Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№10, Октябрь 2012

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА Мощный ресурс национального возрождения

Владимир Путин Источник духовного опыта

МНЕНИЯ

Владимир Толстой, Александр Архангельский, Валерий Фокин, Дмитрий Трубочкин, Александр Шолохов, Елена Ямпольская, Архимандрит Тихон, Карен Шахназаров, Валерий Гергиев, Михаил Пиотровский, Александр Сокуров, Мариян Мугадова, Юрий Поляков, Дмитрий Мацуев, Николай Цискаридзе, Галина Маланичева, Андрей Боков

ИНТЕРВЬЮ

Александр Дегтярев Новый закон: преемственность и перспективы

КАФЕДРА

Вячеслав Никонов Куда идет Европа

АКТУАЛЬНО

Владимир Андрианов Заполярная нива России

ДИСКУССИЯ

Валерий Захаров НЭП: второй шанс

ЭКСПЕРТИЗА

Мария Бубнова Авторское право и социальная справедливость

КАРТ-БЛАНШ

Сергей Чупин Идеология частной жизни

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Питирим Сорокин Строители и могильщики

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Владимиру Путину исполнилось шестьдесят. Ему не было и пятидесяти, когда он пришел к власти в стране, только что пережившей дефолт. Многие уже подзабыли, как тогда ощущала себя страна, только что пережившая дефолт.

Дабы не быть заподозренным в предвзятости, прибегну к напоминанию через цитаты внешних наблюдателей. Вот мнение Мадлен Олбрайт, занимавшей пост госсекретаря США: «Во время Великой депрессии экономическое производство Америки сократилось на одну треть. В 1990-е годы российское упало на 55%, приблизительно до уровня Нидерландов. К концу десятилетия Москва почти не собирала налоги, иностранные инвестиции высохли, и 70% россиян существовали на уровне выживания. Люди меньше ели, больше болели, раньше умирали. Камарилья коррумпированных должностных лиц и бизнесменов награбили огромные активы страны, складируя прибыли на оффшорных счетах. И поверх всего этого азиатский финансовый кризис обрушил цены на нефть, основной российский источник твердой валюты, что привело к краху нескольких банков... Нищета и лишения — это не то, подо что подписывались люди, когда поднимался железный занавес».

А президент французской Академии Элен Каррер д’Анкосс тогда писала: «Что представляет собой Россия в 2000 году? Бывшую великую державу, изгнанную из круга сильных государств и встречающую у мирового сообщества снисходительное отношение. Страну, в которой вновь нет государства. И, как много раз в прошлом, страна, кажется, развалится под ударами исходящего с различных сторон стремления к независимости, чему самым жестоким примером в наши дни служит Чечня».

Прошло почти тринадцать лет. Как измерить путь, который прошла страна за «эру Путина»? Нагляднее всего цифрами, которые легко подвергаются проверке.

В первые два срока президентства Путина, которые пришлись на межкризисный период, экономика росла с темпом выше 7 процентов в год, заметно быстрее среднемировых показателей. Номинальный ВВП вырос с менее 300 миллиардов долларов до 1,7 триллиона. По итогам 2007 года, по подсчетам МВФ, Россия опередила Италию и Францию по размеру ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, и вошла в семерку крупнейших экономик мира. Объем иностранных инвестиций в Россию вырос в 7 раз, товарооборот с зарубежными странами — более чем в 5 раз, капитализация фондового рынка — в 22 раза. Реальные располагаемые доходы россиян увеличились в 2,5 раза, уровень бедности и безработицы снизился вдвое. Мировой банк в 1998 году считал, что 30 процентов граждан России жило ниже черты бедности, в 2007-м этот показатель составлял уже 14 процентов (в 2011-м — 12,8).

Кризис не прервал в целом поступательного развития России. Даже с его учетом с 2000 по 2011 год ВВП в номинальном выражении вырос в 7,5 раза (до 54,6 триллиона рублей) и в 1,83 раза в реальном выражении. За эти годы экономика росла в среднем на 5,3 процента в год, а ВВП на душу населения, рассчитанный по паритету покупательной способности увеличился на 147 процентов. По остальным развивающимся экономикам эти показатели составили 4,6 и 91 процент, а по развитым — 2,5 и 62 процента.

Последствия кризиса российская экономика преодолела в 2011 году, когда ее объем составил 41 421 триллион рублей (в ценах 2008 года) по сравнению с 41 277 триллионами в 2008 году. Инфляция за это время снизилась с 13,3 до 6,1 процента. Опасения второй волны кризиса с Запада не беспочвенны, но пока прогнозы для России неплохие. Согласно МВФ, в 2016 году ВВП России в текущих ценах составит 3,09 триллиона долларов, тогда как в Италии 2,48 триллиона, в Великобритании — 3,22, во Франции — 3,27 триллиона, в Германии — 3,93.

Россия в эру Путина не просто улучшила свою кредитную историю, она обходится практически без внешних заимствований, доведя внешний долг до ничтожных 2,1 процента от ВВП. За исключением пика кризиса страна сохраняла профицит бюджета. Даже в этом году, когда планировался небольшой дефицит, за первые полгода доходы превысили расходы на 0,9 процента.

С 2000 по 2011 год средняя зарплата и пенсия в номинальном выражении выросли почти в 10 раз (достигнув 23,4 тысяч рублей и 7,5 тысяч рублей соответственно), а в реальном выражении утроились. Общие потребительские расходы выросли в восемь с лишних раз по номиналу (до 27 триллионов рублей в 2011 году) и в 2,6 раза с поправкой на инфляцию. До кризиса 2008—2009 годов расширение потребительского спроса обеспечивалось главным образом быстрым ростом зарплат в частном секторе, а после — государственными вливаниями в зарплаты бюджетников и социальные выплаты. В 2008—2011 годах пенсии выросли на 80 процентов, зарплаты бюджетников — на 35, а занятых в частном секторе — на 30 процентов.

Социальные расходы, определяемые как сумма затрат на образование, здравоохранение, социальную поддержку, в 2011 году составили 55 процентов расходной части бюджета и почти 20 процентов от ВВП, тогда как в 2000 году эти показатели были — 25 и 6,5 процента. Россия стала не просто одним из крупнейших экспортеров зерна, но и крупным рынком продуктов питания. В 2011 году в расчете на душу населения по их потреблению (2229 долларов) наша страна уступала только развитым западным экономикам (на первом месте была Франция — 4740 долларов, затем США — 2931 долларов). Россия по этому показателю опережала всех партнеров по БРИКС (Бразилия — 1743 долларов, Китай — 722, Индия — 324).

В середине 1990-х наши люди тратили 49 процентов своих доходов на продовольствие, в 2010 году — 29,8. При этом расходы на жилье и коммунальные услуги выросли с 4,2 процента до 9,2, что как раз и вызывает наибольшее недовольство. Обеспеченность жильем выросла на 40 процентов (из них, правда, на 6 процентов — за счет сокращения населения). Количество земли, находящейся в собственности физических лиц, выросло с 4,2 миллиона гектаров после распада СССР до 32 миллионов. Число владельцев автомобилей — с 59 на 1000 человек в середине 1990-х до 250 — сейчас. Уже у каждой второй семьи есть автомобиль, а по количеству их продаж мы обогнали Германию. Вклады граждан в банках почти 13 триллионов рублей, тогда как до кризиса не превышали 4 триллионов. В сентябре 2011 года Россия вышла на первое место в Европе и пятое в мире по общему числу пользователей Интернета. Сегодня у всех россиян есть мобильные телефоны (а у многих и не по одному — активировано 250 миллионов номеров на 143 миллиона населения), тогда как в 2000-м они были лишь у 11 процентов.

Существует мнение, что рост экономики России и благосостояния ее граждан обеспечен исключительно повышением цен на нефть. Экономический рывок начала века с нефтью вообще никак не был связан. Напомню ее цену: 28,5 долларов за баррель в 2000 году, 24,4 доллара — в 2001, 25 — в 2002, 28,8 долларов — в 2003 году. Согласно данным Росстата, за счет удорожания сырья и увеличения объемов экспорта дополнительные доходы в 2000—2011 годах составили 1,36 триллиона долларов. При этом совокупный объем товаров и услуг, произведенных в России за те же годы, достиг почти 11 триллионов долларов, а суммарный прирост потребительских расходов — 4,9 триллиона. Таким образом, дополнительные доходы от экспорта углеводородов обеспечили всего около 28 процентов роста доходов граждан и лишь 12 процентов — прироста ВВП. Темпы номинального роста зарплат и пенсий втрое превысили темпы роста цен на нефть. Локомотивом экономики был потребительский, а не сырьевой сектор. Кремль существенно повысил налоговое бремя на экспортеров энергии и за счет этого смог облегчить его для отраслей, ориентированных на внутренний спрос, — торговли, строительства, сферы услуг, обрабатывающей промышленности. Существовали и другие важные внутренние факторы: ответственная макроэкономическая политика, рыночное ценообразование, впервые в нашей истории введенная именно Путиным частная собственность на землю.

Общим местом стало обвинение президента в том, что он чрезмерно раздул масштабы государства в ущерб свободе рынка. Страну заполонила бюрократия, или словами Гиляровского, «наверху тьма власти». Размер современного государства измеряется обычно таким показателем, как доля ВВП, перераспределяемая через консолидированный бюджет. По сведениям Международного валютного фонда, в 2012 году в России этот показатель составляет 38 процентов (по моим подсчетам, цифра даже преувеличена), а в странах «Большой семерки» — 46 процентов. Размер государства определяют и по доле госсектора в экономике. За годы президентства Путина она действительно выросла — с 30 до 35 процентов, но это заметно меньше, чем во Франции или Италии. Может, государство задавило нас запредельными налогами? Тоже нет. США справедливо считается страной с низкими налогами, которые гораздо меньше, чем в Западной Европе. Но у нас платят лишь 59 процентов от американских налогов и в разы меньше европейских. Если взять 14 крупнейших экономик мира, то меньше россиян обложены налогами только индусы, китайцы и канадцы. А такого низкого — 13-процентного и плоского — подоходного налога, как в России, вообще нигде нет.

Весь наш чиновничий аппарат в центре и на местах, как он ни рос в последние годы, составляет 2,5 процента от всех занятых. В самых развитых странах, входящих в ОЭСР, бюрократия в среднем составляет 9 процентов, в Турции — 4, в Китае — 3 процента. Чиновников, вопреки распространенному заблуждению, в России всегда было немного. Проблема не в их численности, а в неэффективности и коррумпированности аппарата, и здесь работы, действительно, непочатый край.

А что касается обвинений в «беспрецедентном закручивании гаек» в политической сфере, то их цифрами измерить трудно. Замечу только, что ни один из принятых в последние месяцы законов не содержал в себе ни одной нормы, которые бы вы не встретили в законодательстве самых развитых и демократических стран.

Не все удалось сделать, и Путин видит наши недостатки и слабости лучше других. Но за последние 13 лет удалось запустить экономический рост, вырвать миллионы людей из бедности, воссоздать государство, предотвратить распад страны, остановить большую войну на Кавказе. И никто уже в мире не относится к России снисходительно, потому что она может за себя постоять.

В заключение немного глобальной президентской статистики. Сегодня средний возраст главы государства на планете составляет 65 лет. Значит, среди коллег-президентов Владимир Путин, являясь одним из лидеров по опыту и авторитету в мире, все еще остается в категории молодых. А если верить цифрам, он к тому же и один из самых успешных руководителей России.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru