Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№6, Июнь 2010

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Григорий Ивлиев Культурной политике нужны грамотные проекты

ГЛАВНАЯ ТЕМА Русскоязычные в Центральной Азии

Доклад. Российская диаспора: проблемы идентификации

Доклад. Социальный портрет соотечественника

ПОВЕСТКА ДНЯ Уважая прошлое, строить будущее

Круглый стол Владимир Плигин, Юрий Шувалов, Сергей Железняк, Светлана Журова, Ирина Винер, Андрей Ильницкий, Наталья Карпович, Андрей Назаров

ЭКСПЕРТИЗА

Владимир Дегоев Ходьба по минному бездорожью

КАФЕДРА

Лев Белоусов Глобализация и социальная справедливость

КАРТ-БЛАНШ

Татьяна Иларионова Человек и его адрес

КОНКУРС «ДЕРЖАВА»

Ольга Крючкова, Валентин Гольдин Национальное богатство

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Савелий Ямщиков Испытываю страшную боль и тревогу

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Стратегию национальной безопасности Барака Обамы ждали с особым нетерпением. Она изначально заявлялась рядом экспертов и членов администрации как начало новой эпохи в американской внешней политике — третьей стратегической эры.

Стратегия — важнейший документ внешнеполитического планирования. Директивное значение подобного рода бумаг в США гораздо больше, чем, скажем, в нашей стране. Что в нем главное?

Сохранена преемственность, но намечены и очень серьезные перемены. Америка, безусловно, не уходит из мира внутрь себя. В преамбуле документа Обама назвал его «стратегией национального обновления и глобального лидерства». Идея лидерства США по-прежнему стержневая. Предлагается и дальше «использовать американскую силу и влияние и выстроить мировой порядок, способный противостоять вызовам XXI века». Огромное значение, как и прежде, придается военной силе. Тезисы о поддержании американского военного превосходства звучат, пожалуй, даже более акцентированно, чем в документах, разрабатывавшихся в начале 1990-х. В Стратегии список потенциальных агрессоров не приводится, но в февральском «Четырехлетнем обзоре» министерства обороны в их числе угадываются не только Иран и Северная Корея, но также Китай с Россией. Предусматривается комплексное использование всех компонентов американской мощи с обеспечением доминирования во всех средах (модная в последнее время стратегическая новация) — «на земле, в воздухе, на море, в космосе и в киберпространстве». Предусмотрено расширение усилий по продвижению демократии, проведению разведывательных операций. Победы в Ираке и Афганистане будут одержаны. Стратегия — вовсе не изоляционистский или пацифистский документ.

При этом в ней есть и принципиально новые, в том числе обнадеживающие позиции. Авторам СНБ-2010 мир видится менее черно-белым, чем многим их предшественникам (как американист я читал, наверное, все предыдущие стратегии, которые стали появляться с 1940-х). «Войны из-за идеологий уступили место войнам за религиозную, этническую или племенную идентичность, ядерная угроза распространяется; неравенство и экономическая нестабильность нарастают; разрушение окружающей среды, продовольственные проблемы, угрозы здоровью касаются все большего количества людей». Признание нарастания вызовов несилового свойства вынуждает обращать внимание на вызовы безопасности внутри самой Америки. Необычно много говорится о том, что безопасность зависит «от силы, гибкости граждан, общества и экономики», а также о науке, образовании, стабильности собственной финансовой системы. О том, что лидерство должно основываться на силе примера без навязывания другим своей модели. Весьма существенно признание ограниченности финансовых возможностей США, которые уже не могут позволить всего, чего хотелось бы, даже в сфере безопасности. Через всю Стратегию проходит идея опасности перенапряжения сил Америки: «Ни одна нация, даже самая могущественная, не может в одиночку противостоять глобальным вызовам».

Одним из ключевых слов в Стратегии является engagement, имеющее созвучный перевод в русском — ангажемент, вовлечение. Оно предлагается более широкому кругу стран, включая и недружественные, с которыми раньше США не разговаривали.

В числе приоритетных для Соединенных Штатов партнеров на первом месте идут союзники, за небольшим исключением вовсе не поименованные. Вслед за ними — «ключевые центры влияния»: Китай, Индия, Россия.

Произошла и существенная коррекция в списке главных внешних угроз безопасности. На место «глобального терроризма» пришло распространение оружия массового поражения, прежде всего ядерного. Это означает не только грядущее смещение фокуса с Афганистана и Ирака на Иран и КНДР, но и высокое место российско-американского сотрудничества в контроле над вооружениями.

На мой взгляд, доктрина национальной безопасности Барака Обамы открывает окно возможностей для позитивных сдвигов на международной арене. Но насколько долго и широко будет открыто это окно, особенно учитывая, что растущее число аналитиков называет Обаму «президентом одного срока», который уйдет в начале 2013 года? Прогнозы сложны. Но некоторые факторы в любом случае сохранятся и будут держать окно открытым: рост влияния крупных региональных держав Евразии и Латинской Америки, относительное ослабление финансовых возможностей Запада в целом и самих США, последствия их военных интервенций последнего десятилетия. И, даст Бог, подъем России.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru