Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№9, Сентябрь 2011

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АКТУАЛЬНО

Дмитрий Медведев Решающий фактор развития

ПОВЕСТКА ДНЯ

Владимир Путин Опираться на поддержку народа

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Вячеслав Никонов Бразильская модель

КАРТ-БЛАНШ

Юрий Бочаров Интернет — «булыжник пролетариата»?

ДИСКУССИЯ

Олег Маляров Глобализация и российская государственность

КАФЕДРА

Николай Козин Вызов русской идентичности

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Лев Тихомиров Петр Евгеньевич Астафьев

Петр Астафьев Религиозное «обновление» наших дней

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

7—8 сентября 2011 года в Ярославле проходил третий Мировой политический форум. На этот раз его тема была заявлена так: «Современное государство в эпоху социального многообразия». На форуме выступил Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев. Я был модератором одной из трех секций форума — «Демократические институты в полиэтнических обществах», выступал на заключительном пленарном заседании 8 сентября 2011 года.

На мне лежала непростая миссия: подвести итоги работы нашей секции и одновременно всего ярославского форума-2011. Миссия невыполнимая, особенно учитывая богатство мысли, широту спектра высказанных мнений, которые не в состоянии суммировать скромный человеческий разум, тем более в 12-минутном формате. Тем не менее…

После окончания холодной войны многие вслед за Фрэнсисом Фукуямой прогнозировали «конец истории», а мир представлялся все более плоским, как Томасу Фридману. Казалось, мир будет унифицироваться в рамках либеральной демократии, которая и выступит огромным всемирным котлом, где будет рождаться единая цивилизация, а межэтнические различия будут учитываться и нивелироваться как результат проведения политики мультикультурализма.

В этом году три лидера ведущих европейских демократий — Ангела Меркель, Николя Саркози и Дэвид Кэмерон — один за другим заявили, что мультикультурализм мертв в их странах. И это — на фоне роста численности и активности мусульманского населения, которое упорно не хочет интегрироваться, пылающих пригородов, роста антииммигрантских настроений и успехов националистических партий в различных странах Европы.

Мир, который казался плоским, все больше обретает качество изображения в формате 3D или даже 4D. История, похоже, не только возобновилась, но и ускорилась.

Перефразируя Марка Твена, слухи о смерти мультикультурализма слегка преувеличены. Как отмечал профессор Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ, «мультикультурализм стар, как мир». В России он был всегда, уверял академик Валерий Тишков. Именно культурный плюрализм позволил России избежать религиозных войн, что редкость. Мультикультурализм не может умереть, так как является мировой реальностью, говорил профессор Йельского университета Эммануэль Валлерстайн. Для него современные дискуссии о невозможности интегрировать мусульман в западное общество напоминают — слово в слово — дискуссии середины прошлого века в США по поводу невозможности интегрировать католиков в американское общество.

Умер не мультикультурализм, а упрощенные и завышенные ожидания от реализации упрощенных схем. Об этом говорил британский профессор Джон Локленд. В свое время «Манифест коммунистической партии» Маркса и Энгельса, «Государство и революция» Ленина звали к слому национальных границ, к нивелированию межстрановых различий, к замене религии коммунистической идеологией, что легло в основу советской политики. Но одновременно и взамен возникла идеология западного либерализма как светлого будущего всего человечество, также заменяющего религии, культуры и общественные системы. Именно эта концепция и потерпела крах.

Но в планетарном масштабе мультикультурализм очевидно набирает силу, хотя бы в том смысле, что усиливается культурное многообразие мира, люди все больше ищут и находят источники силы в своих цивилизационных корнях, растет национальное самоуважение. Об этом убедительно и со знанием дела говорила генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова. Именно национальные корни, по ее убеждению, и составляют наследие человечества. Поддержка национальных языков нарастает в мире, причем даже там, где это менее всего можно ожидать, например во Франции, о чем рассказала президент французской академии Элен Каррер д’Анкос. Усиливающуюся гордость за свою страну и ее культуру мы легко сегодня обнаружим в Китае и Казахстане, Южной Африке и Южной Корее, Индии и Египте. Латинскую Америку захлестывает волна «индехинисто» — движения за обращение к традициям коренного населения континента.

Нередко можно слышать, что в многоэтничном обществе гораздо сложнее строить демократические институты. Если бы мультикультурализм был врагом демократии, мы бы не сталкивались с ней в странах с полиэтничным населением. Так ли это? Действительно, самая полиэтничная страна в мире — Папуа-Новая Гвинея — не демократия. Но и самая моноэтничная — Северная Корея — тоже. Зато самая большая демократия в мире — Индия, а там наций и народностей в два с половиной раза больше, чем даже в России. Еще больше, чем в Индии, этносов в Индонезии, но и эта страна все более уверенно идет по пути демократии, о чем говорил на Форуме экс-президент этой страны Бахаруддин Хабиби. По пути демократии идет и большинство других стран АСЕАН, каждая из которых полиэтнична.

Мало говорили об Африке. А ведь это исключительно мультикультурный континент, в котором используют до 2 тысяч языков. Его этническое и культурное разнообразие не снижается, но и там демократизация, безусловно, набирает силу. Если в течение первых тридцати лет после обретения независимости (до 1991 года) ни в одной африканской стране ни разу не произошла передача власти в результате выборов, то сегодня выборы идут по всему континенту и приводят к созданию легитимных правительств. А там, где выборы были фарсом или не проводились вообще, как в ряде стран Северной Африки, — все заканчивается революциями. Впрочем, степень демократизма новых революционных режимов, являемся ли мы свидетелями арабской весны или арабской осени, еще предстоит оценить. Об этом убедительно говорил председатель комитета Совета Федерации и спецпредставитель президента России по сотрудничеству со странами Африки Михаил Маргелов.

Мир становится все более многообразным. Это многообразие — еще и предпосылка к дальнейшей демократизации международных отношений, потому что демократия, помимо прочего, и есть учет многообразия. Но, я уверен, есть ценности, которые разделяют люди всех без исключения цивилизаций и культур. Это — право на жизнь, свободу и безопасность, равенство перед законом, свобода мысли и совести, право участвовать в определении судьбы общества, право на достойный уровень жизни, на образование, медицинское обслуживание. Эти ценности поистине мультикультурны. И они лучше всего могут быть реализованы в рамках демократического общества.

Действительно, во многих сложных в культурном и социальном отношениях странах мы видим стремление власти выстроить жесткие вертикали, «закручивать гайки», как говорил на Форуме президент России Дмитрий Медведев. Но мы также видим, что это неэффективно. Современный мультикультурный мир становится все более сложным, сетевым, и им невозможно управлять с помощью вертикалей. Он требует принятия огромного количества решений огромным количеством людей, что возможно только в демократических обществах. Именно такие общества способны более гибко и эффективно учитывать культурное многообразие, отвечать на потребности различных категорий населения, разговаривающих на разных языках, исповедующих различные религии. Государства должны стать сложными, чтобы отразить растущую сложность современного мира.

Государство, демократия, мультикультурализм приобретают новое измерение в информационный век. Сегодня работают 5 миллиардов мобильных телефонов, более 2 миллиардов людей пользуются Интернетом. Это и небывалое расширение культурных горизонтов, и целый набор вызовов для государств и демократии, о которых убедительно говорил Президент Медведев.

Новые средства коммуникации позволяют передавать любой контент, минуя любые границы. Активно функционируют трансграничные виртуальные сообщества, способные устраивать флэш-мобы, «революции Твиттера», атаковать серверы непонравившихся госструктур и международных организаций, публиковать секретные материалы, документировать коррупцию. Каждый пользователь Интернета, где бы он ни находился, потенциально — глобальный игрок.

Информационный век ставит под вопрос многие устоявшиеся способы осуществления власти, расширяет поле для демократии, но и для авторитаризма тоже. Интернет может быть использован для целей добра или для целей зла. Плодятся сайты, продвигающие не только идеи свободы, но и идеологию террора и человеконенавистничества, причем очень часто самые экстремистские сайты поддерживаются с территории самых демократических государств. Десятки книг написаны о кибервойнах и киберпреступности. Появились и первые государственные концепции кибербезопасности. Как совместить решение проблемы общественной безопасности с соблюдением демократических принципов открытости и свободы — задача далеко не тривиальная. Это поле для больших совместных усилий всего мирового сообщества.

Одной из культовых книг 1990-х годов стал «Конфликт цивилизаций» Самюэля Хантингтона. К счастью, прогноз не сбылся и не стал самосбывающимся пророчеством. Хотя очень ярко выступавший Евгений Сатановский считает иначе. Впрочем, он возглавляет Институт Ближнего Востока — региона весьма конфликтного — и это накладывает отпечаток. Знакомство с другими регионами земного шара — Восточной Азией, Индией, Южной Африкой, Американским континентом — настраивает на более оптимистический лад. Сейчас настал момент для выдвижения позитивной концепции будущего. Збигнев Бжезинский говорил об «универсальной политической культуре» и предлагал продумать инициативу создания неразделенного трансатлантического и трансевразийского пространства — от Ванкувера до Владивостока. Это — позитивные мысли по-крупному.

 Я бы предложил идею, которую отстаиваю не первый год, — «концерта цивилизаций». Многие знают о концерте великих держав Старого Света XIX века. Он не был совершенной системой международных отношений и не позволил полностью избежать конфликтов. Но он подарил Европе самый мирный век в ее истории. Сейчас существуют предпосылки для нового концерта, на сей раз — глобального. Контуры его уже существуют в формате «Большой двадцатки». В нее входят не просто крупные страны. В нее входят цивилизационные центры или хотя бы центры субцивилизаций. Концерт цивилизаций возможен. Более того, я уверен, это самый желательный сценарий развития человечества.

На Форуме много говорили об оптимистах и пессимистах. Мое любимое определение на сей счет: «Оптимист уверен, что живет в лучшем из возможных миров. Пессимист опасается, что это действительно так». Будем оптимистами, сознавая, что мир несовершенен.

От имени оргкомитета ярославского Мирового политического форума хотел бы от всей души поблагодарить всех — и участников дискуссий, и внимательных слушателей, чья работа на Форуме сделала его продуктивным и незабываемым.

Особенно теплые слова благодарности Ярославлю — замечательному русскому городу, который сделал все для успеха Форума.

Скорбим вместе со всеми ярославцами, россиянами в связи с трагедией «Локомотива», выражаем самые глубокие соболезнования родным и близким погибшим. И очень ценим, что, несмотря на трагедию, ярославцы открыли участникам Форума со всей планеты свою душу!

 

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru