Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№3, Март 2013

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА Приоритеты АТР — мир и стабильность

Валентина Матвиенко Россия открыта к сотрудничеству

Досье Аналитический вестник Совета Федерации

ПОВЕСТКА ДНЯ Четыре сценария для России

Дмитрий Медведев Приглашаем всех, кто готов к работе!

Рассказать правду о России

КОРОТКО О ВАЖНОМ

Информация

КАФЕДРА

Вячеслав Никонов Соединенные Штаты Америки

КОНТЕКСТ

Иосиф Дискин От России постсоветской — к России полноценной

ЭКСПЕРТИЗА

Светлана Сенотрусова Круглый лес в квадрате проблем

РЕГИОН

Бэла Батаева Бизнес и власть: местные сообщества

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виктор Гущин Победители и побежденные

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Алексей Куропаткин Из дневника 1903 года 87

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Даже удивительно, какому количеству людей в России и за ее пределами не дает покоя нормальное, поступательное развитие нашего государства. Когда полтора года назад Владимир Путин – самый популярный политик страны, лидер ее крупнейшее партии, заявил о своем намерении баллотироваться на пост президента, на что имел полное конституционное право, все это количество просто взорвалось от возмущения. Россию вновь всерьез – как в Смуту, в 1917, 1991 годах – начали испытывать на прочность. Среди непримиримых оппозиционеров уже даже велись споры о том, кто из них поздравит страну с новым 2013 годом. На Западе многие, наслушавшись наших оппозиционеров и начитавшись своих газет, считали очередную революцию делом решенным. Российская революция виделась как светлый, очистительный миг, как счастливое исключение из непреложного правила: каждая революция отбрасывает общество на десятилетия назад, если не гробит его окончательно.

Заслуга Путина, прежде всего, в том, что он остановил Россию на краю пропасти, в которую ее в очередной раз готовы были столкнуть ее лучшие друзья. Сейчас уже ясно, что не вышло. Отсюда – повышенный градус злости на Путина у сторонников великих потрясений. И повышенный градус благодарности от консолидировавшегося вокруг него сторонников Великой России.

4 марта 2012 года Путин был избран президентом. За этот год, несмотря на обилие мрачных и сверхмрачных прогнозов, страна наша стала богаче. Раньше любой кризис в Евросоюзе оборачивался еще более глубоким кризисом в России, коль скоро мы сильно зависели от энергопоставок на Запад. В 2012 году ЕС опять погрузился в кризис – падение по году составило 0,5%, - но в России рост продолжался – на 3,5%. Наша экономика укрепилась на шестом месте в мире (по паритету покупательной способности) и приблизилась к пятому: расположившаяся на нем Германия к концу года ушла в минусовую зону. Бюджет был сбалансированным, размеры госдолга на фоне других стран беспардонно низок (меньше 10% от ВВП по сравнению с почти 100% в ОЭСР).  Очень приличная занятость, уровень безработицы в 5,3% один из самых низких на планете. Все данные Путины в ходе предвыборной кампании социальные обязательства строго выполняются. Мотор развития все лучше работает внутри страны, наибольший прирост обеспечило внутреннее потребление. По ряду позиций Россия стала крупнейшим рынком Европы. Очередной рекорд поставил объем внешней торговли и ее профицит.

Несмотря на постоянные обвинения в анти-рыночных тенденциях, экономическая политика Путина была на резкость либеральной. Бюджет был настолько жесткий, что казалось, будто это Россия, а не Греция с Италией, Испанией или США переживает долговой кризис. Путин с помощью «Единой России» отбил неоднократные попытки оппозиции слева (которая политически куда сильнее либеральной) повысить налоги, прежде всего, отказаться от плоской 13-процентной шкалы подоходного налога. Возможность облагать трубопроводы и поддерживать низкую налоговую нагрузку на остальную экономику – наше огромное конкурентное преимущество, стимулирующее экономический рост, и не надо от него отказываться.

Понятно, кому-то ближе идеи французских социалистов с 75-процентными налогами, но от них сбежал далеко не один Депардье. Несмотря на противодействие левой оппозиции и отраслевых лоббистов, страна вступила во Всемирную торговую организацию, что предполагает либерализацию таможенной и торговой политики. Разговоры о росте государственного вмешательства в экономику особенно усилились после приобретения госкомпанией Роснефть частной TNK-BP. Но следует заметить, что Россия остается едва ли не единственной за пределами англо-саксонского мира страной, где существуют частные компании в нефтегазовом секторе (85% мировой добычи нефти приходится на государственные компании). А масштабная программа приватизации будет продолжена.

В упрек власти можно поставить некоторое замедление к концу прошлого года темпов экономического роста. Но это скорее на совести правительственных финансистов, которые долго сопротивлялись включению в бюджет статей в обеспечение предвыборной программы Путина и выводили средства в стабилизационные фонды в целях подготовки к потенциальному кризису. Или Центробанка, который поддерживает учетную ставку на одном из самых высоких в мире уровне, что делает кредит, а значит и расширение производства, слишком дорогим.

Год прошел под шквалом обвинений в закручивании гаек и «возвращении в 1937 год». Что ж, Россия вновь стала единственной европейской страной, где выбирают губернаторов. Претензии к тому, что существуют «фильтры» для регистрации, беспредметны: нигде в мире кандидатами не регистрируют каждого пришедшего с улицы. Не так давно оппозиционеры возмущались невозможностью создать политическую партию для участия в выборах. Сейчас – после нового закона – сделать это настолько легко, что встал вопрос о том, залезет ли в избирательную урну бюллетень с таким количеством партий. Уже могут участвовать в выборах более полусотни, а ждут своей очереди на регистрацию около двухсот. Вот только больше всех возмущавшиеся оппозиционеры партий создавать не стали, поскольку справедливо не уверены в способности подкрепить свои непомерные амбиции хоть каким-то количеством голосов избирателей. Политический и интеллектуальных потенциал лидеров непримиримых, когда им были предоставлены все возможности для самовыражения, обнаружился во всей своей зияющей высоте.

Подозрения в «репрессивном характере» резонансных законов – о митингах, клевете, финансируемых из-за рубежа НКО, измене – оказались сильно преувеличенными. Ни одной жертвы этих законов в природе не появилось. Если оппозиционеры и привлекались к ответственности, то по давно действовавшим статьям, которые и раньше никому не разрешали бить кирпичом в лицо полицейскому, воровать или устраивать массовые беспорядки. Все вновь принятые «антидемократические законы» на деле не являются беспрецедентными для демократических стран, и все они пользуются поддержкой как минимум двух третей российских граждан. Кстати, демократия – это реализация воли большинства наших избирателей, а не Государственного департамента США или политической маргиналии. Разговоры о зажиме демократических институтов  разговорами и остались. А оппозиция как доминировала в СМИ, так и доминирует.

Власть всерьез взялась за коррупцию. Количество возбуждаемых антикоррупционных дел и высота тех сфер, которых они коснулись, были беспрецедентными, и понятно, что без воли Путина здесь не обошлось. Обретает вид закона, обещанный в Послании Федеральному Собранию запрет («вам может еще не понравится») высшим чиновникам, губернаторам и депутатам иметь счета в зарубежных банках и необходимость для них декларировать собственность и объяснять ее происхождение. Коррупцию это само по себе не остановит. Мне по секрету один знающий человек назвал такие цифры расхищенных в американском Пентагоне средств на афганскую кампанию, что Сердюков с Васильевой покажутся скромными овечками. Но посыл и методы совершенно правильны. Пора превращать правящий класс в национальную элиту, мыслящую категориями интересов собственной страны, служения, чести и достоинства.

За год, прошедший после президентских выборов, Россия укрепила международные позиции, что явилось одной из главных причин осложнения отношений с Западом. Он проседает, а Россия на подъеме, и это обидно многим западным столицам. Таможенный союз, Единое экономическое пространство, ЕврАзЭС стали настолько реальными организациями, что удостоились беспрецедентного заявления госсекретаря США о том, что Америка сделает все возможное, чтобы не допустить интеграционные процессы в СНГ. Те самые процессы, которые считаются совершенно естественными и приветствуются во всех остальных регионах земного шара. В Грузии произошли столь радикальные перемены, что резко вымерли вредоносные бактерии, чье наличие в грузинском вине мешало его попаданию на российский рынок. 

На новое качество вышло сотрудничество в рамках пятерки БРИКС, которая на саммите в Дели обрела более отчетливые черты политического объединения восходящих центров силы современного мира. Блестяще был проведен саммит АТЭС во Владивостоке, позволивший России впервые так громко заявить о себе как о державе Азиатско-Тихоокеанской, о своем развороте к региону, где живет больше половины человечества и производится больше половины глобального ВВП. Кстати, те объекты, которые не были достроены к самому саммиту, уже достроены, и Дальний Восток получил такой толчок развитию, какой не получал ни один другой регион. В этом году Россия приняла на себя председательствование в «большой двадцатке» и «большой восьмерке», что дает возможность задавать тон в мировой дискуссии по важнейшим вопросам социально-экономической политики.

Не стали сдавать Сирию, несмотря на беспрецедентный нажим на Москву и Пекин. И дело здесь не только в том, что альтернатива Башару Асаду явно хуже его самого. Сколоченный для борьбы со светскими арабскими режимами террористический интернационал прошел хорошую обкатку в Ливии, а теперь и Сирии, и для нас совсем не безразлично, куда эти люди (которых к тому же поддерживает Запад и ряд его союзников в исламском мире) пойдут потом. Закавказье, Средняя Азия, Северный Кавказ – вполне возможные следующие цели, и тогда воевать придется уже российским парням. Приближать этот момент – вовсе не в интересах России.

Запад сам пошел на обострение, не мы начали. Сначала напрямую поддержали радикальную оппозицию. Затем, вместо того, чтобы просто отменить мешавшую, прежде всего, самому американскому бизнесу поправку Джексона-Вэника, пристегнули к ней опять же беспрецедентный закон Магницкого. Раньше списки с запретом на въезд в США составлялись только применительно к странам-изгоям. Теперь к списку таких стран добавили нашу страну, чего не было даже в худшие годы «холодной войны». Россия в долгу не осталась. Прикрыли запущенные в нищие девяностые программы финансовой помощи нам со стороны США в «продвижении демократии» (которые трудно было отличить от программ по смене режима) и уничтожении сокращаемых ядерных вооружений (которые давали доступ на наши военные объекты).

Сегодня финансовое положение России гораздо устойчивее, чем в США, и  избавить Америку от дополнительного финансового бремени мы в состоянии. И даже ей помочь, храня 150 миллиардов долларов из своих золотовалютных резервов в государственных бумагах Соединенных Штатов, что помогает поддержать их экономику на плаву. На список Магницкого ответили списком Гуантанамо, куда записали реальных нарушителей прав человека, которым запрещен въезд в Россию – от палачей Гуантанамо до убийц усыновленных российских детей и судей, отпускавших этих убийц за отсутствием состава преступления. И, слава Богу, начали прекращать позор иностранных усыновлений и сиротства, запретив усыновления в США, где, как показывает многолетний опыт, проследить за судьбой наших детишек (слишком часто – трагической) нет никакой возможности. Россия стала больше уважать себя.

Но при этом, обратите внимание, что освещение России в СМИ некоторых западных стран стало сильно напоминать подачу Запада в советских СМИ. Тогда из Москвы финансировались зарубежные компартии, а их лидеры и издания формулировали истину в последней инстанции в отношении ситуации в конкретной стране (правда, эта истина еще ранее была сформулирована в Москве). Взгляд на США, например, был взглядом лидеров их коммунистов – Гэсса Холла или Анжелы Дэвис. Сейчас в западных СМИ события в России комментируют исключительно наши многочисленные Анжелы Дэвис. Понимание нашей страны в западной прессе всегда было неадекватным (сколько существует пресса). Но редко когда на Западе так верили собственной пропаганде, как в эти дни.

За последний год России стала богаче, сильнее, увереннее в себе, и заслуга в этом главы государства несомненная. Но этот факт не может понравиться тем, кто в принципе считает Россию страной «на неправильной стороне истории». Но все, кто так не думает, кто любит Россию, желает ей процветания, связывает с ней свое будущее, будущее свои детей, пожелают Владимиру Путину сил в его многотрудной работе.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru