Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№11, Ноябрь 2012

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА Земельные отношения: барьеры на пути

Владимир Путин Земля должна работать!

Юрий Берг Разнобой в законах мешает делу

Сергей Шойгу Не много ли хозяев?

Андрей Белоусов Единый порядок и правовой режим

Досье О состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения

ПОВЕСТКА ДНЯ Приоритеты стратегии БРИКС

Вячеслав Никонов От Концерта держав – к Концерту цивилизаций

Вадим Луков Диалог – формат сотрудничества

Михаил Титаренко Уважать чужой выбор

КАФЕДРА

Вячеслав Никонов Куда идет Европа

ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ Великая война: возвращение памяти

Игорь Гребенкин Феномен российского офицерства

Ирина Белова Друзья и враги смертью соединены

ЭКСПЕРТИЗА

Дмитрий Клементьев Метаморфозы cправедливости

ДИСКУССИЯ

Наталья Кононкова Госкорпорация – мотор и тормоз

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Александр Чаянов Что такое аграрный вопрос

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Победа Барака Обамы в президентской избирательной кампании стала одним из заметных событий ноября. Американская политическая система достаточно предсказуема. Победа Обамы зависела от того, как проголосуют избиратели в семи-восьми штатах, которые называют «колеблющимися». Обаме достаточно было выиграть в большинстве таких штатов, а Ромни надо было выигрывать во всех. Чуда не произошло.

Исход выборов в Соединенных Штатах чаще всего определяется одним фактором – уровнем безработицы. Еще никогда президентом США не переизбирался человек, при руководстве которого уровень безработицы в стране составлял больше 8 процентов. Переизбрание Обамы (показатель 7,8 процента) подтвердило закономерность.

Митт Ромни оказался скорее слабостью республиканской партии. Ведь Обама был довольно легкой мишенью. Экономическая ситуация в Соединенных Штатах тревожная, настроения пессимистические, госдолг зашкаливает, дефицит бюджета огромен, безработица высокая. И надежды, которые были связаны с Бараком Обамой в предыдущей избирательной кампании, по большому счету не оправдались. Но Ромни не стал фигурой, объединяющей всех недовольных. Он мормон, что стало раздражителем для ядра республиканского - в основном, протестантского электората, воспринимающего мормонов как сектантов. Не в пользу Ромни сыграло то, что он как бизнесмен представляет сферу финансовых спекуляций. А финансовых спекулянтов обвиняли все эти годы в экономическом кризисе и последующих экономических проблемах. Выяснилось, что не все налоги Ромни платил в Соединенных Штатах, что тоже не добавляло ему симпатий.

Избирательная кампания в Америке происходила в  условиях самой серьезной поляризации политических сил со времен Гражданской войны. Никогда еще Америка не была так разделена. Никогда не было таких острых разногласий в Конгрессе Соединенных Штатов. Первичные выборы показали, что  в  политическом поле Америки напрочь отсутствуют такие особи, как умеренные или либеральные республиканцы, а в демократической партии не оказалось консервативных демократов. Раньше партии, имея консервативных демократов и либеральных республиканцев, соприкасались на флангах, что помогало находить согласие в проведении компромиссных законопроектов, искать компромиссы даже на выборах. Ничего подобного в 2012 году не наблюдалось. В Конгрессе – полный законодательный ступор. Причем по всем тем вопросам, которые определяют перспективы развития американской экономики и Америки как государства. Ни один из законопроектов, который помогал бы улучшить экономическую ситуацию, в Конгрессе просто не проходил. И борьба вокруг законодательной повестки дня оказалась в центре избирательной кампании.

Кроме того, огромную роль в проведении кампании 2012 года сыграло движение «Чаепитие», которое возникло внутри республиканской партии. Из курса истории известно, что «Бостонское чаепитие» 1774 года по существу стало прологом американской революции. Тогда американские колонисты уничтожили груз чая английской Ост-Индской компании, и это стало началом антибританского бунта. Движение «Чаепитие» выступило против политики Барака Обамы, считая ее социалистической. Американцы, придерживающиеся взглядов «Чаепития», считают - буквально - что после смерти Обама попадет в ад. Политика Обамы, по их мнению, разрушает американские ценности, государство забирает то, что ему не принадлежит. Это составило основу избирательной кампании республиканцев. Они выступали за свободу предпринимательства как воплощения американской мечты и американского индивидуализма.

Демократы сделали упор на идеалах социального государства. Большая проблема в Америке последних лет – растущее социальное неравенство. За последние двадцать лет доходы среднего класса Соединенных Штатов неизменно падали. Росли доходы только наиболее богатой части населения. Сделать Америку наиболее справедливой в социальном плане, ввести медицинское страхование для тех, кто его не имеет – стало главным направлением политики демократов.

Если говорить о внешнеполитических аспектах выборов, кандидатура Барака Обамы для России оказалась предпочтительнее. Команда Ромни была настроена исключительно антироссийски. Тон в ней задавали отъявленные неоконсерваторы вроде Роберта Кейгана. И не случайно Ромни не раз называл Россию врагом номер один. После распада Советского Союза такие слова из Америки не звучали. Как видно, не один Ромни застрял в истории двадцатилетней давности – в Америке много ветеранов и инвалидов «холодной войны», которые отстаивают эту линию. И надо сказать, что в республиканском истеблишменте она довольно популярна: отношение к России как к проблемной, как минимум, стране доминирует.

Что можно нам ожидать от нового срока Обамы? Вспоминается эпизод, когда на встрече Обамы и Медведева оказался не выключенным микрофон, и Барак Обама сказал, что после выборов «нам будет проще». И еще он сказал: передайте Владимиру, что можно ожидать определенные сдвиги. Однако весьма сложно надеяться, что негативная тональность в наших отношениях в ближайшее время изменится – подводные камни, которые существовали в российско-американских отношениях, безусловно, остались.

Произойдет ли какое-то кардинальное изменение политики США на Ближнем Востоке, в частности, по отношению к Сирии? Не думаю. Соединенные Штаты активно поддерживают сирийскую оппозицию. США полностью солидаризируются в этом вопросе со своими ближайшими союзниками на Ближнем Востоке. А это Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, то есть страны, которые работают на смену действующего сирийского режима, против Башара Асада. Россия не видит оснований поддерживать линию западных стран и фундаменталистких режимов на Ближнем Востоке на свержение едва ли не последнего светского лидера в регионе. Поэтому позиции сторон вряд ли изменятся. На Россию станут по-прежнему давить в пользу принятия антисирийских резолюций в Совете Безопасности. Россия на это не пойдет. Есть уже пример – Ливия. Давать добро на подобные акции для нас большого смысла нет.

Появятся ли новые аспекты российско-американских отношений? Подозреваю, что будут доминировать старые. Открылась сессия «хромой утки» – уходящего американского Конгресса (Конгресс уже переизбран, но до начала января продолжает действовать состав прежнего). На повестке дня в пакете с отменой поправки «Джексона-Вэника» - принятие «списка Магнитского». Это, напомню, список российских официальных лиц, которые, как считают, причастны к гибели Магнитского и которым будет закрыт въезд в Соединенные Штаты Америки. Естественно, Россия поспешит с симметричным ответом, что не добавит положительного заряда в российско-американские отношения.

Будет ли продолжаться «перезагрузка»? Она уже сыграла большую роль. И не только в том, что Барак Обама получил Нобелевскую премию мира за посыл к «перезагрузке». Нам удалось сохранить контроль над вооружениями. Администрация Джорджа Буша, которую сменила администрация Обамы, категорически выступала против каких либо мер контроля над вооружениями. Перезагрузка помогла договориться о сокращении потолков  стратегических наступательных вооружений. Может быть, не так широко, как нам этого хотелось, но, тем не менее, процесс, как говорится, пошел, и контроль над вооружениями сохранен. А это открыло для нас очень широкое поле совместной деятельности, потому что есть сфера совпадающих интересов России и Соединенных Штатов.

Мы, например, не заинтересованы в распространении оружия массового поражения. Мы можем не сходиться в деталях того, как предотвратить появление ядерной программы Ирана, но и Соединенные Штаты и Россия заинтересованы в том, чтобы у Ирана такой программы не осталось. У нас нет никакого интереса, чтобы оружие массового поражения расползалось по Востоку, вообще – по миру. Мы занимаем очень схожие позиции, например, по северокорейской проблеме и по целому ряду других вопросов. Мы заинтересованы в сохранности ядерных материалов и у нас есть совместные проекты в этом отношении.

Россия и Соединенные Штаты сотрудничают по целому ряду направлений. Мы порой не задумываемся, что существует серьезное российско-американское сотрудничество в области высоких технологий, хотя и действуют экспортные ограничения в отношении России. Например, многие американские космические аппараты сейчас выводятся на орбиту с помощью ракет с российскими двигателями. Россия по существу является одним из разработчиков «Боингов» – многие элементы корпусов и электроники делаются из российских материалов и российскими инженерами. Россия и Америка могли бы быть хорошими партнерами, скажем, в сфере энергетики. Америка – крупнейший потребитель энергии, а Россия – крупнейший ее производитель.

Конечно, если бы Россия и Соединенные Штаты договорились о совместной системе ПРО, это было бы очень серьезным сдвигом в российско-американских отношениях. Это было бы тем, что американцы называют game changer, изменением правил игры. Вывести российско-американские отношения на качественно новый уровень, значит, перестать смотреть друг на друга как на противников. Однако Соединенным Штатам очень сложно отказаться от планов развертывания ПРО. Программу поддерживает большинство общественного мнения, американцы хотят чувствовать себя защищенными. С другой стороны, это область, куда Соединенные Штаты не допускают даже своих ближайших союзников. С военно-технической точки зрения это очень деликатная сфера, и здесь сотрудничество с Россией потребовало бы серьезного изменения психологии американского внешнеполитического истеблишмента и военных. Мое ощущение, что военные даже больше готовы к этому, чем политики. Так что подтверждение Бараком Обамой своих президентских полномочий вряд ли кардинально улучшит характер двусторонних отношений. Но Америка - неизбежный партнер, и работать с ним придется.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru