Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№8, Август 2011

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА Государственное управление в XXI веке

Виктор Садовничий Ноша управленца

Евгений Федоров Инструменты модернизации

Вячеслав Никонов Опыт, этика и традиции

Игорь Щёголев Каким быть «электронному правительству»

Андрей Клепач Логика реформ

Владимир Плигин Точно ставить вопросы

Константин Косачев Государство – это мы

Михаил Швыдкой Общество скрепляет культура

Андрей Логинов Законодатель, нажми на тормоза?

Валерий Тишков «Нация наций» и вызовы времени

Валерий Федоров Престиж и доверие

ПОВЕСТКА ДНЯ

Георгий Толорая Россия и БРИКС: стратегия взаимодействия

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей Порохин Феномен духа

КАФЕДРА

Николай Козин Вызов русской идентичности

ДИСКУССИЯ

Геннадий Закиматов Двухсекторная экономика: воспоминание о будущем

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Константин Ушинский Нравственный капитал и невыплаченный заем

КРУГ ЧТЕНИЯ

Вячеслав Сухнев Химера «советизации»

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

В сентябре в Ярославле пройдет очередной мировой политический форум.

Главной темой выступлений и дискуссий в этот раз станет социальное многообразие современного государства. Понятно, что в рамках такой

темы нельзя обойти вниманием мультикультурализм.

В какой-то момент многим на Западе и в нашей стране показалось, что история закончилась и мир стал плоским. Что одна модель развития общества победила, что эта модель стала универсальной, что в мире задает тон растущий средний класс с одинаковыми ценностями, интересами и потребностями. И что мир состоит из отмирающих государств, идущих по одному пути.

Но выяснилось, что все это не так, что история не закончилась, а наоборот, ускорилась, причем таким образом, что центр ее тяжести стал смещаться с Запада на Восток, из мира развитых стран в мир развивающихся, к которым, кстати, относится и Россия. Плавильный котел, который должен был создать единое человечество, на самом деле работает плохо.

Национальные особенности имеют все большее значение для людей, а такие понятия, как китайская модель развития, бразильская модель, даже казахстанская и российская модели становятся вполне нормальными. Кроме того, выясняется, что политика мультикультурализма, которая, с одной стороны, выдвигает понятие единства наций, а с другой, подчеркивает, что одновременно может существовать многообразие этничностей, тоже не вполне работает. Европа, которую начали захлестывать волны исламской иммиграции, вынуждена признать, что политика мультикультурализма себя не оправдала, что мы сейчас и видим.

Неприятие существующего государства принимает самые крайние формы — экстремизм и терроризм. Причем терроризм всегда связан с идеологией.

Террористы активизируются, когда возникает идеология, которая провозглашает, что другого способа борьбы с государством нет, кроме как идти и убивать.

Между прочим, корни современного терроризма — в России. Народники, народовольцы тоже считали, что других способов борьбы с царским режимом быть не может. И победить можно, если только убивать всех его служителей.

Чем это все закончилось, мы знаем. Та же Аль-Каида была выпестована для борьбы с СССР спецслужбами ряда государств — США, Саудовской Аравии и Пакистана. Они с помощью идеологических догм воспитывали людей, которым было предписано убивать мусульман, сотрудничавших с СССР. То есть, согласно идеологии, убивать мусульман, которые служили неверным. Хотя в самом исламе убийство мусульманина, мягко говоря, не приветствуется. В Европе XX века террор тоже служил идеологическим схемам и догмам — левый, ирландский, баскский, террор «красных бригад» в Италии. И в XXI веке это не ново. Достаточно вспомнить самый свежий пример: двойной теракт в Норвегии.

К сожалению, в западном обществе по-прежнему живы нацистские идеи.

Норвегия только тому подтверждение. На фоне выступлений городских окраин во Франции, а теперь и в Великобритании несколько странно слышать рекомендации некоторых западных доброжелателей, что России, мол, нужно учиться политике мультикультурализма у других стран. По справедливости, Россия сама может научить этому кого угодно. В культурном отношении она весьма многообразная страна. У нас сосуществуют четыре мировых религии.

Количество наций и народностей после распада Советского Союза выросло.

По советской переписи их было 132, а по последней переписи — уже 186. Начали формироваться нации и народности, которые раньше оказывались внутри других. Есть страны более культурно разнообразные. В Китае официально насчитывается 56 народностей, а на самом деле их 250. В Индии официальных народностей порядка 420. В Индонезии этот показатель приближается к 600, а в Папуа Новой Гвинее — к 700.

Россия на протяжении многих веков — при всех обвинениях ее в русификаторстве — давала пример толерантности. У нас никогда не проводилась политика уничтожения наций, завоевания территорий через геноцид. Мы не делали ничего такого, что западные державы делали в Африке. Мы не занимались работорговлей. В 1776 году, когда была провозглашена независимость США, население существующих тогда 13 штатов составляло 2,5 миллиона человек, а индейского населения здесь было более 6 миллионов. Сейчас от них почти ничего не осталось. Когда испанцы пришли в Мексику, ацтекское и другое население этой территории составляло порядка 20 миллионов человек.

Через 30 лет оно сократилось до 9 миллионов. Исчезла огромная империя инков, которая по своим размерам, если брать для сравнения наш континент, простиралась от Москвы до Красноярска. На острове Танзания последний туземец был убит в 1804 году. Ничего подобного в России не было, несмотря на все зверства царского и советского режимов. Все народности сохранились, и их количество даже увеличивается.

Помню, еще работая в Общественной палате, я привез в Салехард участников постоянного Совета ООН по делам малочисленных и коренных народов.

Кстати, в Салехарде выходит телепередача на 4-х языках коренных народов.

Такого нет нигде на планете в принципе. Завершение мероприятия, как принято, отметили. Потом представители Совета ООН, делясь со мной впечатлениями, сказали, что никогда не слышали, чтобы «колонизаторы» и представители «колонизированных» народностей пели одни и те же песни.

Сегодня политика мультикультурализма испытывается на жизнеспособность. А вместе с ней испытываются на прочность государства с полиэтничным обществом.

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru