Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№7, Июль 2015

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГРАЖДАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Вячеслав НИКОНОВ
РОССИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

ГРАЖДАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Андрей МАНОЙЛО
ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И ГИБРИДНЫЕ ВОЙНЫ

АКЦЕНТ

БРИТАНСКИЙ ПЛАН УКРОЩЕНИЯ РОССИИ

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей ЛУЦЕНКО
ЗАЛЕЗАЯ В КАССУ ПРЕДПРИЯТИЯ

КОНТЕКСТ

Виктор ГУЩИН
ЮБИЛЕЙ ПРОШЕЛ, ЗЛОПЫХАТЕЛИ ОСТАЛИСЬ

ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ

Олег ХАРЕБИН
АРХЕТИП – МАЯТНИК ИСТОРИИ

ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА

Сергей ЧУПИН
ВЛАСТЬ И МОРАЛЬ

ДИСКУССИЯ

Олег ТАРХАНОВ
КОНКУРЕНЦИЯ КАК ФАКТОР РАЗРУШЕНИЯ

ЭКСПЕРТИЗА

Юлия ЗОРИНА, Геннадий ФОКИН
ДВОРЦОВЫЕ ТАЙНЫ НОУ-ХАУ

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Павел БУРЫШКИН
МОСКВА КУПЕЧЕСКАЯ

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Такого количества грязи, неадекватности, откровенного вранья в отношении Российской Федерации, как сейчас, я в западной прессе просто не помню. Сегодня наступил очень острый момент отношений России с Западом, но далеко не самый острый за последнюю тысячу лет.


Сейчас любые разговоры о геополитике, об отношениях России с окружающим миром надо начинать с Украины. Первый раз город Киев был захвачен польскими войсками короля Болеслава Храброго, великого героя польской истории, с благословения Папы Римского и императора Священной Римской империи германской нации в 1018 году. Скоро тысячелетие этого события. Тогда Болеслав Храбрый при поддержке предавшего киевлян Мстислава Окаянного захватил Киев, всех женщин Ярослава Мудрого, включая его мать и сестер. Ярослав их больше никогда не увидит. Но через три года он вернулся и с помощью новгородцев и варягов выбил поляков из Киева. После этого и началось геополитическое соперничество на этом поле, которое продолжается и сегодня. Уверен, что нынешний тур противостояния далеко не последний.


Что касается враждебности России и Запада, то исторические корни этого явления обнаруживаются достаточно легко. Я установил время, когда Россия стала восприниматься в Западной Европе как исчадие зла, имперская, очень агрессивная, дикая сила. Это начало XVI века. Россия только что освободилась от монголо-татарского ига, и в этот момент как раз Запад устремился на освоение новых территорий, новых земель. Колумб поплыл в Америку, европейцы начали осваивать Африканский континент, и тут образовалось неожиданно свободное от монголов пространство, куда, естественно, устремились западные колонизаторы и миссионеры.


Было предпринято несколько попыток вовлечь Россию в систему Запада. Иван III и Василий III получали не раз предложения короноваться из рук Папы Римского, чтобы Россия стала частью западной системы, приняла вассальные отношения. Нашу страну тогда рассматривали как нормальное поле освоения, ничем не хуже Африки. Надо сказать, что подобные попытки были близки к успеху. Тем более что в Рим и в столицу Священной Римской империи докладывали, что в России живут замечательные люди — очень послушные, очень религиозные и простые в своих нравах. Конечно, такой народ выглядел хорошим полем для освоения. Василий III почти согласился с условиями Папы, но решил на всякий случай отправить в Рим посольство во главе с дьяком Еремеем Трусовым.


Однако Папу в Риме Трусов не застал — тот был в бегах, потому что его в очередной раз свергли герцоги. Наше посольство все же разыскало Папу Римского, осчастливило его соболями, на которые он жил следующие пять лет. Вернувшись, посол Трусов сказал Василию III, что Папа не при делах, и поэтому его предложения выглядят несерьезно. После чего имперское посольство во главе с Сигизмундом Герберштейном было из Москвы выпровожено. Герберштейн издал впоследствии на латыни книгу «Записки о Московии». Она переиздавалась на языки всей Европы 28 раз в XVI веке. В этой книжке, впрочем, как и в других сочинениях, Герберштейн говорил о русских, что это не законопослушные люди — у них просто рабская психология. Они не религиозны, а настоящие еретики, поскольку не принимают католическую веру. И простота их нравов — на самом деле дикость. Картинка, написанная тогда, остается зеркалом, в которое Запад смотрится и говорит: «Они ужасны, эти русские. А мы совершенно другие, гораздо лучше, цивилизованнее».


С тех пор наблюдалось только два небольших периода истории, когда у России был хороший имидж на Западе. Первый эпизод произошел в 1917 году, второй — в 1991 году. То есть в то время, когда Россия разваливалась. Во все другие времена отношение к России было соответствующим.


Нынешний раунд противостояния России с Западом в связи с Украиной, наверное, следует начинать со Второй мировой войны. Запад выступал в ипостаси нацистского Рейха, и союзником его стала вся «цивилизованная» Европа. Тогда ставка на Украине делалась на националистов, бандеровцев, боевиков ОУН-УПА. Все эти люди составляли украинские отделы гестапо, абвера, вермахта и прочих германских структур. После окончания войны все эти службы благополучно перекочевали сначала в Западную Германию, где жил и Бандера, которого убили наши разведчики в 1959 году в Мюнхене, а затем в Лэнгли, гнездо ЦРУ. И все украинские, прибалтийские и прочие подразделения ЦРУ были сформированы из деятелей ОУН-УПА, соратников Бандеры и Шухевича. Они же организовывали эмигрантское движение и сопротивление «лесных братьев» на территории СССР. Операции ЦРУ продолжались вплоть до середины 1950-х годов. Эти люди, их дети и внуки сегодня руководят соответствующими подразделениями государственного департамента США и центрального разведывательного управления. У них нет никаких комплексов в отношении фашизма, потому что они и есть фашисты. Руководительница украинского на тот момент управления ЦРУ Екатерина Чумаченко была женой Виктора Ющенко, президента Украины. То есть страна, как говорится, прямо управлялась через кухню.
Украина стала предметом серьезного геополитического давления не потому, что в этом случае интересна Украина, а потому что интересна Россия. А она интересна для США и западных стран как самостоятельный центр силы. Анализ современной геополитики надо начинать с Соединенных Штатов Америки, которые являются единственной сверхдержавой, единственным геополитическим игроком с глобальными интересами и возможностями, в том числе возможностями применения силы в любой точке земного шара.


Концептуальные основы американской политики достаточно просты. В Интернете вывешена очередная стратегия национальной безопасности США в русском переводе, которая была обнародована президентом Обамой. Она мало чем отличается от всех других концепций национальной безопасности, которые принимались после Второй мировой войны. Базовая исходная позиция американской внешней политики проста: американское глобальное доминирование. США — сила на стороне добра, Америка — исключительная страна. Концепция исключительности сейчас используется больше, чем когда-либо в XX веке. Исключительность Соединенных Штатов состоит в том, что это богом избранный народ. Если хотите, Израиль наших дней, маяк свободы, надежда всего человечества. Самая демократическая страна, которая, по предначертанию судьбы, должна не только быть маяком для всего человечества, но и нести этому исстрадавшемуся человечеству идеалы американской мечты, американской свободы. Естественно, любыми путями и способами.


Как достигается глобальное доминирование? За счет предотвращения возникновения, или ослабления, или уничтожения альтернативных центров силы. Тех центров силы, которые представляют угрозу американскому глобальному доминированию. Что это за страны? Есть перечень государств, который не очень скрывают в Соединенных Штатах. Эти же государства являются одновременно и целями для американских возможных атомных атак. Количество таких государств в последние годы сокращается. Несколько лет назад в списке было семь стран. Потом из него выпал Ирак, недавно — Ливия. Сейчас из списка выпала Сирия. Осталось четыре страны — Иран, Северная Корея, Китай и Российская Федерация.


Россия, естественно, воспринимается как альтернативный центр силы, потому что он неподконтролен. Кроме того, Россия является единственным государством на планете, которое представляет для США экзистенциальную угрозу. То есть угрозу физическому существованию Соединенных Штатов. Наши ядерные силы способны их уничтожить вместе со всем человечеством в течение получаса. Никто больше такой возможностью не обладает. Вот почему сдерживание России всегда было стратегией Соединенных Штатов, начиная с периода после Второй мировой войны, когда американские идеи об исключительности получили и серьезное материальное подкрепление. Напомню, что когда закончилась Вторая мировая война, и вся Европа была разрушена, как и вся Азия тоже, на США приходилось 60% мировой экономики. У американцев была армия порядка 12 миллионов человек. США после этого создали систему военного присутствия по всей планете. Сегодня это присутствие существует в виде базирования в 128 государствах планеты. А самих американских баз еще больше — свыше 800. Пятая часть их находится на границах Российской Федерации. Если бы у нас было столько баз на американском континенте, конечно, появились бы основания подозревать нашу страну в намерении осуществить агрессивные действия в отношении страны, находящейся в Северной Америке.
Российско-американские отношения всегда строились на основе концепции взаимного гарантированного уничтожения. То есть мы знаем, что в случае возникновения конфликта и одна, и другая сторона при любом сценарии может нанести ответный удар, что предполагает взаимное гарантированное уничтожение. Это является, думаю, главной основой мира на Земле. И российско-американских отношений — тоже.


США после холодной войны осваивали геополитический вакуум, который образовался в результате распада Советского Союза, и, естественно, постарались максимально осложнить отношения России с соседними государствами. У нас было разное понимание того, что является благом и чем является постсоветское пространство. Для нас оно — поле интеграции, и успех определяется тем, насколько тесно мы взаимодействуем с нашими партнерами по СНГ. А для США определение успеха — это, наоборот, насколько удается дистанцировать все эти страны от Российской Федерации. На это работают все органы власти Соединенных Штатов Америки, огромная сеть неправительственных организаций.

В США приблизительно 15 тысяч НКО, занимающихся внешней политикой. Некоторые из них финансируются лучше, чем наше Министерство иностранных дел. У нас же, я считаю, количество НКО, которые могут решать какие-то внешнеполитические задачи, не превышает десятка. Из 15 тысяч американских НКО подавляющее большинство работают сейчас в странах Восточной Европы, в Украине, в России. Называть их общественными организациями нельзя, поскольку даже официально приблизительно 65% средств этих организаций — это деньги ЦРУ и госдепа Соединенных Штатов. Поэтому деятельность этих НКО подчинена жесткой геополитической цели ослабления Украины, России и других стран.


Сейчас США увидели возможность через Украину значительно ослабить Россию. Обама в послании о положении страны, с которым он выступал в январе, сказал, что Россия уже дышит на ладан, что экономика ее находится в руинах, и она сама скоро падет под грузом американских санкций и давления со стороны объединенного Запада. Россия в изоляции, и вообще, США весьма довольны, как ситуация развивается. Сейчас обсуждается вопрос об отправке американского оружия на Украину. Я, честно говоря, не думаю, что США будут его поставлять. Не потому, что проявляют миролюбие или считают, что Украина справится своим собственным оружием. Прежде всего потому, что в окружении Обамы есть понимание: такого количества оружия, которое необходимо для победы, на Украину все равно не поставить. Если американцы начнут поставлять оружие, у России будут развязаны руки. У нас есть возможности поставить много оружия — и более качественного, чем то, которым сейчас пользуются ополченцы.


Обама запросил у Конгресса США разрешение на использование Вооруженных сил США против Исламского государства. США вступают, похоже, в большую войну на Ближнем Востоке. Не думаю, что в подобных условиях США, рискуя еще и отношениями с союзниками в Европе, будут осуществлять поставки военной техники на Украину. Там понимают, что, как в Ираке, Йемене или той же Сирии, американское оружие может оказаться в других руках. Ясно, что ополченцы могут захватить американские танки столь же успешно, как и украинские.


Но надеяться на то, что США ослабят давление на нашу страну, не приходится. Ясно, что они не ослабят давление и на Европу, которую сейчас в значительной степени контролируют.
Европейский союз — интересное объединение. Мой итальянский коллега как-то дал определение ЕС, о котором я раньше не задумывался. Это объединение государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне, то есть союз лузеров. Во главе с главным лузером — Германией. И неслучайно, что границы Европейского Союза сейчас достаточно точно совпадают с границами Третьего Рейха. Как оказалось, фашизм остается европейской ценностью в не меньшей степени, чем некоторые другие европейские ценности.


ЕС — конечно, очень сложное объединение. Это бюрократическая большая надстройка, которую не ругает только ленивый, в том числе и за то, что она не обеспечивает демократизм принятия решений — поскольку руководящие органы Евросоюза вообще никто не выбирает. Они принимают решения, которые визируют правительства и национальные парламенты после того, как они приняты. То есть большая часть актов в ЕС принимается на наднациональном уровне в Брюсселе никем не избираемой бюрократией. Помимо этого наблюдаются большие экономические проблемы, связанные с тем, что единая зона евро порождает шизофреническую ситуацию. Страны с собственной экономической политикой не могут проводить собственную монетарную политику, не могут регулировать размер денежной массы, которая регулируется из единого центра. Это обрекает экономики таких стран, как Греция, существовать в условиях очень тяжелой валюты, не имея возможности проводить собственную политику, в том числе с девальвацией, что делают часто в периоды кризисов.


Экономически ЕС находится в очень тяжелом положении. Что бы ни говорили о том, как Европа замечательно живет, но пока Евросоюз даже близко не подошел к планке 2007 года, когда Европа из кризиса еще не выбралась. Исключение составляет Германия, которая почти покончила с кризисом. Считается, что Европе повезет, если она вернется на уровень 2007 года лет через десять. Уже очевидно, что ЕС потеряет много лет для экономического роста. В этих условиях присоединение к американским санкциям и ответные санкции России наносят серьезный урон европейской экономике. В отличие от экономики США. Американцы могут спокойно санкционировать нас, зная, что это не принесет им серьезного урона. Ведь Америка в нашей внешней торговле занимает 4 процента. А вот Евросоюз — почти половину. Для ЕС Российская Федерация является третьим торговым партнером после США и Китая.


Ясно, что европейский бизнес и значительная часть европейского общественного мнения настроены не в пользу санкций. На Мюнхенской конференции меня поразил колоссальный разрыв между тем, что говорили люди с трибуны, и тем, что эти же люди говорили в кулуарах. То есть официальная, жесткая позиция в отношении России и санкций сменялась в кулуарах извинительным: «Вы же понимаете...». А что понимать? Идет жесточайшее давление на Европу со стороны США, идет давление на европейскую элиту, которая, напомню, в значительной степени выпестована Соединенными Штатами.


Американцы работают с элитами по всему миру. У них есть очень хорошая система тех же самых неправительственных организаций, которые занимаются СМИ, студентами, учебниками и пестуют национальные элиты с младых ногтей. Молодых лидеров отбирают, учат, продвигают. Так создается то, что Сэмюэль Хантингтон назвал «давосской культурой». По Хантингтону, 10 тысяч таких лидеров управляют миром. Это руководители крупнейших финансовых корпораций, члены правительств, парламентарии, владельцы газет, журналисты, ведущие эксперты, руководители мозговых центров.


Конечно, все европейские лидеры прошли по этим ступеням, американцы их выпестовали. Не случайны недавние откровения одного из видных немецких журналистов: «Если вы не работаете в ЦРУ, у вас нет шансов в немецкой журналистике, вы просто никуда не пробьетесь». Европейская элита консолидирована и взращена Соединенными Штатами. Поэтому бессмысленно говорить этим людям: «Измените европейское общественное мнение». Они ведь и формируют европейское общественное мнение. Изменить такое мнение невозможно, они отобраны именно потому, что думают, так сказать, в унисон с элитой США. Вот почему Европа так зависима.


США, раздувая украинский конфликт, решают важную задачу: вырыть ров между Россией и Евросоюзом, разделить Евразию. Геополитический кошмар Америки — объединенная Евразия. Представляете Европейский союз, дружащий с Россией! А они дружат с Китаем и Индией. И где в этом случае вообще окажутся США, где окажется доллар? Украина — это и есть тот ров между ЕС и Россией. Он проложен, чтобы возможности Евросоюза не объединились с ресурсами России. В противном случае возникает очень серьезный геополитический противовес США. Именно поэтому Европа не самостоятельна, и неслучайно уже после Минских договоренностей Ангела Меркель сказала, что речь идет не только о том, чтобы не отменять санкции в отношении России. Это свидетельствует только об одном: Меркель и Олланд приезжали в Москву и в Минск не потому, что очень сильно борются за мир, а потому что Порошенко и украинский режим потерпели тогда очередное военное поражение. Европейские лидеры бросились, как спасательная команда, выручать Порошенко, ситуативно не думая о том, что будет происходить дальше. Однако ясно, что дальше будет происходить только нагнетание ситуации.


В результате давления, естественно, у России появились неприятности. Рубль ослаб, хотя полагаю, что в совокупности все санкции в отношении России нанесли нашей экономике меньший урон, чем падение цен на нефть. Я не склонен думать, что это падение — заговор, исключительно чтобы ослабить российскую экономику. Так получилось, что обвал нефтяных цен навредил еще больше американской экономике. Однако сам по себе этот факт имеет для нас более масштабные негативные последствия, чем все санкции, вместе взятые.


Что России в этой ситуации делать? Конечно, ответ на этот вопрос у нас всегда был один: главные союзники России — это ее армия и флот. И в последнее время Россия предприняла резкий рывок в усилении своей обороноспособности. После многих лет разговоров о разваленной армии на Западе признали, что у России по совокупной мощи — вторая военная машина на планете после США. А по многим параметрам — первая. У нас появились новые системы вооружений, которые принципиально меняют баланс военной силы. Например, у нас есть новейшие межконтинентальные баллистические ракеты, способные достичь территории США не только через Северный полюс, но и через Южный. А это означает девальвацию всей системы американской ПРО. Все, что американцы выстроили на Аляске, в Калифорнии, в Польше, теряет оборонное значение. Наша ракета может прилететь совсем не оттуда, откуда ее ждут.

Но укрепляя оборону и говоря о том, что армия и флот — наши лучшие союзники, не будем забывать о стратегической глубине. Сегодня Россия активизировала систему создания союзов, альянсов и выстраивание системы противовесов западному влиянию. Говорить об изоляции России просто невозможно, хотя Обама заявляет, что это уже состоявшийся факт. Однако в санкциях против России участвуют только страны НАТО, Япония и Австралия. Членами ООН являются 193 страны, и значит, больше 160 государств ни в каких акциях против России не участвуют и участвовать не будут.


А ведь каждый посол страны — члена ООН получил пятистраничное письмо, которое должен был вручить главе своего государства. Если коротко, то содержание письма было ультимативным: «Либо вы присоединяетесь ко всем антироссийским санкциям, действиям, голосованиям, либо у вас возникают очень большие проблемы в отношениях с Соединенными Штатами Америки». Тем не менее никто, кроме стран НАТО, Австралии и Японии, к этим шагам и санкциям не присоединился, а грозную бумагу, мягко говоря, положили в ящик.


Итак, о российской системе альянсов и стратегической глубине. Это, прежде всего, трансформация Евразийского экономического союза и СНГ в более тесные интеграционные группировки. Например, в Единое экономическое пространство в составе России, Беларуси, Казахстана, Армении и Киргизии. В организации сотрудничества в формате этого экономического пространства проявляет заинтересованность и ряд других стран — от Вьетнама до Индии и Турции. Во всяком случае, Единое экономическое пространство может быть достаточно широко. Здесь же и Организация Договора коллективной безопасности, которая работает в более широком формате с участием еще и Таджикистана. Ясно, что этот оборонительный союз — тоже серьезное укрепление наших стратегических позиций.


Безусловно, в нынешних условиях важнейший геополитический партнер, союзник Российской Федерации — это Китай. В России есть опасения в отношении Китая. Китай, мол, гегемонистская сила, китайцев очень много, они нас заполонят, заселят Дальний Восток, и так далее. Для понимания Китая очень важно понять суть страны. А суть ее в значительной степени определяла Великая китайская стена, которая тянулась на 12 тысяч километров, защищая страну от угрозы с Севера. Это стратегическая, геополитическая озабоченность Китая на протяжении многих веков. Китайская история насчитывает 5 тысяч лет, это самая древняя цивилизация на планете.


Сейчас впервые в истории у Китая есть признанная защищенная северная граница. И это основополагающий факт, величайшее достижение за всю историю Китая. Здесь это, безусловно, ценят. Китайцы рассматривают Российскую Федерацию прежде всего как очень надежный стратегический тыл, имея в виду, что США на протяжении всех последних лет до событий на Украине определяли Китай в качестве своего главного геополитического противника. Именно в Тихий океан, в страны, сопредельные с Китаем, американцы перебрасывали вооруженные силы из той же Европы. Произошел поворот к Азии, как его объявил Барак Обама. Значительная часть вооруженных сил и ВМФ США была перебазирована, для того чтобы сдерживать китайскую мощь, а вовсе не российскую. Конечно, китайцы в этих условиях рассматривают Россию как важнейший тыл.


В свое время, когда победила Китайская революция, руководители КНР Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай приехали на переговоры со Сталиным. Они использовали термин «спина к спине». Советский Союз обеспечивает интересы социалистического лагеря на Западе, а Китай — на Востоке. Термин «спина к спине» сейчас тоже используется китайским руководством. Портить отношения с Россией китайцы не будут. Кроме того, надо помнить, что 80 процентов китайцев живут на побережье, для них наша территория — это нечто очень дикое, северное и холодное. Китайская цивилизация всегда смотрела не на Север — ведь Север был опасностью, а на Восток, на Тихий океан. И сейчас Китай и Россия относятся друг к другу как важнейшие партнеры, а наши отношения находятся на самой высокой точке за все время.


Китай осуществил колоссальный экономический рывок. Я в Китае бываю каждый год с 1994 года, и ничего подобного в мире по темпам изменений представить себе просто невозможно.
Когда распался Советский Союз, китайская экономика составляла приблизительно треть экономики РСФСР. Сейчас российская экономика — меньше 20% от китайской. Китай стал первой экономикой мира в 2014 году по паритету покупательной способности и продолжает расти. Не так быстро, но все равно со скоростью 7% в год, отрываясь от нас приблизительно на половину российского ВВП ежегодно. В Китае третья военная машина после США и Российской Федерации. У него самая большая армия на планете, и теперь уже достаточно современные вооруженные силы, имеющие и серьезный космический компонент. Китай вышел на прочное второе место, в какие-то моменты даже на первое место по количеству космических запусков и созданию космической группировки.


Китай сейчас готов подставить плечо Российской Федерации. Он это делает. Если для нас закрыто финансирование на Западе, то оно открыто на Востоке. Если у нас мусорный рейтинг на Западе, у нас наивысший рейтинг в Китае для российских компаний и Российской Федерации как государства. Кредитные ресурсы доступны, энергетические проекты развиваются. Один проект «Сила Сибири» на 400 миллиардов долларов о многом говорит. В строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали «Пекин — Москва» Китай инвестирует 240 миллиардов долларов. И таких проектов — огромный список.


Европа хочет избавиться от зависимости от российской энергии, хотя избавиться не может. Мы поставляем треть потребностей энергии для Европы. Но в Азии экономика сейчас гораздо больше, чем в Европе, и она растет. Условия рынка диктуют: поставлять энергию лучше на Восток, а не на Запад, причем в Азии и объемы поставок могут быть больше, и цены на электроэнергию выше, чем в Европе. Поэтому все наши энергетические проекты весьма и весьма оправданы, не говоря уже о проектах, которые мы реализуем в Азии в атомной энергетике, космической сфере, в военно-техническом сотрудничестве. То есть разворот на Восток выглядит совершенно рационально.


Разворот на Восток — это в том числе и проект «Турецкий поток», который будет осуществляться вместо «Южного потока». В чем смысл этой инициативы, в чем новый проект принципиально отличается от предыдущих энергетических проектов, реализованных в Европе?


Россию постоянно обвиняют, что она создает проблемы: поставки ненадежны, «не там» проводит газопроводы, не отделяет добычу от транспортировки. Вообще нельзя нас допускать к газораспределительной сети! А еще — надо задействовать в отношениях с Россией Третий энергопакет, который должен регулировать поставки нашего газа в Европу.


Мы предлагаем, реализуя «Турецкий поток», другую схему.
На границе Турции и Греции создается газовый хаб, куда закачивается натуральный газ и создается предприятие по сжижению газа. Каждый, кто хочет покупать эти углеводороды, сам ведет трубу, куда хочет. Либо посылает танкеры, которые будут заправляться сжиженным газом. Никаких транзитеров, никаких претензий, никаких энергопакетов. Приезжайте, cash and carry (плати и вези). Все. И никаких претензий ни к нам, ни у нас.


Надо сказать, что стратегическая глубина обеспечивается и на других направлениях. Отмечу Индию. В Китае сейчас почти 1,4 миллиарда человек, а в Индии — почти 1,3 миллиарда. Через несколько лет Индия обойдет Китай как самая населенная страна планеты, там нет контроля над рождаемостью. Индия по паритету покупательной способности уже стала, судя по всему, третьей экономикой в мире, обогнав Японию. С Индией у России никогда не было не то что конфликтов, но даже споров. Мы единственная пара великих держав на планете, которые друг с другом никогда не конфликтовали, и в Индии это очень ценят.


Конечно, индийцы смотрят во все стороны, у них сложные отношения с Китаем. С Индией у нас пока небольшие экономические связи, потому что страна сейчас разворачивается и в сторону Америки, и в сторону Японии, и в сторону стран АСЕАН. Тем не менее индийско-российское сотрудничество активно развивается.


Не случайно Владимир Путин, встречаясь с президентом Нарендрой Моди в декабре, подтвердил и стратегическое сотрудничество, и сделку на поставку 10 миллионов тонн нефти в год из России в Индию. То есть Индия становится крупным рынком для российских энергоносителей.


Россия, Китай и Индия вместе сотрудничают в формате РИК («Тройка»), в формате БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Это объединение центров цивилизационного притяжения, наиболее быстро растущих экономик мира. БРИКС — это 43% человечества, больше 20% мировой экономики. Это государства, которые никогда не подведут Российскую Федерацию. Как президент Российского национального комитета по исследованию проблем БРИКС и руководитель Академического форума БРИКС должен сказать, что это гораздо более серьезная организация, чем представляется на Западе и у нас. Уже действуют 25 форматов сотрудничества, создаются банк и Фонд резервных валют, которые будут альтернативой МВФ и Всемирному банку.


Шанхайская организация сотрудничества — это взаимодействие по безопасности. Организация была создана Россией, Китаем и среднеазиатскими государствами для решения проблем безопасности. В этом году Россия председательствует и в Шанхайской организации, и в БРИКС. Саммиты пройдут одновременно в Уфе в этом году, в первой декаде июля. В ШОС есть несколько стран-наблюдателей, начнется впервые процесс расширения ШОС. В ее состав войдут Индия и Пакистан. Эти страны, конечно, не очень хорошо ладят друг с другом, но это крупнейшие центры влияния. Достаточно сказать, что население Пакистана заметно больше, чем население Российской Федерации.


На очереди в члены ШОС стоит Иран, и он не будет пока принят только по одной причине — в уставе ШОС написано, что страна, находящаяся под санкциями ООН, не может быть принята в организацию. В свете последних переговоров по ядерной проблеме Ирана снятие санкций вполне возможно. Значит, произойдет и дальнейшее расширение Шанхайской организации. Интересно, что на статус наблюдателя в ШОС активно претендуют разные страны, в том числе США. Им в этом отказано. Никакого статуса наблюдателя у США не будет. Поэтому, возвращаясь к заявлениям Обамы, говорить об изоляции Российской Федерации довольно смешно.


Россия сама по себе является пятой экономикой в мире по паритету покупательной способности. Это государство первого порядка по целому ряду параметров, Россия является одним из пяти постоянных членов ООН, и наше политическое влияние в мире очень велико. Наша страна — первоклассная военная держава, ядерная и космическая сверхдержава. Когда США заявили о том, что они санкционируют сотрудничество Роскосмоса с НАСА, наш вице-премьер Дмитрий Рогозин сказал: «В таком случае пусть американцы доставляют космонавтов на МКС с помощью батута». Потому что никаких других возможностей у них просто не будет.


Россия является, безусловно, энергетической сверхдержавой. Это не стратегия развития, а констатация факта. Мы очень часто жалуемся, что сидим на энергетической игле. А что в этом плохого? Современная энергетика — это хай-тек, это высочайшие технологии. Кроме того, кто занимает первое место в мире по добыче нефти и газа на сегодняшний момент? США. А за счет чего они обеспечивают сейчас экономический рост? За счет нефти и газа, за счет 13 штатов, которые их производят. За счет чего США сейчас увеличивают экспорт? На первом месте стоит такая товарная позиция, как поставки угля в Европу.


В современной энергетике нет ничего плохого. На самом деле доля энергетики в нашей экономике гораздо меньше, чем в Канаде или Австралии, и вообще, наш сырьевой сектор не такой большой по международным меркам. Вопрос в другом: у нас бюджет является очень зависимым от энергоносителей. Но это сознательная стратегия государства, для того чтобы снижать остальной налоговый груз.


У нас не самая сильная экономика с точки зрения доходов на душу населения, но и этот показатель за последние годы очень сильно вырос. Если до начала большого расширения ЕС в 2003 году не было ни одной страны Евросоюза, где уровень жизни был ниже, чем в Российской Федерации, то сейчас уже много государств ЕС, где уровень жизни ниже, чем у нас. Это Болгария, Румыния, а сейчас отстают уже и прибалтийские государства. Сейчас по уровню жизни, ВВП на душу населения, мы на уровне Хорватии или Венгрии. Это уровень, который был немыслим еще несколько лет назад.


Да, экономические санкции болезненны, но тем более важно запустить мотор развития внутри страны. Санкции создают кризисную ситуацию. А слово «кризис» в языке мудрых китайцев обозначается двумя иероглифами: один — «опасность», другой — «возможность». И надо, чтобы опасности нас стимулировали, чтобы мы реализовывали свои возможности. Чтобы через начавшееся импортозамещение смогли запустить мотор развития реальной экономики, прежде всего внутри Российской Федерации. Это укрепит обороноспособность, обеспечит высокий уровень жизни, поднимет авторитет России и превратит нашу страну в растущий динамичный центр силы современного мира.

НИКОНОВ Вячеслав Алексеевич,
председатель Комитета по образованию Государственной Думы, председатель правления фонда «Русский мир», член Высшего совета партии «Единая Россия», доктор исторических наук

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru