Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№10, Октябрь 2019

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Правительственный час
Приоритеты науки

ПОВЕСТКА ДНЯ

Горячая осень

АКТУАЛЬНО

Сергей ЛУЦЕНКО
О концепции народосбережения

Владимир САБИНИН
Мир ждёт перемен

КОНТЕКСТ

Владимир АКСЁНОВ
Главный инженер страны

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Политика в прямом эфире

Александр ФИЛИППОВ
Египет: демография и будущее

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Михаил ОВЧИННИКОВ
Первые шаги возрождения Черемшана

Вячеслав СУХНЕВ
Пролив Измены

КРУГ ЧТЕНИЯ

Юрий ВОСТОКОВ
История городов: Ярославль

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Ослабить Россию!

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

11 сентября в Государственной Думе прошёл традиционный «правительственный час». На этот раз перед парламентариями выступил министр высшего образования и науки Михаил КОТЮКОВ. В обсуждении доклада министра приняли участие председатель Государственной Думы Вячеслав ВОЛОДИН, депутаты, в том числе члены Комитета Государственной Думы по образованию и науке, президент РАН Александр СЕРГЕЕВ, аудитор Счётной палаты Михаил МЕНЬ. Обсуждался ход работы над национальным проектом «Наука». Готовясь к «правительственному часу», депутаты направили в Минобрнауки более сотни вопросов. Практически на все были получены ответы по существу. Это позволило, по мнению парламентариев, провести содержательную встречу с министром.

Михаил КОТЮКОВ

Министр высшего образования и науки РФ

В самом начале выступления напомню, что наука впервые в новейшей истории отнесена к национальным приоритетам. Задачи науки определил президент Российской Федерации Владимир Путин в Стратегии научно-технологического развития России до 2035 года. И национальный проект «Наука» представляется важнейшим инструментом реализации этой стратегии. В центре внимания национального проекта находится учёный, поэтому мы должны сделать работу исследователя в России комфортной и привлекательной. Сегодня молодые исследователи хотят работать на самом современном оборудовании, решать самые серьёзные научные задачи, создавать новые российские технологии в университетах, объединяя науку, производство и знание.

Российская наука вписана в историю великими научными школами. Национальный проект поддержит и разовьёт эти достижения. Что же делается для этого сегодня? В России создаются научно-образовательные центры, ориентированные на потребности регионов. Уже 15 центров за три года. А ещё — 16 научных центров мирового уровня по различным научным направлениям. Принимаются системные меры, выделяются значительные ресурсы для развития ведущих научных институтов.

Благодаря поддержке Государственной Думы, сегодня создаётся уникальный гелиогеофизический комплекс в Иркутской области и в Республике Бурятия. Таких комплексов в мире практически не существует. Ещё один инструмент для развития научного потенциала — установки «Мегасайнс». Таких установок в мире мало, во многих из них используются российские технологии и идеи. Россия сегодня является одним из лидеров в мире по созданию таких установок. Национальный проект предусматривает их создание на острове Русский, в новосибирском Академгородке, в Московской области и в Санкт-Петербурге. На программу до конца 2024 года предусмотрено 80 млрд рублей. Часть установок уже создаётся. Это, в частности, крупнейший в северном полушарии и второй в мире нейтринный телескоп на Байкале, уникальный исследовательский ядерный реактор в Гатчине.

Необходимо также развивать отечественное приборостроение. У нас уже есть наработки прототипа квантового компьютера, специальных носителей для цифровой архивной памяти с фактически неограниченным сроком хранения и устойчивостью к внешнему воздействию. Идёт работа над процессорами для искусственного интеллекта.

Среди крупных достижений можно вспомнить о двух первых в новейшей истории исследовательских судах, которые скоро сойдут с российских верфей. Последние такие корабли российская наука получала на рубеже 1970-х — 1980-х годов. Но даже тот научный флот, который удалось сохранить, обеспечивает стране серьёзное международное преимущество. Поэтому на новые суда возлагаются большие надежды. В ближайшие несколько лет российский научно-исследовательский флот должен будет выполнить 238 научных экспедиций. Из 30 запланированных на текущий год экспедиций 22 уже успешно завершены. Около половины состава этих экспедиций — учёные моложе 39 лет.

Наука активно будет работать и в сельскохозяйственном производстве: за шесть лет планируется создать 35 селекционных семеноводческих центров для посевного материала, а пять новых агробиотехнопарков откроются уже в следующем году.

На национальный проект «Наука» выделено 635 млрд рублей. Из них 404 млрд — средства федерального бюджета, а остальные деньги предоставят компании-партнёры. Причём поддержка бизнеса растёт. Уже сегодня в научно-образовательных центрах на каждый рубль федерального бюджета приходится 20 рублей из региона и от компаний.

Национальным проектом предусмотрены системные меры и значительные ресурсы для развития приборной базы ведущих научных институтов. Это 87 миллиардов рублей до 2024 года. Уже в этом году 111 ведущих научных институтов получили 4,4 млрд рублей на обновление научного оборудования.

Один из важнейших результатов выполнения национального проекта — обеспечение глобального лидерства Российской Федерации в сфере исследований и разработок. Наша цель — войти в пятёрку наиболее развитых стран мира. Сегодня мы от этих показателей немного отстаём, но план и мероприятия национального проекта чётко сбалансированы и должны обеспечить кратное увеличение научных результатов, получаемых российскими исследователями, как в виде научных публикаций, обеспечивающих задел, так и в виде, соответственно, новых технологических решений и патентов.

Эта амбициозная задача требует существенного увеличения количества исследователей, работающих в Российской Федерации. В ближайшие годы нам необходимо подготовить и привлечь в ряды научных сотрудников 35 тысяч новых специалистов. В последние годы такая задача ни разу не ставилась.

Очень многое делается для того, чтобы удержать молодёжь и привлечь школьников в науку. Для решения этой задачи создаются Малая академия наук на Урале, проект «Академический класс», бесплатные школы на базе университетов для одарённых детей. Начинают работать профильные классы, появляется всё больше программ целевого обучения, после которых выпускник будет работать в России, а не уедет за рубеж.

Новый закон «О науке» сделает аспирантуру более элитарной, чтобы студенты осознанно двигались к научной карьере. К программам аспирантуры министерство будет внимательнее: надо стремиться создать систему, где аспиранты чувствовали бы себя нужными и важными участниками научного процесса, выполняли важные задачи в лаборатории в рамках квалификационной работы. Правительство решило в два раза увеличить размер премий для молодых учёных. Поэтому, несмотря на отток молодёжи за рубеж, сегодня количество приехавших в Россию студентов и молодых учёных превышает количество уехавших.

Для поддержки талантливых молодых исследователей работают программы Российского научного фонда, который поддержал около 500 проектов молодых учёных. В ведущих научных организациях страны появились 280 новых лабораторий, которые рассчитаны на привлечение в науку около 3000 молодых специалистов. 2019 год становится переломным: период оптимизации количества научных сотрудников завершён, и мы начинаем наращивать научный потенциал.

Вячеслав ВОЛОДИН

Председатель Государственной Думы

Надо сразу отметить, что министр высшего образования и науки работает в тесном контакте с нашими депутатами. Готовясь к «парламентскому часу», Михаил Михайлович провёл встречи во всех фракциях. Вчера, например, он предметно говорил с представителями фракции «Единой России». Были рассмотрены вопросы, касающиеся целевого обучения и трудоустройства выпускников вузов, внедрения цифровых технологий в образование. Речь шла и о ликвидации кадрового дефицита, разработке профессиональных стандартов, состоянии материальной базы университетов.

На встречах с депутатами были озвучены предложения по сокращению дебюрократизации сферы высшего образования, по повышению качества преподавания, по привлечению иностранных студентов в российские вузы. Рассматривалась также проблема усиления контроля работы вузовских филиалов. То есть диалог Министерства высшего образования и науки с Государственной Думой идёт эффективно, заинтересованно. Эта открытость и готовность разобраться в проблемах подкупает, и для нас много значит. Мы можем участвовать в обсуждении многих вопросов, которые перед нами ставят граждане, в том числе в сфере науки.

Однако граждане ставят иногда и вопросы неудобные. Например, спрашивают, как случилось, что доцент получает 20 тысяч рублей, а ректор того же вуза — миллионы? Но ведь есть ещё и проректоры, которые получают больше, чем ректор. Не может быть такого разрыва! Все обсуждают заработную плату министров, депутатов, а у наших коллег из высшей школы она в десятки раз выше. Такая ситуация справедлива, в случае если, к примеру, у ректора имеются важные научные достижения или изобретения, которые продвигают Россию в мире. В остальных случаях, я бы сказал, нельзя отрываться от коллектива.

Думаю, надо помочь министерству. Нужно проанализировать ситуацию в высшей школе, где заработная плата, в соответствии с поручением нашего президента, должна быть не ниже двукратной по региону. Надо понять, какая реальная зарплата у преподавателей без учёта заработной платы ректоров вузов, проректоров, деканов факультетов и заведующих кафедрой. Ранее мы уже призвали провести проверку зарплат учителей и врачей.

Олег СМОЛИН

Первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке

В любой области существуют проблемы частные и проблемы системные, без решения которых успешное управление невозможно. Системные отличаются двумя признаками: они охватывают все или большинство элементов системы и имеют межведомственный характер. Вот некоторые системные проблемы науки и высшего образования. Мы понимаем, эти проблемы возникли до нового министерства, но решать их придётся новому руководству, и мы готовы принимать в этом участие.

Начнём с финансирования. По сравнению с советскими временами доля государственных расходов на образование сократилась практически вдвое, с 7 до 3,5 процента. По данным мирового банка по суммарным расходам на образование мы занимаем 98-е место в мире. Бюджет одного только Гарварда в долларовом исчислении сопоставим со всем федеральным бюджетом российского высшего образования. По данным Высшей школы экономики, среди 62 стран Россия по финансированию науки занимала 35-е место. Если бы стран было больше, наше место оказалось бы ниже.

По данным нашего Комитета, указ президента недофинансируется в части науки в 4,5 раза. Возникает вопрос: как можно игнорировать указ президента, когда бюджет буквально ломится от профицита? Мы понимаем, что это вопрос не к министру, а к финансовому блоку правительства, однако не можем его не задать.

Острейшей проблемой стала дебюрократизация. По некоторым оценкам, после реорганизации Российской академии наук бумагооборот в научных организациях увеличился на два порядка.

Частный, но частый пример бюрократизации в науке — это система оценки научных публикаций. В апреле в Государственной Думе проходил специальный круглый стол, где мы уже обсуждали эту проблему. По оценкам экспертов, затраты российских вузов и научных организаций на публикации уже превысили 80 миллиардов рублей. Неужели у нас нет другого способа потратить эти деньги?

Во времена Хрущёва появилась популярная шутка: какое слово на «р» начинается и никогда не кончается? Ответ: реорганизация. В последнее десятилетие эта беда посетила российское высшее образование и в какой-то степени науку. В стране действует единственная в мире федеральная целевая программа, которая предполагает свёртывание половины системы. Предполагается за пять лет сократить количество вузов на 40 процентов, а количество филиалов вузов на 80 процентов. Напомню, министерство когда-то призывало открывать филиалы. Теперь оно их закрывает.

Однако программа исполняется по формуле: пятилетку в четыре года. За четыре года число государственных вузов сократилось на 17 процентов, филиалов — более чем вдвое, число частных вузов — вдвое, а число филиалов частных вузов — в пять раз. Частные вузы и филиалы в основном закрывают, а государственные вузы преимущественно укрупняют. Между тем ни за рубежом, ни в России нет никаких доказательств странного тезиса «чем крупнее вуз, тем умнее студенты». По данным Российской академии наук, количество научных институтов перед началом реорганизации составляло 901, в настоящее время — 460.

Кадры. Очевидно, что деньги решают не всё. Всё решают кадры. Однако состояние кадров во многом зависит от денег, от статуса работника. Если верить официальной статистике, со статусом работников высшей школы и научных сотрудников у нас всё хорошо. По официальным данным, средняя зарплата научных сотрудников в первой половине 2019 года составила более 94 тысяч рублей. То есть превысила плановые показатели из указа президента. Аналогичная ситуация в вузах. Причём, если верить статистике, средняя зарплата вузовских преподавателей составляет 84 тысячи рублей. Однако почему-то хочется сказать «не верю».

Сошлюсь на данные опроса Общероссийского народного фронта, опубликованные в ноябре 2017 года. Тогда, в 2016 году, при среднем доходе в стране 32 с небольшим тысячи рублей, вузовские преподаватели получали 26,5. То есть в 2,5 раза ниже того, что предусмотрено указом президента. Каким образом зарплата так стремительно выросла? Я поддерживаю идею председателя Государственной Думы посчитать реальную среднюю заработную плату не только доцентов и профессоров, но и научных сотрудников. Пока что я верю людям, а не статистике.

В июле Госдума приняла рекомендации парламентских слушаний, где правительству и регионам рекомендовано установить базовые оклады учителей на уровне 70 процентов от средней заработной платы по региону. Думаю, нечто подобное нужно сделать и в отношении научных сотрудников и вузовских преподавателей. Базовые оклады надо повышать до 60–70 процентов.

Не могу не заметить, что проект федерального закона «О научной и научно-технической деятельности» имеет рамочный характер. Это паровоз для машиниста, где государственные чиновники расписывают собственные полномочия. Если мы хотим обеспечить прорыв в науке, законопроект необходимо наполнять конкретным содержанием. Кстати, к этому нас призывал и Председатель Государственной Думы.

В заключение позволю себе цитату из классика российской словесности Виктора Черномырдина. Собрав своё молодое правительство, убедившись, что все они имеют учёные степени, он спросил: «За что же вы так не любите науку — Мать вашу?» Давайте же будем любить науку и высшее образование не только 25 января и 8 февраля, и не только платонической любовью, но и при принятии бюджета. Иначе не состоится никакая новая индустриализация, а значит, модернизация страны и экономический прорыв.

Михаил МЕНЬ

Аудитор Счётной палаты

Первые промежуточные результаты анализа развития проекта «Наука» будут скоро заслушаны на коллегии Счётной палаты. При этом СП предполагает исходить из того, что основной вызов национального проекта заключается именно в том, что он должен стать драйвером нынешней экономики. Обозначу, что удельный вес затрат на исследования и разработки в объёме ВВП страны, к сожалению, практически не растёт.

Напомню, что по данным ОЭСР по итогам 2017 года доля расходов на НИОКР в ВВП составляет 1,1 процента против 1,05 в 2000 году. По этому показателю мы входим в третью десятку стран, то есть занимаем пока 28-е место. Науке мешает излишняя бюрократизация. Наш учёный сталкивается с таким громоздким механизмом выделения средств на исследования, который задерживает выполнение грантовых показателей и отражается на показателях успешности российской науки в целом. Можно, конечно, приветствовать рост публикационной активности российских учёных в зарубежных журналах в два раза за последние десять лет, однако публикации — это не единственный показатель научной успешности. Впрочем, как и количество патентов.

Россия участвует менее чем в 5 процентах тех научных направлений, которые наиболее активно развиваются на глобальном рынке исследований и инноваций. Это в 3–4 раза меньше, чем в сравнимых по ВВП странах и недостаточно для достижения целевых показателей, обозначенных в Указе Президента РФ.

Надо констатировать рост расходов на науку в абсолютном выражении. В рамках программы «Научно-техническое развитие Российской Федерации на 2019–2020 годы» ассигнования федерального бюджета на её реализацию составляют 453 миллиарда. То есть рост бюджетных ассигнований на 2019–2020 годы составил 101,9 миллиарда рублей. Это 29 процентов. А расходы на реализацию национального проекта «Наука», по данным Минфина, составляют 14,9% от объёма расходов бюджета.

Основной вызов этого национального проекта заключается в том, что он должен стать драйвером нынешней экономики. Удельный вес затрат на исследования и разработки в объёме ВВП страны, к сожалению, практически не растёт. Несмотря на внимание государства к сфере науки и развитию технологий, остро встаёт вопрос о повышении роли предпринимательского сектора.

Объём внутренних затрат, выполненных за счёт предпринимательского сектора в 2016 году, составлял 265,3 млрд рублей, или 28,1%, от общих затрат на науку. И так невысокая доля бизнеса как источника финансирования науки, к сожалению, сократилась с 32,9 до 28,1 процента. Это данные Росстата.

Но и это ещё не все проблемы. Учёным для комфортной работы нужны не только научные центры и рабочие места в них, но и жильё. Не предусмотрены мероприятия по развитию жилищной инфраструктуры, что крайне важно. До сих пор пока не утверждена программа по строительству жилищной и социальной инфраструктуры, что записано в Стратегии научно-технического развития на 2017–2019 годы. Вероятно, и здесь бизнес мог бы тоже сказать веское слово.

Александр СЕРГЕЕВ

Президент Российской академии наук

В 2018 году российские учёные опубликовали 85 тысяч статей в научных журналах из базы Web of Science. Однако только треть из этих статей оказалась в топовых изданиях. Из 300 российских журналов, внесённых в Web of Science, только 11 считаются ведущими. С сожалением сообщаю, что значительная часть публикаций российских учёных делается по результатам заграничных работ. Такие публикации совершенно не отражают то, что происходит в российской науке. Изменит ситуацию, будем очень надеяться, национальный проект «Наука».

Мы в этом проекте ставим задачу вхождения в пятёрку ведущих стран. И знаете, войдём. Войдём по числу публикаций, войдём в отдельно взятых направлениях, где мы и так, в общем-то, имеем неплохие показатели. А что дальше, кроме этой пятёрки за публикации?

Надо смотреть правде в глаза. Объёмы текущего и будущего финансирования науки, которые приводятся в различных документах, на наш взгляд, не позволят стране встать на новые рельсы научно-технологического прогресса и двигаться со скоростью, с которой сейчас движутся научно-ориентированные и технологически развитые страны.

Наконец-то у нас озаботились ситуацией с научными кадрами. Это хорошо, что министерство собирается в ближайшие годы ввести в ряды научных сотрудников ещё 35 тысяч специалистов. Однако наука должна работать на высококлассном оборудовании. Если у вас его нет, то вы не игрок на этом поле. Мы в десять раз по оснащённости рабочего места отстаём от ведущих научно ориентированных стран.

Для успешной науки и привлечения молодёжи мало школ, фондов и зарплат. Нужна и инфраструктура, в которую удобно встроиться, чтобы эффективно работать. С этим у нас, к сожалению, тоже не всё гладко. Многие научные сотрудники жалуются, что месяцами ждут оборудования и реактивов из-за рубежа, тратят много времени на их оформление.

Мало оставить учёных в России — нужно сделать так, чтобы географически наука не была сосредоточена в одних и тех же городах. Давайте создавать в регионах научные центры мирового уровня. Ведь такие центры и по математике, и по генетике мы опять создаём в столицах.

Отдельно надо сказать о нашей обеспокоенности судьбой Российского Фонда фундаментальных исследований. Есть разнообразные по степени тревожности сообщения СМИ и расплывчатые заявления помощника президента Александра Фурсенко. Президиум РАН направил официальное обращение в правительство. Однако решение, в какой форме пройдёт пресловутая реорганизация, и закроют ли РФФИ, судя по всему, пока не принято. Нам пока известно только, что самые успешные программы пообещали сохранить в любом случае.

***

В обсуждении выступления министра приняли участие первый заместитель председателя Комитета ГД по образованию и науке Г. ОНИЩЕНКО, председатель Комитета ГД по контролю и регламенту О. САВОСТЬЯНОВА, заместитель председателя ГД О. ЕПИФАНОВА, член Комитета ГД по международным делам Е. ПАНИНА, заместитель председателя Комитета ГД по образованию и науке Б. ЧЕРНЫШОВ.

ПО ТЕМЕ

На форуме «Технопром»

Научно-образовательные центры мирового уровня должны обеспечить привлекательность работы в российских регионах для ведущих учёных и перспективных исследователей. Так заявил на международном форуме «Технопром» 18 сентября 2019 года губернатор Новосибирской области, руководитель рабочей группы Госсовета РФ Андрей Травников.

Он напомнил, что прообраз современного НОЦ мирового уровня создан 60 лет назад академиком М. А. Лаврентьевым. Это Новосибирский Академгородок, где сконцентрированы академические и научно-исследовательские институты, университет, внедренческие и промышленные площадки.

Ценность и значимость научно-образовательных центров для социально-экономического развития понимают и другие регионы. В ходе работы подгруппы «Наука» о готовности создать НОЦ мирового уровня сообщили 40 регионов, четверть из них предполагают, что на их территориях будет не один такой центр. Правительство РФ приняло решение допустить создание большего количества научно-образовательных центров мирового уровня, организовав их двухэтапный отбор.

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru