Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№5, Май 2016

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КРУГЛЫЙ СТОЛ

Иностранцы в российских вузах

Круглый стол - мнения

АКТУАЛЬНО

Магомедкади ГАСАНОВ, Александр ГАВРИЛОВ
Послание власти народу

ГРАЖДАНСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ

В интересах общества и государства

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Василий ТРЕСКОВ
Не хлебом единым

ГРАЖДАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Андрей МАНОЙЛО
«Мягкая сила» террористов

АКЦЕНТ

Георгий САВИЦКИЙ
«Полонез» Минска и Wunder-Waffen Киева

ЭКСПЕРТИЗА

Денис МАКСИМОВ, Руслан ШАФИЕВ
Чем торгуем?

КРУГ ЧТЕНИЯ

Эльдар КАСАЕВ
Пожар войны

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

План русской революции

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Надежда ШАЙДЕНКО
Заместитель председателя Комитета по образованию Государственной Думы
Мы все следим за происходящими в мире событиями, видим, как быстро все меняется. И прекрасно понимаем, что укрепление социально-экономического и политического положения нашего государства, повышение роли нашей страны и президента Владимира Владимировича Путина в мировых процессах дает большие возможности для дальнейшего продвижения русского языка. Несомненно, повышение авторитета нашего государства позитивно должно сказаться на увеличении количества иностранных молодых людей, желающих приехать в нашу страну на обучение в разных формах образования.
Нас будут интересовать сегодня вопросы совершенствования нормативно-правовой базы.


Какие проблемы особенно значительны? Это прием, обучение, выпуск иностранных граждан, въезд, выезд и пребывание на территории Российской Федерации иностранных обучающихся. Еще прохождение производственной практики, трудоустройство в период обучения в российских вузах, трудоустройство по полученной специальности.


Мы будем говорить и о том, что предпринимаемые усилия в нашей стране по модернизации всей системы образования, реализация приоритетных направлений развития системы образования обеспечили целый ряд позитивных изменений и создали предпосылки для расширения обучения иностранных граждан в нашей стране.


Назову лишь некоторые позитивные моменты, которые признают практически все эксперты, все руководители и сотрудники образовательных учреждений.


Начинается процесс формирования нового порядка отбора иностранных граждан и лиц без гражданства на обучение в пределах квоты, которая установлена правительством Российской Федерации. Развиваются механизмы отбора иностранных студентов. Хочется сказать, например, как активизирует Олимпиада «Время учиться в России» иностранную молодежь и сколь перспективно это направление.


Начал работу информационный портал Russia.study, на котором в электронном виде иностранные абитуриенты подают документы на обучение в России. Как представитель регионального вуза должна сказать, насколько прогрессивной является возможность иностранных студентов обучаться в наших вузах на иностранных языках в полном соответствии с законом об образовании. Пока, правда, не во всех вузах это внедрено.


Улучшается материальная база вузов, где обучаются иностранные студенты, и условия их проживания. Один пример. Только в Москве до 2017 года будет введено в эксплуатацию более 300 тысяч квадратных метров новых корпусов, спортивных сооружений, лекционных аудиторий и общежитий. Иностранные выпускники смогут получить гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке. Такое право им дает федеральный закон № 157, принятый в июне 2014 года. Разработана и широко обсуждается концепция экспорта образовательных услуг Российской Федерации.


В то же время существует множество проблем. Это стратегическое планирование, прием, обучение на иностранных языках, социальная адаптация, условия обучения, медицинское обеспечение, организация досуга, отдыха, визовой поддержки.


Очень надеюсь, что наши сегодняшние идеи и предложения действительно позволят поднять состояние обучения иностранных граждан на новый уровень. Мы понимаем, что это и дополнительные финансовые возможности для страны, и усиление влияния нашего государства в мире.


Слово для доклада предоставляется Вениамину Шаевичу Каганову.

Вениамин КАГАНОВ
Заместитель министра образования и науки Российской Федерации
Начать надо, наверное, с хороших новостей. Во-первых, за последние два года у нас существенно вырос контингент иностранных студентов, которые обучаются по очным программам. Существенно — это насколько? На 40 тысяч за два года. Причем за прошлый год — на 25 тысяч. И составляет общее количество уже около 182 тысяч. Это люди, которые обучаются в России по очным программам. Статистика основана на данных, которые предоставили университеты. Такого прорыва мы ждали.


Другая цифра. Уменьшается количество иностранных студентов, которые учатся на заочных программах. Было около 90 тысяч. Сейчас 60 тысяч. Это говорит о том, что и наша система высшего образования, и Рособрнадзор, и иностранные студенты стали более ответственно относиться к делу.


Реализация программ на иностранных языках предусмотрена Законом «Об образовании». Их, естественно, нужно развивать. Не менее важно, чтобы было больше способных потенциальных абитуриентов в мире, которые могли бы обучаться на русском языке. А это значит, что нужно дальнейшее развитие системы обучения школьников на русском языке за рубежом, системы подготовительных факультетов, различного рода возможностей как очных, так и дистанционных. На это направлены усилия последние три года. И некоторый прогресс в этой сфере есть.


Например, создан и работает портал «Открытое образование на русском». За год с небольшим более 3 миллионов посетителей, около 350 тысяч, которые проходят разного рода программы. Создан совместными усилиями многих вузов уникальный образовательный ресурс, который позволят от А-1 уровня до С-2 изучить русский язык тем, кто на это мотивирован. Создана система дистанционного повышения квалификации преподавателей-русистов, что чрезвычайно важно. За год с небольшим почти 4,5 тысячи человек из разных стран проходят свои программы. 180 стран пользуются этим ресурсом. Потенциал здесь значительно выше, чем мы в состоянии использовать сегодня. Увеличена квота приема с 10 тысяч до 15 тысяч человек, что позволило удовлетворить запросы многих стран. А эти запросы постоянно растут. И далеко не все мы можем удовлетворить. Надеемся, что повышается качество образования.
Среди хороших новостей и такая: на протяжении последних лет наблюдается постоянный спрос на помощь в создании или в содействии создания русских школ за рубежом. И не только школ выходного дня, но и школ, которые реализуют программы общего образования. В качестве одного из последних примеров: открытие культурного центра в Париже, где с первого сентября 2017 года будет работать школа по французской программе, но с мощным русским компонентом. Серьезная заявка на влияние в этой сфере.


Дальше — новости, которые заставляют задуматься. Не только мы боремся за иностранного студента, борется весь мир. Германия приняла свою программу по привлечению иностранных студентов. Франция вкладывает 700 миллионов евро в год на продвижение французского языка. Испания готова принимать ежегодно 200 тысяч студентов, чтобы рынок испаноговорящих подтянуть под себя и оставить с носом матушку-Европу и Соединенные Штаты, которые давно и активно работают на этом рынке. Развивающимся странам техническую помощь оказывают страны Старой Европы, Соединенные Штаты. Техническая помощь — это и программы, и установки, и ориентация на соответствующие языки, на соответствующую систему образования.


За последние три года нам удалось увеличить поддержку наших совместных российско-славянских, российско-армянских, российско-киргизских и ряда других вузов. Их популярность растет. Но даже 200 миллионов рублей, которые второй год подряд выделяются на развитие, не позволяют конкурировать с колоссальными вложениями западных стран. А в последнее время активно вкладываются и Китай, и Южная Корея, и Япония в образование в тех странах, которые традиционно были нашими партнерами.


Соревноваться по деньгам мы не сможем. И даже глупо на это рассчитывать. Вот результаты моих переговоров с послом Боливии. В этой стране очень заинтересованы в контактах с нами. Но вот что говорит посол. Когда он учился в Советском Союзе, все было дешевле. И он понимает, что у нас других возможностей нет, но Боливии предлагают программы другие страны, где совсем другие условия. Поэтому молодежь на них и ориентируется. Проблема? Естественно.

Мы в свое время вместе с Россотрудничеством и МИДом, выполняя поручение правительства, готовили предложение по увеличению финансирования специальных программ для стран, которые не имеют своего ресурса, чтобы отобрать и направить хороших студентов. К сожалению, нам не удалось пока представить такое обоснование, которое бы склонило чашу весов в эту пользу. Но мы эти попытки не оставляем, потому что без этого инструмента будет трудно отстоять лучших абитуриентов. Особенно из дальних стран — Кубы, Боливии, Венесуэлы.


Как в такой ситуации мы можем конкурировать? Мы пытаемся это делать, и по количеству иностранных студентов находимся на шестом месте в мире. А Советский Союз был на втором месте. Поэтому совершенно необходимы меры, направленные на координацию усилий, на продвижение русского языка по всем каналам, на создание условий для признания образования, для внедрения русского языка в базовые программы школ за рубежом. Многие заделы для этого у нас уже созданы, и наша задача еще более сплотить возможности разных организаций, разных вузов и фондов, чтобы работать широко и более эффективно.


Мы заинтересованы, чтобы к нам приехал талантливый студент, а не все равно какой, чтобы он здесь хорошо учился и с любовью к России вернулся обратно, стал работать на благо страны, создавая необходимые предпосылки для дальнейшего сотрудничества. Соответственно, наши требования и к вузам, и к вопросам отбора должны координироваться с этой главной задачей.


Какие у нас возможности, какие ожидания на ближайшее время? Надежда Анатольевна отметила, что созданы новые ресурсы, которые позволяют более прозрачно формировать систему отбора. Но нам важно, чтобы ведущие университеты, рассчитывая на бюджетные места и квоты, увеличивали свою активность, привлекая талантливых студентов. Наши взгляды тут могут расходиться, но я считаю, что, если вуз ведущий, то к нему и так должны идти, платить деньги.

Кстати, насчет денег. За последние 10 лет поступления в нашу экономику в связи с обучением иностранных студентов увеличились в рублевом эквиваленте примерно в 7 раз и чуть меньше в долларовом эквиваленте. То есть эта отрасль может быть экспортно ориентированной, и те затраты, которые вкладывает страна, чтобы привлечь студента, потом окупаются. Даже тем, что он здесь живет, что-то производит, делает какие-то покупки. В конечном итоге это оживляет экономику.


Есть Федеральная целевая программа «Русский язык». Эта программа — существенный ресурс, чтобы улучшить ситуацию доступности качественного образования на русском языке и, соответственно, создать предпосылки для последующего приема потенциальных абитуриентов. Вместе с МИДом и Россотрудничеством нам предстоит еще более активизировать работу по признанию документов об образовании. Несмотря на неблагоприятную ситуацию в Европе, нам удалось подписать такое соглашение в июне прошлого года с Францией. Италия ратифицировала ранее принятое соглашение. То есть работа здесь идет. Она будет способствовать в том числе и продвижению образования.

Уверен, что нам нужно лучше использовать потенциал филиалов российских вузов. Сейчас их 36, и цифра все время меняется. Они могут быть и должны быть не только площадками, представляющими высшее образование, но и точками роста, вокруг которых создаются школы, методические центры, помогающие учреждениям общего образования разных стран развивать русский язык и другие программы.


Последнее, что мне хотелось сказать: как бы мы ни относились к дистанционной форме образования, к открытой форме образования, но она распространяется во всем мире. Мы не можем оставаться в стороне, надо использовать возможности прогресса. Сейчас у нас реализуются три масштабных проекта при поддержке министерства образования и науки. Один — открытое образование на русском. Там не только русский как иностранный, но и различного рода образовательные курсы открытого формата, которые пользуются популярностью и у детей-билингвов, и у родителей, и у всех, кто хочет заниматься в сфере дополнительного образования детей.


Создается ресурс для системы высшего образования, и эта платформа в ближайшее время заработает активно. Одновременно создается ресурс по стандарту российской школы. Эти два последних ресурса, конечно, будут работать и на российских, и на иностранных студентов, которые уже смогли изучить русский язык, в том числе с помощью первого портала. Думаю, что в течение двух-трех лет открытые образовательные ресурсы Российской Федерации могут стать заметными на фоне остальных ведущих ресурсов. Но что для этого нужно? Научиться координировать усилия не только ведомств, но и университетов, команд, кафедр, департаментов. С этим у нас всегда сложности.

Дмитрий ГУЖЕЛЯ
Заместитель руководителя Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству
Вениамин Шаевич обозначил основные направления развития. Я тоже начну с позитивного. Министерство иностранных дел, Министерство образования и науки и Россотрудничество в этом году заработали в плотном совместном режиме. Нам удается решать достаточно быстро большую часть вопросов с набором студентов. Важный момент — набор иностранных граждан на квотные места. Их выделяется 15 тысяч в год.


В этом году мы сделали, так сказать, переброску между странами СНГ и за счет стран СНГ — на дальнее зарубежье. С министерством образования отрабатываем моменты, касающиеся бакалавриата, магистратуры. Дали больше воли операторам на местах. А такими операторами являются либо наши российские посольства в странах, где нет центров Россотрудничества, либо центры Россотрудничества в отдельных государствах. Например, в Грузии, с которой нет дипломатических отношений. Там операторами являются специально отобранные делегации или организации.


В этом году мы начали процедуру более открытого приема и превращения набора, который существовал до настоящего момента, в отбор. На территории стран в жестком порядке внедрены отборочные комиссии, в которые входят представители местных министерств образования, посольств, Россотрудничества, общественных организаций и российских университетов. Мы приглашаем российские университеты активно принимать участие в отборочных кампаниях при квотном наборе.


Запустили электронную систему сбора заявок. Сейчас, после месяца работы, на 10 тысяч открытых мест, которые были предоставлены для свободной подачи документов, уже подано около 40 тысяч заявок. Есть страны, которые очень активно работают, в первую очередь это СНГ, страны ближнего зарубежья. В Таджикистане, Узбекистане, Казахстане и в Киргизии по 3,5–4 тысячи заявок. Туркменистан сегодня относительно закрытая для России страна, но и здесь более 2,5 тысячи заявок подано через Интернет. Молодежь готова учиться, хочет ехать в Россию. Большую заинтересованность проявляют и некоторые ближневосточные страны.


Как ни покажется странным в сегодняшних условиях, но очень большая заинтересованность наблюдается и в европейских странах. Квоты по опыту прежних лет на европейские страны выделялись не очень большие. Для сравнения: 200 мест на Узбекистан и 20 на Польшу. Однако в Польше, Великобритании, Германии, Франции, Латвии соотношение заявок и квот примерно пять к одному. То есть на 20 бюджетных мест 100 заявок. Или на 80 бюджетных мест 380 заявок. Хочу обратить внимание на страны Латинской Америки. Здесь для нас широкое поле деятельности. Российским университетам надо это учитывать, планируя стратегию развития.


Значительная часть будущих абитуриентов отмечают при подаче заявки, что, если не смогут получить место по квоте, согласны идти на контрактные места. Мы готовы отрабатывать с вузами механизм передачи людей на контрактные места.


Теперь о проблемах. Начну с правового вопроса. Не очень понятен статус соотечественников и приема их по квотам. Федеральный закон «О государственной политике в Российской Федерации» предусматривает, что в случае установления квот на прием иностранных граждан на обучение по профессиональным стандартам право на квоту реализуется за счет федерального бюджета. Но тут возникают определенные коллизии. Допустим, наш соотечественник подал документы на квотный набор и прошел отбор в приемной комиссии. То есть сдал экзамены и тесты. Приехал в Российскую Федерацию, и тут выяснилось, что у него российский паспорт. Его либо разворачивают, либо отчисляют из вуза, если успел поступить.


Теперь о стипендиях гражданам из малообеспеченных, назовем их так, стран. Или сильно удаленных. В первую очередь это Куба, Никарагуа, Венесуэла, то есть латиноамериканские страны. Хотя к ним можно отнести и значительное количество стран Африки. Кроме существующей стипендии, я бы рассматривал возможность стипендии мотивационной — для лучших студентов, которые приезжают сюда. Многие не из высокообеспеченных семей и не пользуются грантами государства. Возможно, имеет смысл обсудить перераспределение части квоты на поддержку именно таких студентов. Как говорится, лучше меньше, да лучше. Либо о возможности увеличения квоты с сохранением стипендий.

Сейчас, например, 1,5 тысячи человек нуждаются в дополнительных стипендиях по квоте, но все упирается в позицию Министерства финансов. А позиция понятная — денег нет. Однако все равно придется какой-то выход находить.
Еще один вопрос, который касается рынка платных услуг и платного набора. Он регулируется положениями и документами, постановлениями правительства в части квотного и контрактного набора. Работа ведется самыми разными организациями — коммерческими и посредническими. Эти посредники не всегда работают на имидж Российской Федерации. Здесь тоже надо что-то решать.


Сейчас из 15 тысяч человек, которых ежегодно мы набираем, примерно пятая часть идет на подготовительные факультеты. Это люди, которые не владеют русским языком. Естественно, они приезжают и за счет средств федерального бюджета целый год учатся русскому языку. Россотрудничество уже ведет работу с отдельными университетами по созданию выносных подготовительных факультетов в различных странах. Министерство образования нас в этом активно поддерживает. И здесь тоже нужны новые формы работы. Электронное образование, соглашусь с Вениамином Шаевичем, хорошо, но необходимо формировать и точки присутствия российских университетов, российских образовательных организаций в зарубежных странах.


Теперь о качестве условий для обучения иностранных студентов в российских университетах. Регулярно иностранные послы, представители государств и сами студенты обращаются с тем, что во многих университетах условия и качество проживания, сопровождения студентов и учебного процесса недостаточно адаптированы и неприменимы к иностранным студентам. Например, селят вместе представителей разных вероисповеданий, причем достаточно радикального толка. Или общежития неподготовленные, не хватает белья, матрасов, плохо убираются. Такое положение наблюдается даже в уважаемых университетах.


С этой целью Россотрудничество в этом году планирует совместно с Министерством образования провести мониторинг университетов к готовности приема иностранных граждан. И те университеты, которые не пройдут по параметрам этого мониторинга, будут наказаны. Например, исключены из части квоты по набору иностранных студентов.

Вопрос из зала:
— Понятно, что наши университеты работают, как раньше писали в газетах, «в целях оказания содействия иностранному государству в подготовке национальных кадров». Но когда мы выделяем 20 мест для той же Польши, не вступаем ли в противоречие с интересами наших партнеров? Тем более, когда Россию так прессуют на международной арене? И еще. Если стране нужны железнодорожники, а мы предлагаем «финансы и кредит», то каким образом выдерживаем государственную линию?

Дмитрий ГУЖЕЛЯ
Очень важный вопрос. Да, мы выдерживаем линию российского государства, которое тоже имеет свои интересы, которые выражаются в позиции федеральных органов государственной власти, предоставляющих заявки. Есть часть закрытой и часть открытой квоты. В частности, Минздрав, Минкультуры, ФСКН и другие ведомства обозначают направления, по которым им хотелось бы готовить студентов из определенных стран. Соответственно, в части открытого набора на эти места мы предоставляем возможность подачи свободных заявок по предоставленным направлениям.


Интересы стран учитываются по приоритетным для них направлениям в работе с нашими посольствами и организациями. Все это закладывается в квоту. Какая-то часть квоты жестко фиксирована с учетом интересов иностранных государств. Однако учитываются и интересы российских организаций, например, «Росатома», РЖД и других госкорпораций, которые активно работают на международном рынке. Для каждой страны — индивидуальный подход. Где-то фиксированная часть составляет 80 процентов, а где-то, наоборот, 20 процентов. Но в любом случае в части открытой квоты мы обеспечиваем свободный отбор на эти направления. Если даже зафиксированы, например, железнодорожники, о которых вы сказали, то на эту специальность есть конкурс, который обеспечивается самой процедурой открытого набора, открытой подачи документов.

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru