Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№11, Ноябрь 2013

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Владимир Путин Наше право на выбор развития

ПОВЕСТКА ДНЯ

Руслан Шафиев Локомотивы интеграции

КАФЕДРА

Вячеслав Никонов Канада. Австралия

Вадим Луков Координация действий

Николай Михайлов Страны БРИКС и диалог цивилизаций

От редакции

ТЫЛ ПОБЕДЫ. ЭВАКУАЦИЯ

Александр Владиславлев Челябинские страницы

ИНТЕРВЬЮ

Сергей Железняк Законы в виртуальном мире

АКТУАЛЬНО

Валерий Богатырев Жизненный кодекс страны

КОНТЕКСТ

Александр Клюшников Будущее начинается сегодня

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Владимир Дергачев Патриот России и Финляндии

Карл Густав Маннергейм В самом начале Великой войны

КРУГ ЧТЕНИЯ

Александр Филоник Катар глазами востоковеда

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Высшее образование у нас все еще находится на очень хорошем уровне. Тот факт, что из России по-прежнему идет «утечка мозгов», конечно, печален, но это еще и свидетельство того, что наше высшее образование весьма конкурентоспособно.

Хочу отметить, что в этом году Россия установила мировой рекорд. Пятьдесят процентов выпускников российских школ были обеспечены бюджетными местами в высших учебных заведениях Российской Федерации. А если взять только тех выпускников, которые сдавали экзамены, то есть собирались поступать в вузы, получается 80 процентов. Такого нет ни в одной стране. По количеству студентов на душу населения мы сегодня занимаем первое место в мире. А по количеству людей с высшим образованием в возрасте от 25 до 35 лет — третье место в мире после Японии и Австралии.

Выходит, проблем с высшим образованием в нашей стране нет? Не все так однозначно... Главная проблема — качество высшего образования. Оно находится далеко не на том уровне, которого хотелось бы. Сегодня наши выпускники вузов еще могут конкурировать с западными сверстниками. А что будет завтра?

Количество вузов в России вдвое выше, чем было во всем Советском Союзе. Некоторые из этих учебных заведений не могут так называться, потому что не знания дают, а просто торгуют дипломами. В связи с этим нам не уйти от проблемы аттестации вузов. Вот тут возникает множество вопросов. Как выстроить систему аттестации, какие вузы должны продолжать работать, а какие должны прекратить свое существование или слиться с более сильными учебными заведениями? Если не разберемся с этим сегодня, то завтра нас ждет интеллектуальный «дефолт».

В современном мире все страны делятся на интеллектуально-достаточные и интеллектуально-дефицитные. Интеллектуальный потенциал нации — это то, что определяет ее развитие, в конечном счете — то, что определяет судьбу. Забота о сохранении интеллектуального потенциала — не политика одного ведомства. Это политика всего государства, в том числе и законодательная.

У значительной части общества много претензий к Министерству образования. Совершенно очевидно, что у министерства возникли серьезные коммуникационные проблемы, потому что оно недостаточно, порой невнятно объясняет людям свою политику. Это проявляется в том, что министерство ведет не всегда уважительный разговор с образовательным, научным сообществом.

Безусловно, есть претензии к тому, как министерство относится к репутации российских научных и образовательных учреждений, потому что многие из них и едва ли не все оказались в ситуации презумпции неэффективности. Мы мало слышим от министерства о ценностях, о которых много говорит президент России, наши авторитеты в культурной сфере.  Готовим ли мы в вузах граждан? А если готовим, то граждан какой страны? Есть претензии к тому, как готовятся нормативные акты министерства в реализацию закона «Об образовании».

В то же время, как глава Комитета Государственной Думы по образованию, я совершенно ответственно заявляю: никакой катастрофы в системе российского образования нет. Есть проблемы, которые можно и нужно решать. Как? В науке государственного управления есть такие понятия, как позитивное мышление, позитивное поведение и деструктивное поведение или мышление. Если коротко, то позитивное — как сделать что-то лучше, а деструктивное — объяснить, почему не сделано. При этом критикуя кого-то, нагнетая мрачные пророчества. Одно из любимых наших национальных занятий.

Конечно, можно поработать над законом «Об образовании» и сделать его лучше. А можно просто голосовать против него. Можно внести 180 поправок в связи с принятием закона «Об образовании», в том числе поправок, касающихся аттестации высших научных кадров, а можно просто проголосовать против.

Можно критиковать нехватку детских садов в стране. А можно добиться, как «Единая Россия», выделения 50 миллиардов рублей в 2013 году на реализацию программы строительства детсадов. Можно кричать: «Долой ЕГЭ!», на который уже дети настроились, а можно добиваться того, чтобы сделать этот экзамен прозрачным, чистым, эффективным и стимулирующим к учебе.

Многие, и я в том числе, не в восторге от блицкрига реформирования РАН. Но можно «впрячься» и сделать закон приемлемым для 350 депутатов и для российского научного сообщества, спасти Академию. А можно умыть руки и покинуть зал, чтобы не присутствовать даже при исполнении гимна своей страны.

У нас впереди еще бюджетные битвы, и здесь я действительно вижу серьезную проблему. В этой битве нам нужны союзники. Процитирую прошлогоднее Бюджетное послание президента РФ: «Расходы на образование, науку, инфраструктуру должны быть приоритетными, их доля в общих расходах бюджетной системы Российской Федерации должна увеличиться». И это верно. Не может иметь будущего страна, где сокращаются расходы на образование. Министерство здесь безусловный союзник Государственной Думы. Мы вместе готовим соответствующие поправки в федеральный бюджет.

Позитивный подход — это прямо высказать критику министру, правительству и работать над выработкой совместной повестки дня. А деструктивный — требовать отставки и надеяться, что следующий министр будет лучше. Надежды юношей питают...

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru