Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№9, Сентябрь 2015

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КРУГЛЫЙ СТОЛ

Вячеслав НИКОНОВ
РАБОЧИЕ КАДРЫ: ПРОБЛЕМЫ ПОДГОТОВКИ

ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ

Лев КРИШТАПОВИЧ
Великий день воссоединения

КОНТЕКСТ

Александр ЗОЛОВ
СССР И РАЗГРОМ ЯПОНИИ

АКТУАЛЬНО

Виктор ШАХОВСКИЙ
СПАСЕНИЕ — В КУЛЬТУРНОМ КОДЕ ЯЗЫКА

ДИСКУССИЯ

Олег ХАРЕБИН
О чем предупреждали братья Стругацкие

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей ЛУЦЕНКО
КАРТ-БЛАНШ БАНКА РОССИИ

ЭКСПЕРТИЗА

Александр КОЛТУНОВИЧ
УКРАИНА: ЭКОНОМИКА ПРОВАЛА

АКЦЕНТ

Алексей РЕНКЕЛЬ
ЛИЦО КОМПАНИИ

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Александр СОЛЖЕНИЦЫН
С УКРАИНОЙ БУДЕТ ЧРЕЗВЫЧАЙНО БОЛЬНО

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Вячеслав НИКОНОВ
Председатель Комитета Государственной Думы по образованию
Тема, которую мы сегодня обсуждаем, безусловно, является одной из центральных для развития нашей страны. К сожалению, в 1990-е годы Российская Федерация пережила деиндустриализацию. И это отразилось очень сильно на всей системе подготовки кадров по рабочим профессиям. Мы должны признать, что в современных условиях этот процесс, несмотря на начавшееся импортозамещение, не остановился. Деиндустриализация продолжается, и это отражается на динамике подготовки кадров по рабочим профессиям.


Во всяком случае за последние два года количество профессиональных и образовательных организаций уменьшилось на 15 процентов, контингент обучающихся сократился на 2,3 процента. Прием на обучение по программам среднего профессионального образования в 2014 году сократился по отношению к 2012 году на 10 процентов. Правда, идет общее сокращение количества выпускников школ, но, тем не менее, кадры рабочих профессий, конечно, сейчас востребованы в большей степени, чем это позволяет наша образовательная система. Причем в двадцати шести субъектах Российской Федерации прием на программы увеличился, а в сорока пяти субъектах сократился.
В профессиональных образовательных организациях работает около 400 тысяч штатных сотрудников, имеющих уровень оплаты 26,9 тысяч рублей в месяц. В некоторых регионах средняя заработная плата не превысила размеры целевого значения 80 процентов от среднего уровня соответствующего субъекта Федерации.


Из явно позитивных моментов я бы отметил принятие государственной программы развития образования на 2013 и 2020-е годы, а также стратегию развития и систему подготовки рабочих кадров, формирование прикладных квалификаций в Российской Федерации на период до 2020 года, в подготовке и обсуждении которых принимали участие и депутаты Государственной Думы.


Надо отметить расширение спектра программ профессионального обучения, совершенствование их содержания, становление региональных моделей и сети организаций профессионального образования, усложнение инфраструктурных единиц, таких как ресурсные центры и центры профессиональной квалификации.


Сделаны шаги по интеграции в международное образовательное пространство, которое в соответствии с доброй национальной традицией называется, конечно же, «WorldSkills International», вместо того чтобы носить нормальное русское название.


Система профессионального образования сталкивается с очень серьезными вызовами. Существует количественный и качественный разрыв между потребностями экономики в рабочих кадрах, в специалистах среднего звена и их реальным наличием, соответствием квалификации и требованиям работодателей. Эти качественные показатели до сих пор нас не удовлетворяют. Динамично развиваются некоторые приоритетные отрасли экономики, сменяется техника, усложняется технология производства. В то же время модификация ряда профессий явно за этим не поспевает.


У нас недостаточно ведется работа по повышению привлекательности рабочих профессий. Во всяком случае, мы видим в средствах массовой информации пиар чего угодно и рекламу чего угодно, только не рабочих профессий. Недостаточно эффективна система профессиональной ориентации. Существует острая конкуренция с организациями высшего образования. Количество бюджетных мест, выделяемых для поступающих в высшие учебные заведения, у нас растет и будет расти все то время, пока у нас происходит сокращение абитуриентов. А это приводит, конечно, к серьезному оттоку детей именно в высшее образование, а не в систему СПО.


На рынке труда тоже серьезная конкуренция, но уже с рабочей силой из-за пределов Российской Федерации. Трудовые мигранты создают некую закупорку каналов для продвижения наших кадров на рынок труда. К тому же снижается уровень конкурсного отбора при приеме на обучение по программам высшего образования. Как следствие — снижение престижа и востребованности профессионального образования.


Серьезная проблема — недостаточный уровень оплаты труда педагогических работников, старение кадров, в том числе корпусов мастеров производственного обучения. Материально-техническая база оставляет желать лучшего. Но это, наверное, самое главное, что должно быть в системе среднего профессионального образования, где надо обучаться на основе современных технологий, а не на устаревших станках. Недостаточен уровень учебно-методического, информационно-технологического сопровождения образовательных процессов. Мы отмечаем несовершенство механизмов реализации взаимодействия с работодателями, с социальными партнерами, неразвитость института государственно-частного партнерства.


Среди предложений, которые мы вносили в связи с антикризисной политикой правительства, было и предложение о повышении стипендий в системе СПО. Они, конечно, по своему размеру просто позорны для современного государства, вообще для образовательной системы. К сожалению, наши предложения на этот счет не были услышаны.


Таким образом, сейчас тема вышла на первый план. Она, безусловно, остро стоит и в Москве, где явно ощущается переизбыток высших учебных заведений и выпускников высшей школы при явном недостатке кадров рабочих профессий.
Мы подготовили проект рекомендаций круглого стола, по итогам обсуждения он будет доработан и направлен в адрес ответственных органов государственной власти и всем участникам процесса, всем заинтересованным в решении этой проблемы.

Алексей ШАПОШНИКОВ
Председатель Московской городской думы
Для Москвы вопрос подготовки рабочих кадров очень актуален. Причем со всех точек зрения. Начиная с нашего быта. Кто обслуживает дома, кто приходит к нам в качестве электрика или сантехника? Это специалисты рабочих профессий, которые сейчас, к сожалению, представлены не москвичами и даже чаще всего не россиянами.


Куда делись люди, которые раньше работали в Москве и обслуживали наш быт? Большой вопрос. Есть, так сказать, местные экономисты, юристы, бухгалтеры. Но московских ребят, которые приходили бы в рабочие профессии, к сожалению, не так много.


Время идет, производство усложняется. Появились новые рабочие профессии, выросли целые новые отрасли. Москва опять становится важным промышленным центром, где необходимы рабочие руки. Процесс воспроизводства рабочих кадров, с одной стороны, надо активизировать, с другой — необходимо его контролировать.


Какие нужны профессии, сколько и каких рабочих рук необходимо для городского хозяйства — это можно подсчитать и спланировать. Исходя из того, что мы можем это планировать, надо уже говорить о том, какие специальности нам необходимо получить на выходе и какие специальности, самое главное, мы сможем обеспечить рабочими местами. Потому что выпускать молодых ребят, обученных той или иной специальности, но не давать им работу — тоже будет неправильно.

Наталия ЗОЛОТАРЕВА
Директор Департамента государственной политики в сфере подготовки рабочих кадров и ДПО Министерства образования и науки Российской Федерации
Как уже было отмечено, подготовка специалистов среднего звена и рабочих ведется в четырех тысячах профессиональных образовательных организаций и 400 вузах. При этом обучающихся по программам среднего профессионального образования у нас в России около 2,8 миллиона человек.


Что произошло за последние несколько лет?


Прежде всего, в 2012 году была завершена регионализация системы среднего профессионального образования. Все техникумы, колледжи и училища были переданы в субъекты Российской Федерации. Таким образом, создалась ситуация, когда регион может по-хозяйски выстроить подготовку кадров, готовить молодежь по тем профессиям и специальностям, которые нужны экономике и социальной сфере региона.


За последние несколько лет сеть профподготовки оптимизировалась, количество образовательных организаций уменьшилось, но увеличились сами образовательные организации. И если раньше в одном техникуме училось примерно 400 человек, то сегодня техникумы стали крупными организациями с контингентом порядка тысячи человек.


На фоне общего сокращения выпускников уменьшается и контингент. Он сократился примерно на 2,4 процента по сравнению с 2012 годом. Растет количество выпускников 9-х классов — это серьезный тренд. Примерно, на 10 процентов увеличилось количество выпускников 9-х классов, которые поступают в профессиональные образовательные организации.


Если говорить о педагогических работниках, то в этом году средняя заработная плата у них — 26,4 тысячи рублей. Но пока неоднородна в Российской Федерации. Условия труда педагогических работников системы среднего профессионального образования — одна из ключевых зон внимания на ближайшие годы. Сейчас в нашем Департаменте сформирована рабочая группа, которая готовит концепцию кадрового обеспечения системы среднего профобразования.


Продолжается целевая поддержка региональных систем профессионального образования и развитие движения WorldSkills. Его мы для себя определяем как один из мощных механизмов повышения привлекательности рабочих и технических профессий. Этот механизм используется во всем мире. Проводятся соревнования, когда на одной площадке собирается целый блок профессий и специальностей. Региональные власти должны проводить экскурсии со школьниками, различные мастер-классы. На такой открытой площадке можно увидеть красоту современного труда. Можно понять, например, что в распоряжении современного плотника не 4–5 предметов оборудования, а 80 элементов.

А насколько сейчас современна работа специалистов по холодильному оборудованию, можно понять, заглянув в открытую схему холодильника. В регионах, которые начали это движение, происходит повышение интереса ребят к этому уровню образования. Например, в Татарстане на 10 процентов выросло в прошлом году количество ребят, которые пришли в систему среднего профессионального образования.


Параллельное движение — это повышение требований к абитуриентам в системе высшего образования. Мы сейчас совместно с Рособрнадзором проанализировали результаты ЕГЭ по регионам. Ведем анализ возможных рисков в регионах по количеству выпускников школ, которые не смогут прийти в систему высшего образования, проанализировали контрольные квоты приема, которые выделили регионы для системы среднего профессионального образования. По нашей информации из регионов, на 37,6 процента увеличены контрольные цифры приема в субъектах Российской Федерации.


Начиная с 2012 года, когда был создан наш департамент, мы перед собой поставили задачу сделать базовое нормативное и методическое обеспечение системы. Были обновлены все федеральные стандарты, прежде всего начального профессионального образования, и преобразованы в уровень среднего профессионального образования. В этом году мы внесли серьезные изменения уже во все федеральные образовательные стандарты среднего профессионального образования и рабочих, и специалистов среднего звена.


Восстановлены сроки подготовки по рабочим профессиям до 2,9 года. Введено право использовать вариативную часть на увеличение производственной практики. Образовательная организация может вести практико-ориентированную модель обучения. Создан целый пакет методических материалов, который направлен в субъекты Российской Федерации в части среднего профессионального и дополнительного образования. Сейчас мы завершаем создание учебно-методических объединений среднего профессионального образования, и в дальнейшем эта деятельность уже станет регулярной.


В чем сложность учебно-методических объединений? В связи с регионализацией у нас, по сути, рассыпалась система УМО, которая базировалась на федеральных образовательных организациях. И сейчас мы выстраиваем новую сеть. Система среднего профессионального образования была первой при переходе на новый Закон «Об образовании в Российской Федерации», имеющий полный пакет нормативных правовых актов. И с 2013 года департамент ведет мониторинг нормативно-правовых актов и правоприменительной практики по субъектам Российской Федерации. На регулярных совещаниях по федеральным округам мы анализируем практику, и на основе обратной связи с регионами и федеральными министерствами вносим соответствующие коррективы.


Важной вехой явилась стратегия развития системы подготовки рабочих кадров и формирования прикладных квалификаций. Эту стратегию мы разрабатывали совместно с регионами, бизнесом, международными экспертами, она соответствует международным тенденциям. В связи с тем, что эта система преимущественно находится в субъектах Российской Федерации, мы понимаем, что мониторинг — один из ключевых механизмов развития. До настоящего момента мы базировались на основе статистических данных и мониторинга экономики образования, который ведет Высшая школа экономики.


Со следующего года мы будем расширять мониторинг подготовки кадров, включая туда не только результаты участия ребят в чемпионатах профессионального мастерства, но также и информацию по трудоустройству выпускников на основе федеральной системы документов об образовании.


WorldSkills — инструмент не только повышения привлекательности. Это серьезный инструмент повышения квалификации наших мастеров производственного обучения и преподавателей. Мы планируем введение практической части в итоговую государственную аттестацию. Понятно, что практические задания по дизайну будут соответствовать демонстрационным заданиям, которые имеются в соревнованиях WorldSkills.


Мы запустили движение «Абилимпикс». Это соревнование для инвалидов. Для нас важен проект по дуальному обучению, в котором участвуют сейчас 12 регионов. По итогам этого проекта мы совместно с агентством стратегических инициатив к концу года планируем сформировать региональный стандарт кадрового обеспечения экономики регионов, который будет включать рекомендации для бизнес-структур, государственных структур и образовательных структур региона.


Помимо традиционной субсидии регионам на развитие региональных систем профессионального образования, которое продолжится в следующем году, повысим внимание к практико-ориентированному обучению, развитию WorldSkills, повышению квалификации преподавателей и созданию инфраструктуры для взаимодействия бизнеса, образования и власти.

Вячеслав НИКОНОВ
У меня такой вопрос: каким образом регионы определяют, например, количество мест, выделяемых на подготовку специалистов по ядерной энергетике, по космосу, по информационным технологиям? Регионы дают заявки или это можно рассчитать, исходя из имеющихся государственных стратегических программ? Из общей стратегии развития страны и необходимости тех или иных кадров?


Второй вопрос по качеству. Насчет WorldSkills даже Владимир Путин в Послании Федеральному Собранию говорил. Но там провальные у нас результаты. На выходе уровень квалификации не соответствует никаким международным сопоставлениям.


Как министерство, помимо того, что оно собирается мониторить что-то, собирается воздействовать на качество образования, если это все отдано в субъекты Федерации? Кстати, когда в субъекты Федерации были переданы СПО, которые занимаются транспортом, как мы выяснили на заседании Комитетов по образованию и транспорту, три четверти этих заведений были просто закрыты за ненадобностью. Потому что потребности в специалистах-транспортниках отдельный субъект Федерации не в состоянии оценить в принципе.


И третий вопрос. Вся образовательная система очень сильно переживает по поводу огромного количества отчетности. Одна из уникальных форм отчетности уже в этом году была предложена именно для организаций СПО. Они должны были проследить траекторию развития каждого выпускника. Не учащегося, повторяю, а выпускника. Причем на годы вперед и в еженедельном режиме. Это, конечно, уникальная форма отчетности, утвержденная в тот момент министерством. Нам обещало руководство министерства, что эта форма будет отменена. Вот вопрос: она отменена?

Наталия ЗОЛОТАРЕВА
С 2008 года во всех вузах и во всех техникумах действуют центры трудоустройства. И в этой сети есть стандартные формы подачи информации о трудоустройстве. По ситуации на рынке труда готовился доклад, и соответственно, необходимо было собрать оперативную информацию. Министерство направило запрос, который стандартно заполняется всеми организациями, обратив внимание на значимость передачи этой информации. То есть никакого нового запроса не было разработано.


Второе. Имеется другое письмо, с рекомендациями о разработке планов трудоустройства и дальнейшего повышения карьерного, профессионального роста. Эти планы только рекомендуется разрабатывать для выпускников, то есть это ни в коем случае не отчетный документ. Рекомендация приводится как пример, который можно либо использовать, либо не использовать.


Мы приостановили запрос в части трудоустройства до осени в связи с тем, что система образования все равно переходит на анализ трудоустройства на основе данных Федерального реестра сведений документов об образовании и квалификации.


О подготовке кадров для отраслей федерального значения. Я обратила внимание, что у нас подготовка ведется еще в 400 вузах. И формирование государственного задания в вузах основывается на согласовании объемов с отраслевыми ведомствами. Направляется из министерства промышленности запрос на подготовку кадров по программам высшего и среднего профессионального образования и в рамках государственного плана. Соответственно, мы выделяем такие контрольные цифры по согласованию с министерством. По укрупненным группам специальностей действуют координационные советы, которые согласуют объемы, выделяемые вузам на подготовку таких кадров. Подготовку специалистов для информационных технологий мы согласуем с Минкомсвязью.


О контрольных цифрах в субъектах Российской Федерации. Когда техникумы были переданы в регионы, на переходном этапе возникали сложности. Но сейчас крупные работодатели, например в авиации, в ракетно-космической промышленности, формируют рабочие группы, в рамках которых мы взаимодействуем. Рекомендуем крупным корпорациям заключать соглашения с региональными органами исполнительной власти, чтобы участвовать в формировании государственного задания на подготовку кадров в региональных техникумах.


Качество подготовки кадров. Действительно, по серьезному блоку профессий и специальностей качество подготовки у нас в разы ниже мировых требований. И соревнования в WorldSkills — очень хороший термометр. Мы увидели, что в сфере информационных технологий, в области автоматизации мы на среднем уровне по сравнению с мировыми показателями.


Мы сейчас ввели в действие электронную систему судейства, которая интегрирована с международной системой, и видим по количеству баллов в каждой профессии, сколько набирают наши ребята, насколько это соотносится с международным уровнем. Это хорошая обратная связь для того, чтобы производить системные изменения, как мы и сделали, например, по сварочным работам. Мы переделали федеральный стандарт, потому что структура подготовки сварщика у нас не соответствовала мировому видению.


Мы запустили уже обучение экспертов в WorldSkills, потому что для нас очень важно сформировать профессиональное сообщество. Потому что система большая, и за один год кардинальные изменения в квалификации преподавателей произвести очень сложно. Поэтому мы рассматриваем сообщество экспертов WorldSkills как те семена, которые разбрасываем по регионам. Но мы планируем усиливать объемы подготовки преподавателей и модернизировать систему подготовки и повышения квалификации преподавателей в системе среднего профессионального образования.

Антон МОЛЕВ
Председатель комиссии Московской городской думы по образованию
В рамках моего доклада я бы хотел осветить специфику подготовки рабочих кадров именно в московском регионе. Надо начать с того, что, в отличие от других регионов России, экономика которых в значительной степени базируется на предприятиях промышленности, в структуре валового регионального продукта Москвы наибольший удельный вес занимает сфера торговли и обслуживания, включая торговлю топливно-энергетическими ресурсами. На втором месте находятся бизнес-услуги, научные исследования и разработки, а также информационные технологии. А промышленность занимает третье место в московской экономике по объему добавленной стоимости.

По оценкам исследователей рынка труда, ежегодно Москве требуется 14–15 тысяч дополнительных рабочих, из них 3–4 тысячи — на развитие производств, в том числе новых. Еще около 10 тысяч нужно на замену выбывающих рабочих рук. Эти новые кадры должны обладать, может быть, не совершенно новыми знаниями и навыками, но, безусловно, новыми компетенциями, соответствующими времени. Даже в том случае, если речь идет о традиционных профессиях.
Например, специальность слесаря по-прежнему остается лидером в десятке наиболее востребованных рабочих профессий в Москве. Однако сегодня слесарь должен не только умело пользоваться гаечным ключом и отверткой, но знать основы компьютерных технологий, потому что технологические производства оснащены программным обеспечением. И это повсеместная практика.


Комплекс мер, направленных на повышение качества профессионального образования в Москве, отражен в государственной программе «Столичное образование». Одной из поставленных задач является повышение к 2018 году доли до 80 процентов выпускников государственных колледжей, обучавшихся по программам среднего профессионального образования, сертифицированных работодателями. В 2014 году этот показатель составил 45 процентов. Необходимо отметить, что практически 70 процентов вакансий в Москве — рабочие профессии, включая производство и сервисное обслуживание производственного характера.


Наиболее востребованы со стороны работодателей на столичном рынке труда рабочие строительных специальностей. Каменщики, маляры, арматурщики, бетонщики, облицовщики, плиточники, штукатуры, слесари, сантехники.

В Департаменте образования Москвы в настоящий момент функционирует 60 профессиональных образовательных организаций, которые реализуют 64 программы подготовки квалифицированных рабочих, служащих и 110 программ подготовки специалистов среднего звена. Общий контингент обучающихся по программам среднего профессионального образования составляет около 95 тысяч студентов. В колледжах города обучаются также около 3 тысяч детей-сирот и 3 тысяч детей с ограниченными возможностями здоровья.


В течение трех лет по окончании колледжа дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети с ограниченными возможностями здоровья должны получать помощь специалистов образовательной организации, которую они окончили, в социально-трудовой адаптации и трудоустройстве на современном рынке труда.


В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» на базе московских колледжей создано 26 центров профессиональных квалификаций по тринадцати направлениям, наиболее востребованным экономикой города. Это финансово-банковская сфера, машиностроение, информационные технологии, сфера обслуживания и гостинично-туристическая сфера, химические технологии, экология и новые материалы, железнодорожный транспорт, телекоммуникации и информационная безопасность, жилищно-коммунальный комплекс, медицинская техника и оптика, автотранспорт, автодорожное хозяйство, технология общественного питания, а также строительство и издательско-полиграфическая сфера. В 2014 году в центрах прикладных квалификаций по 607 программам профессионального обучения и дополнительного профессионального образования прошли обучение свыше 29 тысяч человек.


Вместе с тем, к сожалению, минимальное участие принимают работодатели в разработке образовательных программ в соответствии с федеральными стандартами, утвержденными Министерством образования Российской Федерации. Поэтому выпускники, обучавшиеся по таким стандартам, далеко не в полной мере удовлетворяют требованиям работодателей.


Очевидным негативным следствием ситуации является низкая эффективность бюджетных затрат, связанных с обучением студентов по несертифицированным образовательным программам в колледжах. А с другой стороны, работодатели вынуждены дополнительно затрачивать в среднем около 30 тысяч рублей на дообучение выпускников колледжей, пришедших на работу.


Несмотря на неполное соответствие качества подготовки специалистов, в условиях повышенного спроса, выпускники колледжей, обучавшиеся и по сертифицированным, и по несертифицированным программам, не испытывают значительных проблем с трудоустройством. Около 80 процентов — это достаточно высокий в современных условиях показатель — находят работу в течение первого года после завершения обучения. Это говорит, повторюсь, о существенном спросе на рабочие руки.


В последние годы создана служба содействия в трудоустройстве выпускников при колледжах, которая обязана обеспечить не только этот высокий процент, но и системность, целевой характер трудоустройства. Они должны гарантированно предлагать два-три рабочих места каждому выпускнику в соответствии с его квалификацией. А при повторном обращении выпускников в службы содействия им необходимо оказывать сопровождение до фактического трудоустройства и закрепления на предприятии.


Достаточно серьезные задачи. Но в какой степени они могут в полном объеме выполняться. Не будем забывать, что это пока только начавшаяся практика.


Следует отметить, что действующее федеральное законодательство предусматривает участие объединений работодателей на всех уровнях, в том числе в разработке федеральных государственных образовательных стандартов. Это предусматривают и федеральные государственные образовательные стандарты по конкретным профессиям. Обеспечение подготовки рабочих кадров и специалистов под конкретные рабочие места требует эффективного взаимодействия образовательных организаций и работодателей, вовлечение их в разработку образовательных стандартов среднего профессионального образования.

Отдельно хотелось бы остановиться на независимой оценке качества подготовки выпускников колледжей. Эта практика организована объединением работодателей, в том числе Торгово-промышленной палатой Российской Федерации, МЧС, РЖД, Метрополитеном, крупными компаниями — поставщиками различных товаров и услуг с выдачей соответствующих сертификатов. Не государственного, конечно, образца, поскольку это независимая оценка. Тем не менее она весьма существенно демонстрирует существующие проблемы.


В то же время Московская конфедерация промышленников и предпринимателей (работодателей) ведет активную целенаправленную работу по развитию системы профессиональных квалификаций. В 2014 году Конфедерация при поддержке Департамента градостроительной политики Москвы проводила профессионально-общественную аккредитацию образовательных организаций, осуществляющих подготовку кадров для строительной отрасли города. А также кадровых агентств, специализирующихся на подборе кадров для строительной отрасли. Начинания весьма позитивные. Если в этом направлении мы будем двигаться дальше, это даст, как мне кажется, позитивный эффект.


Перед системой профессионального образования стоит задача развития механизмов государственно-частного партнерства в целях консолидации ресурсов бизнеса, государства и образовательных организаций. Очевидно, что государство располагает значительным потенциалом подготовки кадров. Это и выстроенная система отбора обучения специалистов, и наличие оборудованных зданий. В Москве с этим ситуация гораздо лучше. Это еще и система социальной поддержки и сопровождения молодежи.


Бизнес, со своей стороны, имеет более ясные представления о фактической потребности в специалистах и тех компетенциях, которыми эти специалисты должны обладать. Бизнес располагает профессиональными кадрами, которые непосредственно находятся на производстве и владеют современными технологиями. Для развития таких партнерских отношений необходимо переходить от разовых договоренностей к системе соглашений о сотрудничестве, основанных на долгосрочном планировании и взаимодействии.


В настоящее время в практике образовательных организаций работодателей применяются отдельные инструменты государственно-частного партнерства. Участие работодателей в повышении эффективности процесса подготовки специалистов заключается в известном всем практическом обучении студентов на реальных рабочих местах, стажировке преподавателей и проведении занятий для студентов представителями предприятий, участие работодателей в разработке экспертизы учебно-программной документации. В Москве имеются примеры успешных практик, например, в сфере связи и автомобильной промышленности.


Существенной проблемой в системе профессионального образования — здесь я хотел бы заострить внимание — является то, что рабочие профессии в Москве непрестижны. Эта особенность не то чтобы исключительная, но существенная для Москвы. Если мы обратимся к среднестатистическому школьнику, то перспектива трудоустройства после 9-го класса в учреждение среднего профессионального образования не является приоритетной или хоть в сколько-нибудь значительной степени развитой. Хотя в последнее время существуют исключения из этого правила. Но системно эта проблема есть. Вопрос информационной поддержки и рекламы в стадии даже еще не начавшегося решения.

Среди важнейших мер повышения престижа рабочих профессий видится создание прозрачной информационной среды, содержащей сведения о текущем состоянии рынка труда и его прогнозном развитии для различных категорий населения: для ищущих работу, органов исполнительной власти, работодателей, а также для абитуриентов с целью заблаговременного определения образовательной траектории.


Для организаций качественной профориентации в системе образования вслед за таким интересным проектом, как «Университетские субботы», был запущен проект «Профессиональная среда», который позволяет молодежи ознакомиться с работой того или иного предприятия, перед тем как сделать свой выбор в рамках обучения. Речь идет о том, что по субботам колледжи открывают свои двери для семи- или восьмиклассников, и предлагают им вместе с родителями посмотреть, насколько может быть интересна и увлекательна рабочая профессия.


Другой существенной проблемой является снижение кадрового потенциала организаций среднего профессионального образования и потребность в более современных образовательных программах. В государственных профессиональных образовательных организациях города сохраняется, хотя и в меньшей степени, чем несколько лет назад, дефицит кадров — мастеров производственного обучения, преподавателей прикладных дисциплин, владеющих перспективными технологиями и имеющих опыт работы на современном производстве.


Доля работников в возрасте до 50 лет составляет более 50 процентов от общей численности. Но в то же время количество проработавших свыше 20 лет практически в 4 раза больше, чем педагогов со стажем от 5 до 10 лет. То есть такой приток в эту профессию не очень велик. Попытки решения кадровой проблемы предпринимаются путем организации системы повышения квалификации. За последние 5 лет 95 процентов преподавателей повышали свою квалификацию на бюджетной основе более двух раз. В 2013 году в программах повышения квалификации приняли участие 50 тысяч преподавателей и руководящих работников колледжей. Это формальные, на мой взгляд, цифры, которые, тем не менее, дают повод для анализа.


Необходимо признать, что подготовка рабочих кадров, обеспечивающих потребности промышленности города, требует комплексного подхода во взаимодействии бизнеса и органов власти. Она может быть решена при условии активного участия работодателей в разработке образовательных программ и налаживании межведомственного взаимодействия органов власти, как в сфере образования, так и в сфере организации занятости и промышленной политики.

Одной из общих целей организации системы образования работодателей и органов власти является увеличение количества студентов, обучающихся по образовательным программам, в реализации которых на всех этапах участвуют работодатели. Это организация учебно-производственной практики, предоставление оборудования и материалов, участие в разработках программ и оценке результатов их освоения, проведение собственных учебных занятий. При этом необходимо, чтобы оценка качества подготовки рабочих кадров и прикладных квалификаций была по возможности или по максимуму независима и объективна.


Совместные усилия также должны быть направлены на повышение доступности получения профессионального образования с последующим трудоустройством для детей-сирот и детей с ограниченными возможностями здоровья. Это тоже значимое направление. Кроме того, нельзя забывать, что участники процесса подготовки рабочих кадров нуждаются в достоверной и доступной информации об этой сфере, поэтому требуется продолжить, серьезно усилить работу по формированию прозрачной системы информирования общественности о текущем состоянии рынка труда и его развитии.


Анализ правоприменительной практики в Москве, проведенный совместно с органами исполнительной власти, показал, что запроса на какие-то принципиальные изменения не существует и ключевой, существенной проблемой в законодательном обеспечении и развитии данного направления является неполное соответствие городского законодательства в сфере образования федеральному. А вот приведение в соответствие нормативной правовой базы города федеральному законодательству и его кодификация — это одна из приоритетных задач комиссии по образованию Московской думы.

Надежда ШАЙДЕНКО
Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию, академик Российской академии естественных наук, Международной академии педагогического образования
Думаю, в этой аудитории не надо объяснять, что профессиональное будущее любого человека зависит от его школьного образования. Перед телегой в среднем и высшем профессиональном образовании надо поставить лошадь. В нашем случае под этой лошадью мы будем понимать образовательную область «Технология», которая в свое время так успешно в наших школах развивалась.


Сегодня Наталия Михайловна Золотарева сказала, что дети должны увидеть красоту труда и потом начнут трудиться. Дело в том, что мы по детям и внукам своим прекрасно видим: если младенец до определенного возраста не научился плавать, то потом его, скажем, в 10 лет, уже трудно учить. Так и в подростковом возрасте: каждый мальчишка с удовольствием будет разбирать и собирать мотор, скутер вместо лего. Не любоваться работой, а делать ее. И если мы дадим ему уже в школьном возрасте профориентацию на рабочую профессию, на инженерную специальность — а это также сегодня серьезная проблема, — то сможем сформировать тягу к труду.


В опыте нашей российской школы был прекрасный пример. В 1993 году в базисный учебный план мы вставили предметную область «Технология», которая пришла взамен нелюбимого многими и устаревшего предмета «Труд». Потому что такой труд вызывал неудовлетворенность из-за низкой интеллектуальной насыщенности предмета, отрыва его содержания от достижений современных технологий, отсутствия творческого развития учащихся. И в 1992 году временный трудовой коллектив, созданный министерством образования Российской Федерации, разработал концепцию, а позднее программу «Технология» для первого, четвертого, пятого, одиннадцатого классов.

Не буду за отсутствием времени рассказывать о достижениях этого курса. Но интерес педагогов Японии, Кореи и ряда других развитых стран к нашему опыту существовал, и это говорит о многом. Что сегодня? А сегодня, к сожалению, трудовая подготовка в школе и преподавание курса «Технология» в образовательной области претерпевает очень серьезное ухудшение.


Во-первых, недостаточно часов на этот предмет в базисном учебном плане. Недостаточно финансирования. Из-за низкой оплаты труда в связи с малой нагрузкой в школах уходят учителя технологии, прежде всего мужчины. Скажу о проблеме подготовки учителей технологии. В моем родном Тульском педагогическом, где я 20 лет была ректором, мы развивали это направление, готовили учителя технологии, преподавателя для средних профессиональных учебных заведений. А сегодня таких преподавателей не хватает и скоро совсем не будет. План набора, госзаказ на эту специальность категорически урезается. Я говорю: не сокращается, а урезается.


Во-вторых, во многих школах сегодня технология не изучается, потому что школа имеет право, например, технологию обработки материалов заменить информационными технологиями либо другими предметами для подготовки к единому госэкзамену. Площади учебных мастерских сокращаются, а порой мастерские вовсе ликвидируются. Расходный материал не оплачивается. И в таком духе можно продолжать очень долго.


Говоря о задачах подготовки рабочих кадров, надо начать со среднего образования, со школы, с предметной области «Технология». Она сегодня является единственным учебным курсом, который в своем содержании отражает и общие принципы творческой преобразующей деятельности человека, и дает ребенку возможность реально сформировать какие-то практические компетенции.

Владимир ПЛАТОНОВ
Депутат Московской городской думы, старший вице-президент Московской торгово-промышленной палаты
Предлагаю немножко пофантазировать. Мы победили и небывалым образом повысили качество подготовки по рабочим специальностям. И вот уникальный каменщик, который еще может иногда заниматься сваркой, приходит на работу. И у него конкурент — человек, который не имеет такого блестящего образования, но он готов работать на стройке столько, сколько скажут, жить там, где покажут. Он не претендует на два выходных и на праздничные дни. Скажите, кто победит в этой конкуренции?


В государстве сейчас много уже сделано, надо не останавливаться, в том числе и в первую очередь депутатскому корпусу. Надо сделать все, чтобы иностранного рабочего было невыгодно брать на работу. Это самая главная проблема. Мы можем готовить блестящих специалистов, но бизнес пока таков, что он берет на работу того, кого выгодно, в кого меньше можно вложить и больше получить.
Поэтому задача государства — сделать так, чтобы это было невыгодно.


Необходимо создавать условия для того, чтобы у россиян было преимущество, как во всех нормальных цивилизованных странах с более давними демократическими традициями. Сначала обеспечиваются трудом свои рабочие, а потом уже все остальные.


Как нам выстраивать систему повышения качества и систему образования? Мне повезло, я работал на машиностроительном заводе имени Хруничева. Мы делали ракеты, которые летали. При заводе было ПТУ № 39. Там готовили столько, сколько нужно станочников по всем профессиям, и они потом уже знали, куда пойдут, на какое рабочее место. Люди и не знали, что, оказывается, они занимались дуальным образованием. Они просто три дня работали на производстве, два дня повышали интеллектуальный уровень будущих рабочих. Я застал рабочих, которые читали книги и стояли в очереди, чтобы подписаться на каких-то писателей.


Еще существовал техникум, который готовил среднее звено только для завода. Был 5-й факультет МАТИ. Я вовремя оттуда ушел. Было грустно, когда рабочие-станочники становились инженерами и переходили с 300 рублей на 120. Правда, когда началась перестройка, завод организовал возможность ИТР работать за станками с числовым программным управлением во вторую смену. И люди хоть стали нормально жить.


Я не предлагаю вернуться к той системе, это уже невозможно. Торгово-промышленная палата развивает систему образования совместно с нашими коллегами из Торгово-промышленных палат Германии и Франции. Там есть что взять на вооружение. Наверное, это самое главное, что государство обеспокоено и создает систему подготовки профессионалов. Но мы не выправим положение статистикой, когда говорят: мы же собираем заявки. Дело в том, что эти заявки подают люди, которым не нужно, чтобы кто-то пришел трудиться за нормальную зарплату, с пятидневной рабочей неделей и с различными «наглыми» требованиями — зарабатывать деньги и жить в приличных условиях. Таких работодателей устраивают совершенно другие кадры.


Поэтому задача парламента и депутатов — создавать систему. Мы сейчас знаем, сколько выделяем денег, где нужны профессиональные кадры и что преимущество должно создаваться. Высококачественный труд должен быть востребован при высокой зарплате. Только тогда появится и уважение, и все прочее к этим профессиям.


И я считаю, что во всей системе необходимо усиливать роль и значение Торгово-промышленных палат — они объединяют добропорядочных предпринимателей. Недобропорядочные в Торгово-промышленную палату не приходят. Они скрываются от правоохранительных органов.


А здесь и оформление заявок, и создание системы, и гарантия, что будет качественная подготовка именно тех людей, которые нам нужны. Ко мне на прием пришла женщина и сказала: я не могу найти работу в универсаме даже кассиром. Все вакансии — приезжим. Это ползучая проблема. Предприниматель увеличивает свою доходность, а государство несет огромные потери. Москвичи остаются без работы, а мы должны вкладывать деньги в их переподготовку, в социальную защиту. Деньги, которые зарабатывают у нас иностранные рабочие, вывозятся за границу.

Не секрет, что деньги, заработанные в России — это половина бюджета иной дружественной страны. Конечно, приезжих рабочих невозможно заместить полностью, и на заводе Хруничева были работники, которые назывались тогда «по лимиту». Но они работали в цехах, куда москвич действительно не хотел идти — штамповка, химическое производство. Сегодня условия изменились, и лимитчики отбирают места у москвичей. Мы отвернулись от проблем труда, от возможности трудиться для россиян-москвичей.

 

Виктор КРЕСС
Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре
Нельзя сказать, что власть ничего не делает. Мы сегодня слышали, что решения принимаются и действуют на уровне правительства и региона. Надо думать, в каждом регионе есть положительные примеры. Но, если посмотреть на проблему в целом, она не только не решается, а усугубляется. И особенно сейчас, когда нам через санкции указали, что мы должны производить сами. Оказывается, мы просто разучились, не умеем это делать. А главное — некому сегодня делать.


Я бы не стал приводить в качестве положительного примера регионализацию образовательного процесса. По большому счету такая регионализация и не ставила задачу улучшить состояние в средних технических учебных заведениях.

Просто из федерального бюджета средства перебросили на региональный бюджет. Однако известно, каково состояние региональных бюджетов. И многие регионы просто не могут в одиночку решить проблему. В пилотных проектах участвует не только региональный бюджет, но и федеральный. Правда, участвует пока копейками. Я глубоко убежден: если мы хотим решить задачу подготовки рабочих кадров, надо всю систему пересмотреть. Высшее образование, понятно, полностью за федеральным бюджетом. Но что касается подготовки рабочих кадров, здесь надо сложить усилия Федерации и регионов в соотношении 50 на 50.

Что касается школ — это полностью региональный бюджет. И никаких, я считаю, возражений ни у одного региона не будет. Потому что это справедливая, правильная схема.
Об итогах пилотных проектов я могу говорить на примере Томской области. Когда здесь начинали строить нефтепровод на восток страны, то обнаружили, что не хватает сварщиков. Мы в училищах готовили сварщиков ручной сварки. А оказывается, трубы свариваются на автоматах. Тогда я попросил «Транснефть» сложить ее усилия с регионом. Мы предоставили помещения, «Транснефть» вложила средства, поставили линии. В очередь в это учебное заведение стояли и стоят сегодня.


То же самое с Томским электромеханическим заводом. Есть положительные примеры в Липецкой области. Почему они положительные? Потому что 75–80 процентов — это вложения того, кому нужны рабочие кадры, то есть работодателя.

Конечно же, остро стоит проблема с преподавателями. В некоторых регионах заработная плата школьных учителей составляет 150 процентов от средней по региону. А мы тут с восторгом говорим, что в системе подготовки кадров достигли 80-процентной оплаты от средней по региону. Это 26 тысяч рублей. А на преподавателей ПТУ это вообще не распространяется. То есть у них зарплата еще меньше.

Понятно, что в условиях рынка на законодательном уровне эту проблему решить трудно. Но если и дальше ничего не предпринимать, то об этой проблеме надо просто забыть. В середине 1970-х годов я в 26 лет был назначен руководителем предприятия, и моя зарплата составляла 275 рублей. А треть рабочих получала 350–400 рублей. И это считалось нормальным. Сегодня соотношение заработной платы рабочего и менеджера далеко не в пользу рабочего.

У него 20 тысяч, а у менеджера 300 тысяч. Вот вопрос: кто будет за эти деньги работать? Поэтому надо думать, что можно предпринимать в оплате труда преподавателей по рабочим специальностям. Не подумаем сегодня, завтра может быть поздно.

 

Ильдар ГИЛЬМУТДИНОВ
Член комитета Государственной Думы по образованию
В Татарстане очень много крупных предприятий. Неоднократно руководители жаловались, что они получают из нашей системы образования специалистов, не готовых к работе. Предприятия вынуждены открывать у себя центры, которые тратят деньги на подготовку и переподготовку кадров. И вот некоторые предприятия просто взяли под свое крыло специальные образовательные программы. Например, у вертолетного завода есть своя средняя школа, где уже с девятого класса вертолетчики готовят себе специалистов. То есть существует механизм, помогающий готовить кадры.

Я за то, чтобы в высшие учебные заведения брать на бюджетные места только под целевой набор. Подписывать контракт, что выпускник потом пойдет работать на определенное производство. Прекращать нужно бесполезные траты, а потом искать для этих ребят работу. В рамках целевого набора будет и теория, и практика.

И еще. Сейчас более половины выпускников 9-го класса пошли в средние образовательные организации. Стимулов тому много, в том числе ЕГЭ.
Конечно, материальная база слабая. Нужна, наверное, федеральная программа, которая участвовала бы в софинансировании укрепления материальной базы. Республика Татарстан получает субсидию на развитие региональной системы профессионального образования. Но не только Татарстан, все остальные тоже должны получать.

Нужна и пропаганда учебных центров. В 1990-е годы много появилось организаций, которые пропагандировали деятельность таких центров. А сейчас мало информации. Как будто у нас нет ни передовых образовательных организаций, ни передовых учителей, новаторов, педагогов. Или мы про них забыли, или настолько затюкали, что они просто боятся высунуть голову.

И самое последнее. Возможно ли предприятиям и организациям, которые берут молодых специалистов, какие-то отчисления уменьшать? Например, когда работали студенческие трудовые отряды, то с предприятий, бравших на работу студентов, многие налоговые платежи убирали. У предприятия был стимул брать молодых.

Александр СМЕТАНОВ
Депутат Московской городской думы, генеральный директор ОАО «Научно-производственное предприятие «Сапфир»
Я директор оборонного предприятия, которое занимается микроэлектроникой. И не понаслышке знаю проблемы, о которых мы здесь говорим. Может быть, мой опыт будет интересен.

Старение коллективов на оборонных предприятиях, да и не только на оборонных, достигло сегодня критической точки. Не исключение и наш «Сапфир». Каким образом мы пытались выйти из этого тяжелого положения? Для начала мы прикрепляли к нашим, так сказать, зубрам, аксакалам молодых ребят из рабочих династий. Но это не дало положительного результата, поскольку не было массовости. Тогда мы решили, что нужно создавать на каждом предприятии, которое нуждается в молодых кадрах, центр притяжения.

Так появился наш инновационно-технический молодежный центр. Сюда ходят школьники с семи лет. А чем их занимать? Показывать, как хорошо быть слесарем, токарем или фрезеровщиком? Мы пошли другим путем. Стали заниматься 3D-принтерами, 3D-сканерами, робототехникой. То есть тем, чем дети с пеленок, можно сказать, занимаются на своих гаджетах. Вот в таких играх можно было сразу определить, кто из них гуманитарий, а кто технарь. Кому-то интересно было непосредственно что-то делать и работать на 3D-принтерах. А кому-то было неинтересно, они ходили и зевали. Но для них мы тоже нашли работу. Они стали заниматься маркетингом.


Теперь о глобальной задаче профориентации. Мы проводили круглые столы в молодежном центре, и там не раз звучало мнение, что высшее образование не для всех. Для ребенка трагедия, когда после сдачи ЕГЭ он приходит в институт, а с первого курса его отчисляют. Например, физику не знает. И куда ему деваться? Сегодня мы хорошо забытое старое пытаемся внедрить в наше сегодня.


Мне кажется, проблему можно решить целевым набором и частно-государственным партнерством. Допустим, министерство образования держит связь с предприятием, и под контролем министерства за обучение студента 70 процентов платит государство, а 30 — работодатель. После окончания института молодой человек или девушка должны прийти на предприятие, отработать три года. После этого могут делать все что угодно.


Я говорил об этом с избирателями, многие поддерживают эту идею. На наше предприятие, например, нужны сборщики микросхем, заливщики компаундами. Не буду в технические дебри лезть. Не готовит таких специалистов ни одно образовательное учреждение. Мы готовим их сами. Наше предприятие, в принципе, самодостаточно. Но существует огромное количество производств, директоров которых я знаю, которые тоже говорят о подобной проблеме. Где найти специалистов нужного нам профиля, где их учить?


Сегодня бизнес практически частный, предприятия акционируются. И акционируются для того, чтобы иметь большую возможность маневра. Частно-государственное партнерство вписывается в рамки такого маневра. Я знаю, что микроэлектронных предприятий в Москве достаточно. У них тоже нехватка таких специалистов. Тоже выходят из положения по разным интересным схемам. Я считаю, что частно-государственное партнерство в подготовке рабочих кадров могло бы решить проблему.

Виктор ДЁМИН
Директор Красногорского государственного колледжа, президент Союза директоров средних специальных учебных заведений
В этом году в четырех федеральных округах, в семи регионах России с участием законодателей идет обстоятельный разговор по состоянию профессионального образования. Сегодня растет внимание различных государственных органов к этой проблеме. На основе участия в этих форумах мне хотелось бы сделать несколько выводов.


Первый вывод делает само студенчество, достаточно многочисленное в России. Ему предоставлена возможность более эффективно участвовать в сфере труда, обеспечивать устойчивое развитие экономики.
Второе. Нельзя не признать, что впервые выработаны современные подходы, которые позволяют стратегически видеть пути решения проблем подготовки рабочих кадров.


Вместе с тем есть очень серьезные факторы, на которые обращают внимание в регионах. Мы можем говорить о профориентации, о преподавателях, но, к сожалению, примат высшей школы как некий мандат успешности доминирует в обществе. Это культивирует исполнительная власть. Нет ориентации общеобразовательной школы на внешнюю среду, на рынок труда. Современный педагог, даже самый талантливый, совершенно не ориентирован на состояние рынка труда и не готовит молодого человека к жизни.


Проблем много в профшколе. Но есть проблемы кричащие, требующие внимания законодателей. Первая проблема — это приведение объемов и профилей подготовки в соответствие с потребностями рынка труда. Какие здесь «ножницы»? Бизнес заявляет о необходимости смены подготовки за три-четыре года. А по нашим прогнозам, на это потребуется семь-восемь лет. И когда мы перестроимся, для бизнеса эти задачи станут днем вчерашним.
Нужна новая экономическая политика в профшколе. Сегодня мы живем по законам общеобразовательной школы, которая была заложена в прошлом веке. Все вопросы оплаты труда, развития материально-технической базы, нормативное существование системы профобразования ориентированы на нормативы общеобразовательной школы.


Поэтому требуется нормативная, законодательная проработка в системе образования. Это неформальное, дистанционное, электронное образование. И еще заинтересованность бизнеса в подготовке кадров, его участие в процессе.
Фактически у нас из лексикона ушло понятие базового предприятия. Контрактная подготовка — только для высшей школы. Почему мы не решаемся это сделать в системе среднего профобразования, чтобы повысить ответственность студентов за отработку огромных государственных средств, которые выделяются на подготовку в том числе и рабочих кадров?


Мастера-наставники как класс закончились на промышленных предприятиях, поскольку их содержание влияет на себестоимость выпускаемой продукции. Участие бизнеса в укреплении материально-технической базы стремится к нулю. Материальная база не работает на опережающие направления подготовки рабочих кадров. Кому выгодно платить три вида налогов? Эта проблема не нова. И я думаю, что к ней нужно возвращаться. Нужна какая-то гибкая форма налоговых преференций для бизнеса, иначе у нас ничего не будет, кроме лозунгов.


Недопустим уровень заработной платы преподавателей в системе профобразования. Многие годы назад она была самой высокой, а сегодня у мастеров зарплата выше, чем у преподавателей. Решить эту проблему предполагается в 2018 году. Но обновленные коллективы, работающие по-современному, получим через 8 лет. Тогда, когда кадровый потенциал не способен будет устранить нынешние проблемы.
И в завершение я хотел бы поднять проблему, о которой не раз говорил. Необходимо разработать и принять социальные стандарты в системе профобразования.

Владимир БАБЕШКО
Ответственный секретарь Комитета РСПП по профессиональному обучению и профессиональным квалификациям
Российский союз промышленников и предпринимателей традиционно выражал позицию бизнеса по качеству подготовки кадров рабочих профессий. Основой повышения эффективности качества государственного профессионального образования служат национальные профессиональные стандарты.


Если в 2012 году мы предлагали в проект национального плана развития профессиональных стандартов организацию общероссийского мониторинга потребности в знаниях, умениях, навыках рабочих, то теперь на повестке дня — необходимость в прогнозировании таких компетенций. Этот же акцент, в принципе, Наталия Михайловна Золотарева делала, говоря о проекте подготовки рабочих кадров для социально-экономического развития регионов.
18 июня на Петербургском международном экономическом форуме отмечалось: чтобы выпускники школы приходили на производство, нужно работать не с теми, кто заканчивает обучение, а с теми, кто только поступает. И в этой связи РСПП на базе Общественной палаты готовит мероприятия по поводу обсуждения компетенции и прогнозирования компетенции.


На том же Петербургском форуме вице-премьер Ольга Юрьевна Голодец отмечала смещение фокуса формирования потребности в обучении в сторону запроса от человека, не умаляя, впрочем, значимости запроса от бизнеса. И с этой точки зрения хотелось бы напомнить, что наряду со специальными профессиональными компетенциями не стоит забывать и о поддерживающих компетенциях, к которым, в первую очередь, сейчас относят так называемую новую грамотность. А это, по сути, информационно-коммуникационные компетенции. Я бы добавил и предпринимательские компетенции, которые позволяют профессионалу правильно позиционировать и реализовать себя в современной экономической среде.


По данным опроса РСПП прошлого года, основной разрыв существует сейчас между потребностями экономики в рабочих кадрах, специалистах среднего звена и их реальным наличием. Хуже всего дела обстоят с квалифицированными рабочими. 69 процентов респондентов отметили, что их не хватает. Из них 19 подчеркнули острый дефицит. Чуть лучше обстоит дело со специалистами высшего уровня квалификации. Примерно половина опрошенных считает, что таких специалистов скорее не хватает. Специалистов среднего уровня недостает 43 процента. А руководителей — 35 процентов. При этом надо сказать: как на министерство ни уповай, а сам не плошай. Российские компании активно решают проблему нехватки кадров на местах через поддержку учреждений профессионального образования. Для этого внедряются модели индивидуального обучения, создаются и возрождаются базовые организации.


Каковы наиболее распространенные виды такой поддержки в порядке убывания популярности? Опять же по нашим опросам, это организация за счет работодателей производственной практики студентов профильных учреждений профобразования. Затем — поддержка развития материально-технической базы таких учреждений, покупка и передача оборудования. Оплата грантов преподавателям учреждений профобразования, оплата их стажировки, повышения квалификации и, конечно, оплата обучения самим студентам, причем зачастую без каких бы то ни было обязательств с их стороны.


Стоит отметить, что большинство работодателей готовы увеличить затраты на эти цели, если будут введены соответствующие налоговые льготы, и расходы можно будет отнести на себестоимость.

Мы давно и, к сожалению, с переменным успехом пытаемся выступать совместно с Минобрнауки и другими институтами с предложениями в адрес правительства. Но Минфин обычно занимает жесткую позицию по этому вопросу. И в заключение хотелось бы отметить важность региональных инициатив, которые стоит отслеживать на федеральном уровне и потом тиражировать успешный опыт в других регионах или даже на федеральном уровне
В феврале 2015 года в Ленинградской области было подписано соглашение о взаимодействии Комитета общего и профессионального образования с Региональным объединением работодателей — РСПП Ленинградской области. Речь шла о сотрудничестве по созданию региональных профессиональных стандартов и уже начата процедура профессиональной аккредитации образовательных программ.


По поводу участия регионов в WorldSkills мнения неоднозначны. И по поводу не слишком импортозамещающего наименования этого конкурса, и по поводу не всегда радующих результатов. Тем не менее это путь, который, наверное, нужно пройти, потому что это лучше, чем ничего.


***
На круглом столе с сообщениями выступили начальник отдела департамента образования Москвы В. С. Неумывакин, заместитель директора департамента образования Владимирской области С. А. Болтунова, член научно-консультативного совета Общественной палаты РФ М. В. Довгялло, директор Тамбовского промышленно-технологического колледжа Е. А. Бабайцева.

Вячеслав НИКОНОВ
Перед нашей страной стоят очень серьезные вызовы. Это вызовы внутренние — вызовы развития — и вызовы внешние, связанные с попытками добить Россию, если называть вещи своими именами.
В этих условиях оставлять все, как было или как есть, — просто преступление перед страной.


Иностранные рабочие могут заполнять не только вакансии предприятий угольной отрасли. Как мы видим, в соседней братской Украине трудовые мигранты умудрились заполнить половину правительства. Дальше уже и говорить не о чем. Страна переходит под внешнее управление, уничтожается на глазах.


Поэтому когда говорят, что мы реализуем некоторые задачи, что нам дают цифры, а мы на основании этих цифр строим нашу образовательную политику — это подход, который точно ведет страну в тупик.
Ситуация, как справедливо заметил Виктор Мельхиорович Кресс, только усугубляется. Это проблема не только нашей образовательной сферы, это проблема, по большому счету, стратегии развития страны.


То, что представлено как стратегия образования, да и многие другие отраслевые стратегии, является на самом деле набором мер, друг с другом, как правило, не связанных. Эти меры не раскрывают стратегию, не показывают перспективы развития тех или иных отраслей. Не говорят в данном конкретном случае, чему надо учить детей. Это якобы должны сказать работодатели. Хотя это определяют люди, которые вырабатывают стратегию развития. Так было, так это есть всегда и везде, кроме нашей страны. Здесь, к сожалению, подход бюрократический и бухгалтерский, он доминирует над подходом стратегическим, над интересами развития.


Конечно, трудовые ниши у нас могут легко заполнить гастарбайтеры, но я не уверен, что именно это — стратегия нашего развития. Должны быть созданы рынки труда и равные условия для всех. Если у нас можно нарушать трудовое законодательство в массовом порядке, то никогда никаких шансов у нашей рабочей силы не будет. И деньги, которые сейчас идут активно на импортозамещение, в конечном счете произведут какой-то продукт. Но заработная плата утечет за пределы нашей страны и добавится к сумме оттока капитала. Ведь зарплата иностранных граждан фиксируется именно по этой статье. Деньги уйдут из нашей экономики.


Вполне очевидно, что нет стратегии подготовки преподавателей для профобразовательной сферы. Очевидно, что нам надо поработать над нормативной базой. Но не может быть одна и та же нормативная база у общеобразовательной школы и у системы профессионального обучения. Они решают во многом разноуровневые задачи, и должна быть другая база для их деятельности. Почему не может быть контрактной подготовки, непонятно. Множество очень ценных мыслей, которые сегодня прозвучали, должны найти отражение в наших рекомендациях.


Проблема очень важная, связанная с будущим страны, если хотите, с ее выживанием. Нам надо не только решать проблемы импортозамещения, нам еще надо, как справедливо заметил Владимир Михайлович Платонов, чтобы ракеты летали. Чтобы они летали и могли обеспечить нашу мирную жизнь, мирное небо и развитие нашей страны.

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru