Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№2, Февраль 2014

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Русский язык и вызовы современного мира

КОНТЕКСТ

Слово за нами! Лучшие работы молодежного творческого конкурса

АКТУАЛЬНО

Геннадий Кулик Земля и продовольственная безопасность

ИНТЕРВЬЮ

Рафаэль Марданшин Без суда — под стражей

ДИСКУССИЯ

Василий Тресков Каждому по справедливости

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виктор Гущин Долговременный дефицит демократии

ЭКСПЕРТИЗА

Эльдар Касаев Сквозь песчаную бурю

ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ

Вячеслав Сухнев История с географией

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Вячеслав Борисов Начальник штаба Ставки

Справка

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

 «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости», – замечал Пушкин. Эта мысль прозвучала на январской встрече Владимира Путина с авторами концепции нового учебника истории.
К сожалению, мало где так слабо знают и недорого ценят свое прошлое и настоящее, как в России. Куда чаще вспоминают известные строки Владимира Гиляровского о двух напастях: «Внизу власть тьмы, а наверху тьма власти». Или считают Россию отсталым недоразумением и тюрьмой народов. Так вот, дети должны знать, что это не так. Семь коротких мыслей на сей счет.
1. Российская модель (матрица) – формула выживания, может быть, единственно возможная для России. Все существующие на Земле страны и цивилизации, как и отдельные люди, исторически имели весьма простую главную цель – выжить. Для этого каждая выбирала свой набор технологий. Если выбор был неправильным, она становится предметом изучения исключительно такой науки, как археология. Если цивилизация живет, значит, выбранный ею набор технологий правилен.
Федор Тютчев был прав, когда уверял, что должность русского Бога – не синекура.  Однако, вопреки расхожим стереотипам, исторически Россия – крепкое, жизнеспособное и стабильное государство. Одно из двух на планете, которые могут похвастаться пятью веками непрерывного суверенного существования, не прерванного завоеваниями извне или нахождением под чьей-то властью. Причем если врагами второй – Англии – были, в основном, шотландцы и рыба, то у России врагами выступали все самые могущественные центры силы мира.
2. Стратегически Россия всегда была незащитима (слова Клаузевица). Протяженность и уязвимость границ вынуждали держать оборону одновременно на всех направлениях.  Страна с минимальным – из-за холода – объемом прибавочного продукта могла существовать, развиваться лишь благодаря возможности отчуждать  этот прибавочный продукт, обязав все население службой. Территориальная экспансия во многом стимулировалась низкоурожайным малоземелием, требовавшим приращения пахотных земель.
3. Тьма власти? Действительно, необходимость обеспечивать выживание и обороноспособность большой территории, находящейся в сложном геополитическом окружении, делало необходимым перераспределение ресурсов от бедного и малочисленного населения. Это привело к высокой степени централизации власти. В России верховным правителям прощали все. Кроме слабости.
Вместе с тем, по степени общественно-политического плюрализма, Киевская Русь, где князь, княжеская (боярская) дума и вече были неотъемлемыми компонентами системы управления, ничем не уступала Западной Европе, если не превосходила ее. В XVI-XVII веках царь делил власть с княжатами, Боярской думой и церковью, а затем и органами сословного представительства, что ничем не отличало российскую систему власти от западной. Даже в эпоху абсолютизма (XVIII-XIX века) способность монархов по своему усмотрению строить жизнь страны, реформировать ее были весьма ограничены: наличием традиции, влиятельной бюрократии, императорской семьи, дворянского землевладения, армейской верхушки, перспективами возможных дворцовых переворотов и народных бунтов.
Полноценная демократия, неудачливым первопроходцем которой Россия выступила в 1917 году, проведя первые в истории человечества всеобщие выборы, вновь пробивает дорогу с конца 1980-х годов. Причем, довольно успешно. Напомню, в США на протяжении первых ста лет демократии существовало рабство, на протяжении 150 лет отсутствовало избирательное право женщин, а 200 лет – такое же право у афроамериканцев.
Чиновничий аппарат в стране во все времена, вопреки распространенному заблуждению, всегда был в несколько раз меньше и относительно общей численности населения, и уж тем более – размера территории, чем в государствах Запада или Востока.
4. Внизу – власть тьмы? Но губное и земское самоуправление существовало на протяжении веков, как и местное самоуправление, основанное на сельской общине, мире, круговой поруке, которые распространялись на 80% населения вплоть до коллективизации. Община функционировала на фундаменте обычного права, а принадлежность к ней предполагала самоконтроль, предотвращение конфликтов, совместные трудовые усилия, взаимовыручку, приверженность моральным и религиозным ценностям, поиск согласия во имя всеобщего блага. Община не оставляла много места для проявления индивидуального. Однако в России личность не растворялась в социуме, как на Востоке, ей была присуща тяга к индивидуализации, стремление «быть в себе», порыв к свободе, к сбрасыванию постылого тягла. Одна из немногих стран, которая восприняла христианство на родном языке и прямо из Византии, Киевская Русь оказалась на высоком уровне культурного развития, ее города уже в XI веке были в значительной степени грамотными.
5. Если Россия была империей и «тюрьмой народов», то весьма специфической. Россия стала крупнейшей по территории страной на планете, заполнив геополитический вакуум, образовавшийся после распада самой обширной и могучей империи в истории человечества – империи Чингизидов. Территориальная экспансия не сопровождалась уничтожением этносов или культур, превращением новых подданных в рабов. Система управления нерусскими областями отличалась сочетанием максимально допустимого сохранения местных особенностей и жизненных устоев, невмешательства в сферы, регулируемые традицией и обычаями с учетом местных традиций и особенностей.
Полностью отсутствовала система национального господства со стороны «имперской нации», русских, на которых, напротив, распространялись самые тяжелые повинности и формы дискриминации – от крепостного права и рекрутчины, до репрессий и отсутствия этнической государственности. Правящий класс всегда был многонациональным с непропорционально низким представительством собственно русских. Страна веками сохраняла высокую степень веротерпимости, в ней не было инквизиции и охоты на ведьм. Миссионерское начало было развито гораздо меньше, чем на Западе, а о насаждении своей веры силой оружия речи вообще не шло. Притеснения иноверных, гонения на еретиков и даже преследования старообрядцев имели куда меньшие масштабы, чем в Западной Европы. Россия не знала религиозных войн.
6. Пора отказаться от западноцентристского взгляда на мировую и российскую историю, которая до сих пор доминирует. Византия, заложившая нашу культурную матрицу, находилась на гораздо более высокой ступени развития, чем современная ей западная цивилизация. Еще в XVIII веке 30% мировой экономики приходилось на Китай, 27% - на Индию, 5% на крупнейшую европейскую – российскую. Ситуацию изменил западный колониализм. После падения Рима крупнейшие города мира располагались в Азии (в XIX век ненадолго таковым стал Лондон).
Россия испытала на всех этапах своей истории мощнейшие внешние воздействия, причем заимствовала порядки, как правило, у своего самого сильного противника. Но была ли Россия частью Западной политической системы? На протяжении большей части своей истории – безусловно нет. Границы Запада с рубежа I-II тысячелетий определялись распространением католицизма, латыни и франкской знати. Вместе с тем, начиная с правления княгини Ольги, Киевская Русь стала предметом соперничества между Византией и Римом, и предпочтение, отданное Константинополю, стало моментом цивилизационного выбора (на Украине почему-то считают, что делают его прямо сейчас).
Новый раунд попыток вовлечь Россию в западную систему в качестве вассала был предпринят после падения ордынского ига, но он вновь завершился безрезультатно. Именно с этого времени – с начала XVI века – и именно поэтому на Западе формируется, остававшийся впоследствии неизменным, образ России как варварского, дикого, безбожного, отсталого и враждебного государства. Еще более существенно, что такое восприятие России становилось частью западной матрицы: страна выступала в роли того антипода, глядя на который, Запад возвышал свою систему ценностей в собственных глазах. Отказ от такого образа – для Запада означал бы потерю части собственной идентичности.
7. Российскость можно понять, прежде всего, исходя из собственной сущности самой России, а не чьей-то еще. Россия – самодостаточный культурно-цивилизационный феномен, огромный, целостный и уникальный мир со своим генетическим кодом истории, своей системой архетипов социальности, культуры, духовности, особым способом их проживания в истории.
У нашего Отечества великое прошлое. Ветвь арийского племени спустилась с Карпатских гор, мирно заселила Великую русскую равнину, самую холодную часть планеты, дошла до Тихого океана, основала Форт Росс, впитала в себя соки богатейших культур Византии, Европы, Азии, разгромила страшнейшего врага человечества – нацизм, проложила человечеству дорогу в космос.
Крайне важно, опираясь  на знание прошлого, предложить образ достойного завтра. Ведь российская цивилизация всегда была, есть и будет не воспоминанием о прошлом, а мечтой о будущем!

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru