провела аншлюс Австрии – Запад молчал. В Мюнхене сдали Чехословакию, запретив ей сопротивляться или просить советской помощи. А Польша – так та даже поучаствовала в разделе Чехии. В те дни, когда Германия готовилась к нападению на Польшу, у нас уже шла полноценная война с японцами, вторгшимися в союзную нам Монголию. В боях на Халхин-Голе погибли более 10 тысяч солдат Красной армии. К сентябрю 1939-го Вторая мировая шла уже почти десятилетие, и не Советский Союз был ее инициатором, не он проводил политику попустительства агрессорам.

До лета 1939 года с Гитлером вели переговоры и заключали разного рода соглашения и пакты все без исключения значимые европейские державы – кроме СССР. Почему советские руководители стали говорить с Берлином? Потому, что начиналась реализация немецкой политики «натиска на Восток», о нападении на Польшу говорилось почти открыто и официально. Для Москвы вопрос заключался в том, можно ли остановить агрессию с помощью договоренностей с западными демократиями о совместных гарантиях безопасности Польши. А если нет, то где остановятся германские войска после нападения на поляков? В Варшаве? В Минске? В Москве? Во Владивостоке?

СССР был способен и готов помочь Польше – откровенно нам тогда враждебной. Но для этого она должна была разрешить себе помочь, принимая гарантии безопасности с нашей стороны. Но никто так и не смог ее на это уговорить. Польше могли помочь Франция и Великобритания, если бы дали всерьез понять Берлину, что готовы воевать с Германией, если та нападет на Польшу. Напротив, Гитлер получал с Запада успокаивающие сигналы, что войну объявят, но воевать не станут. И не стали, пока немцы сами не напали. Естественно, Советский Союз предпочел бы альянс с западными демократиями – те хоть не собирались нас поголовно уничтожать – и предложил такой альянс. Однако, к сожалению, СССР все еще рассматривался в Париже и Лондоне как государство, с которым «приличные» страны не могут вступать в союзнические отношения.

Отсчет времени до нападения на Польшу пошел на дни, а вероятность, скажем, англо-германской договоренности была многократно гораздо выше, чем англо-советской. И что делать Москве, когда Берлин предлагает договориться о ненападении и той линии, за которую не пойдут немецкие войска, напав на Польшу, а у Лондона, Парижа и Варшавы нет желания договариваться ни о чем?

Договор о ненападении с Германией давал шанс не сразу вступить в войну и нарастить военные возможности – за 2 года оборонный потенциал СССР удвоился. И начать эту войну – в неизбежности которой ни у кого в Кремле не было сомнений ни на секунду – с более стратегически приемлемых рубежей (в августе 1939 года граница проходила в 13 километрах западнее Минска). С тех рубежей, которые большевистские лидеры считали принадлежавшими СССР по справедливости, поскольку предыдущие были навязаны в период наибольшей слабости страны – в годы гражданской войны.

Были ли основания у Польши и Прибалтийских государств для возмущения советской политикой? Безусловно. Их территории, которые вошли в последующие месяцы в состав СССР, не только лишились суверенитета, но и в ускоренном темпе испытали на себе всю строгость революционной законности, знакомой советским людям с 1917 года. Было много трагедий для государств и их граждан, одна Катынь чего стоит. Другой вопрос, если бы эти территории уже в августе 1939 года оказались оккупированы нацистами, было бы лучше? Конечно, Советский Союз в тот момент руководствовался исключительно собственными интересами, как и все остальные государства.

Советский Союз, заключив договор о ненападении, вовсе не стал союзником Германии, он вырвал передышку. Сталин ни на миг не поверил Гитлеру – он даже самым близким соратникам не верил. СССР не был виновен в развязывании войны – ее развязали Германия и ее настоящие союзники – Япония и Италия, что и было достоверно установлено Нюрнбергским трибуналом, приговор которого пытаются предать забвению.

Роль Советского Союза в войне – он разбил 80 процентов немецких дивизий, потеряв 27 миллионов человек в фашистской машине истребления. Нет семьи, которую обошла бы трагедия войны.

Советское поколение Победы спасло человечество. Это понимали все на планете в 1945 году. Этого многие не хотят понимать в 2009-м.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru