Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№4, Апрель 2013

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА Укреплять гармонию и согласие в обществе

Владимир Путин Мы — граждане единой страны

Вячеслав Михайлов Идейные опоры политической воли

Михаил Островский Поддерживать проекты консолидации

Юрий Петров Кому писать историю

Валерий Ганичев Вопрос духовной независимости

МНЕНИЯ

Игорь Слюняев, Ильдар Гильмутдинов, Михаил Хубутия, Дмитрий Ливанов, Максим Шевченко, Виктор Водолацкий

ИНТЕРВЬЮ

Анатолий Аксаков Деньги любят счет. И порядок

Коротко о важном

КАФЕДРА

Вячеслав Никонов Соединенные Штаты Америки

ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ

Сергей Милейко Время композитов

АКТУАЛЬНО

Олег Филимонов Без книги мир беднее

ЭКСПЕРТИЗА

Галина Пушкарева Политики как объект управления

ДИСКУССИЯ

Леонид Малиновский Модернизация научного знания

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Советские немцы: в поисках дома

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

В конце марта в южноафриканском Дурбане прошел очередной, пятый по счету, саммит БРИКС — Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки.

Группа БРИК (тогда еще без ЮАР) возникла в 2001 году как виртуальность, как инвестиционный продукт одного из инвестиционных банков. Но в 2009 году прошел первый саммит БРИК в Екатеринбурге, а через два года в китайском Санья появился БРИКС. Как виртуальная реальность обрела плоть? Можно просто сказать, что все названное уже существует. Но для формирования нового объединения были и более серьезные причины.

С окончанием «холодной войны» возникли предпосылки для подлинного равноправия государств, свободы выбора ими моделей своего развития и форматов вовлеченности в международные дела. Однако новый мировой порядок так и не состоялся. Задача его создания была в какой-то момент заменена стремлением распространить систему западных институтов на весь мир. Биполярность сменилась претензиями на однополярное доминирование, которое воспринималось как контрпродуктивное и несправедливое,
сопровождалось ростом конфронтационности и военными интервенциями.

Одновременно появились новые страны-лидеры по темпам экономического роста, что продемонстрировал и кризис 2007—2009 годов. Очевидной стала и ограниченность механизмов, созданных в Бреттон-Вудсе в самом конце Второй мировой войны. Однополярный момент был не слишком долгим. Стало ясно, что никто в одиночку не сможет обеспечить эффективное глобальное управление. Объективно формируется полицентричная мировая система, в которой государства руководствуются национальными интересами, очищенными от идеологий, и общим пониманием коллективных интересов.

Сама по себе многополярность не есть автоматическое благо, она несет мир с высокой степенью неопределенности, с повышенными рисками. В этой связи возрос спрос на многостороннюю, в том числе гибкую, сетевую дипломатию, на коллективное лидерство ведущих государств мира. Весомый вклад в решение этих задач способны внести новые центры роста и политического влияния. Формирование БРИКС — это выражение общей воли пяти стран, нацеленной на изменение мира, причем не против кого бы то ни было, но в пользу новой, более справедливой системы глобального управления.

Они заявили в Бразилиа «о своей поддержке многополярного, справедливого и демократического миропорядка, основанного на международном праве, равенстве, взаимном уважении, сотрудничестве, скоординированных действиях всех государств и коллективном принятии ими решений». Страны-участницы уверены, что международное сообщество должно опираться на политические и дипломатические, а не на военно-силовые методы решения конфликтов. В БРИКС нет государств, имеющих обыкновение жать на гашетку.

Частью повестки дня БРИКС уже стали вопросы стратегического сотрудничества и диалога в области международной безопасности, причем в тесном переплетении с проблемами финансовой, технологической, экологической, информационной безопасности. Все пять стран заинтересованы в максимальном повышении роли ООН, совершенствовании ее механизмов, многосторонней дипломатии в борьбе с глобальными вызовами и угрозами.

В документах саммитов БРИКС неизменно содержится положение о готовности рассмотреть вопрос о всеобъемлющей реформе ООН, включая Совет Безопасности. Китай и Россия подтверждают стремление Бразилии, Индии и Южной Африки играть более значимую роль в ООН. Эти страны рассматриваются как потенциальные постоянные члены Совета Безопасности в случае его расширения (которое пока не на горизонте).

Все они озабочены неспокойной обстановкой в различных регионах мира, разделяя вместе с тем принципы: избегать применения силы, уважать независимость, суверенитет, единство и территориальную целостность каждого государства. По многим вопросам — связанным, в частности, с ситуацией в Ливии, Кот д’Ивуаре, Судане, Сомали — страны БРИКС выступали и выступают с общих или весьма близких позиций. БРИКС против использования Совета Безопасности ООН западными государствами как инструмента для смещения неугодных режимов, против навязывания односторонних решений конфликтных ситуаций.

Страны БРИКС решительно осуждают терроризм во всех его формах и проявлениях и на всех саммитах подтверждали, что акты терроризма не могут иметь оправдания. Они предлагали скорейшее завершение работы и принятие всеобъемлющей конвенции ООН по борьбе с международным терроризмом.

Предотвращение террористических актов представляется таким же важным, как и подавление терроризма и источников его финансирования. Практическое сотрудничество в этой сфере происходит прежде всего в форматах Россия-Индия-Китай и Шанхайской организации сотрудничества.

Главный вызов экономической безопасности — императив формирования новой финансовой архитектуры, что все менее возможно без учета мнений и без ресурсов пяти стран, которые выступают с согласованной концепцией реформы мировой финансовой системы. БРИКС поддерживает центральную роль «Группы двадцати» в глобальном экономическом управлении. В сравнении с предыдущими форматами «Группа двадцати» рассматривается как более широкий, представительный и эффективный форум. БРИКС хотел бы способствовать укреплению «восьмерки» через создание «G8+» (Китай, Индия, Бразилия, Мексика и Южная Африка). И так, участвуя в саммитах G8, эти страны не склонны мириться с приглашением в последний момент «на чашку кофе». Страны БРИКС небезуспешно выступают за пересмотр голосующих долей в МВФ и Всемирном банке. В контексте обеспечения глобальной экономической безопасности рассматриваются в БРИКС проблемы помощи развитию. Растущее неравенство представляет большую опасность для устойчивого и стабильного развития мира, и уменьшение подобного неравенства — приоритетная задача для всех ответственных государств. БРИКС уделяет немалое внимание странам, которые испытывают нищету, голод, нехватку питьевой воды, энергии.

Будущее международной безопасности в огромной степени будет зависеть от отношений по линии БРИКС-Запад. В столицах «пятерки» существует понимание, что в ближайшей перспективе страны Запада сохранят свое экономическое, политическое и военное превосходство. Каждая из пяти стран в значительной степени взаимосвязана с США и Европейским союзом и не заинтересована в углублении их экономических проблем. В конфронтации с США и/или НАТО никто из них тоже не заинтересован. Вместе с тем страны БРИКС будут подталкивать своих западных партнеров к многосторонним подходам, к следованию нормам международного права, к признанию плюрализма моделей развития.

В западных странах отношение к БРИКС, мягко говоря, не однозначно. Во многих выходящих на Западе книгах о современном мире можно вообще не обнаружить термина БРИКС или БРИК. Там часто закрывают глаза на то, что неприятно, но с чем они ничего поделать не могут. Если же БРИКС упоминаются, то в основном в четырех контекстах:
— это реакционно;
— это нежелательный противовес Западу;
— это невозможно, страны слишком разные (за этим нередко прослеживается стремление их развести);
— это страны, которые переживают огромные проблемы.

Западные державы предпринимают усилия, чтобы развести БРИКС, в частности записывая Китай и Россию в автократии и вызов «свободному миру», а Индию, Бразилию и ЮАР — в крупнейшие демократии и потенциальные союзники. Впрочем, некоторые противоречия реально существуют и без всякого внешнего участия, например, между Китаем и Индией, и Россия тратит немалые усилия для их сближения.

Вместе с тем признается необходимость ангажировать страны БРИКС.

Джим О’Нил из компании Голдман Сакс, впервые употребивший аббревиатуру «БРИК», полагает: «От того, как развитые державы предпочтут встроить БРИК в систему делания глобальной политики, зависит, выиграют они или проиграют от неизбежных изменений в мировом порядке» (1). У стран БРИКС есть понимание того, что посягательство на безопасность одного из государств может негативно сказаться на безопасности всех остальных. Возможно ли в таком случае превращение БРИКС в альянс? Это представляется маловероятным.

Страны БРИКС расположены на разных континентах и угрозы их безопасности часто не совпадают. В отличие от НАТО, среди стран — членов БРИКС нет государства-лидера, которое определяло бы политику безопасности и принимало решение о вмешательстве. Каждая из стран — членов БРИКС проводит самостоятельную внешнюю политику и выдвигает на первый план принцип национального суверенитета, что предполагает сохранение свободы рук и в военно-политической сфере. Однако теоретически нельзя исключать ситуации, когда страны БРИКС совместно используют силы против общего вызова, например, в совместной миротворческой операции под эгидой ООН или создавая собственные миротворческие контингенты.

«Мягкое восхождение» БРИКС не связано с насилием, войнами и гегемонистскими устремлениями. У каждой из пяти стран-цивилизаций свои уникальные культурные, политические традиции, подходы к обеспечению безопасности. Но они считают само это разнообразие несомненным благом.

Страны БРИКС не склонны вмешиваться во внутренние дела друг друга и прочих стран, они принимают своих партнеров такими, какими они сложились на протяжении столетий. БРИКС имеет шанс стать новой моделью глобальных отношений, строящихся поверх старых разделительных линий Восток-Запад или Север-Юг, моделью подлинного многополярного и мультицивилизационного мира, который будет основываться не на праве силы, а на силе права.

Вячеслав НИКОНОВ

Примечания

1 Jim O’Neill. The Growth Map. Economic Opportunity in the BRICs and Beyond. N.Y., 2011. P. 144, 156.

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru