Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№11, Ноябрь 2019

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОВЕСТКА ДНЯ

Владимир ПУТИН
Азия и Россия в глобальном мире

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Заседание Комитета ГД по образованию и науке
Образование и бюджет

АКЦЕНТ

Георгий САВИЦКИЙ
Украинское общество: путь в никуда

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виктор ГУЩИН
Националисты на службе нацистов

ДИСКУССИЯ

Владимир САБИНИН
Мир ждёт перемен

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Вячеслав СУХНЕВ
Пролив Измены

КОНТЕКСТ

Борис КУРКИН
Вынос

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Говорит Москва!
Совинформбюро

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Я очень рад приветствовать всех вас в Сочи на ежегодном заседании Валдайского клуба. По сложившейся традиции на этой площадке мы стараемся отложить в сторону текущие политические проблемы, даже дипломатические дискуссии. И стремимся порассуждать, что называется, «в долгую» — в историческом, культурном, философском контексте, заглянуть в будущее, очертить его контуры.

В этот раз организаторы предложили нам поистине неисчерпаемую и весьма, я бы сказал, увлекательную тему — Восток. Роль Азии как самой крупной и густонаселённой части света в мировых делах. Отношения России и азиатских государств, которые для нас всегда были важны и имели особое значение, думаю, представляют интерес для всех. И такой характер наших российских отношений с Азией продиктован не только сегодняшними реалиями, но и историей.

Индия и Китай, Египет и Иран, Турция и Япония, страны Центральной и Юго-Восточной Азии — наследники великих древних цивилизаций, которые подарили человечеству уникальные знания и технологии, достижения в медицине, в математике, в культуре и искусстве. В среде интеллектуалов, людей творческих, Азия пробуждала всегда особые чувства, казалась загадочной немного и мистической, слыла источником духовной силы и мудрости, возможно, не всегда до конца понятной, но неизменно вызывавшей интерес.

В России яркие краски Востока вдохновляли многих наших писателей, поэтов, художников, музыкантов. Имею в виду Пушкина, Римского-Корсакова, Арсеньева, Верещагина, Кандинского и Рериха. Российская аудитория, да и не только российская, знает эти имена.

Сегодня Азия на всём громадном протяжении от Магриба и Ближнего Востока до Восточной и Юго-Восточной Азии возвращает себе естественное место в мировых делах, сомасштабное её великому наследию и сегодняшнему, безусловно, громадному, растущему потенциалу.

Укрепление позиций азиатских государств заметно во всех сферах. Особенно, конечно, в экономике. В регионе уже формируется более трети мирового валового продукта. Опережая среднемировые темпы, повышается и уровень жизни. Активно внедряются самые передовые технологии. Беспрецедентные по охвату интеграционные процессы, глобализация буквально притягивают в Азию как отдельных внешних игроков, так и целые сопредельные субрегионы.

Азиатские страны, демонстрируя впечатляющие примеры прогресса, при этом сохраняют свою самобытность, берегут традиции, помнят о своих корнях. Они в своём движении вперёд доказывают, что принципы государственного суверенитета не противоречат открытости и глобализации, что устойчивое развитие возможно на основе независимости и самостоятельности, а не обязательно отказа от них. И что растущий экономический, гуманитарный потенциал государства требует и политической субъектности.

Закономерно, что эффективно, мудро используя плоды, выгоды глобализации, технологической революции и войдя в число экономических лидеров, государства Азии стремятся играть более значимую роль и в мировой политике. Это абсолютно естественный процесс. Они отстаивают собственное мнение по ключевым вопросам международной повестки дня, дорожат независимостью и рассчитывают, что их объективно растущее влияние будет признано. На наш взгляд, это справедливо и в полной мере отвечает сегодняшним, да и будущим реалиям.

Кстати, в своё время так называемое пробуждение Азии, национальное и культурное возрождение стран региона сыграло огромную роль в демократизации международных отношений. А сегодня очевидно, что глобальные проблемы без Азии просто невозможно решить. Конечно, можно по инерции и старой памяти пытаться это делать. Но вот легитимность, а главное, практический смысл, ценность таких решений, претендующих на глобальность и универсальность, весьма сомнительны.

Мир во многом благодаря азиатским государствам объективно стал многополярным и, как следствие, безусловно, более сложным. Но сама многополярность — я уже говорил об этом — не является панацеей. Тем более не означает, что острые вопросы и противоречия в международных отношениях будут в одночасье сами по себе сняты.

Авторы ежегодного доклада Валдайского клуба утверждают, — и мы только что это слышали, — что мы вступили в эпоху, когда мирового порядка вовсе не будет. Да, действительно, такой сценарий возможен. Но он таит в себе много угроз, мы все это понимаем. Хочется надеяться, что как бы сложно ни выстраивались отношения между государствами, сколь опасными ни были бы правовые лакуны, — например, в области ядерных и ракетных вооружений, — мировой порядок, основанный на ключевой роли международного права хоть и будет трансформироваться, но сохранится. Мы все станем работать над тем, чтобы его защитить. Другой путь, безусловно, чреват глобальными катастрофами практически для всего человечества.

Конечно, мировая система многообразна и сложна и при этом беспрецедентно взаимосвязана. У каждого есть и свои объективные интересы, далеко не всегда совпадающие с интересами других, это тоже очевидно. Но есть и чувство общей ответственности. Наконец, надеюсь, даже, собственно, не сомневаюсь в том, что есть и здравый смысл, стремление к безопасности.

Поэтому без системности мирового порядка не обойтись. Но нужна, безусловно, и гибкость, и, добавлю, нелинейность, которая означала бы не отказ от системы, а умение организовать сложный процесс, исходя из реалий. Это предполагает способность учитывать разные культурно-ценностные системы, необходимость действовать сообща, переступая через стереотипы и геополитические шаблоны. Только так можно эффективно разрешать задачи на глобальном и региональном, да и на национальном уровне.

И такие примеры у нас перед глазами. Те из вас, кто присутствовал на заседании Валдайского клуба в 2015 году, наверное, помнят: практически в те дни было принято решение о начале российской операции в Сирии. Скажу прямо, далеко не все, в том числе эксперты, находившиеся тогда в зале, верили в то, что это может закончиться позитивно. Наоборот, весьма скептически относились к этому. Многие задавали вопросы, зачем это нужно, спрашивали, есть ли у нас понимание, в какое осиное гнездо мы полезли. Некоторые зарубежные партнёры, я имею в виду, конечно, не присутствующих экспертов, а просто зарубежных партнёров, с которыми мы работаем на международной арене, ещё и, честно говоря, пытались мешать, противодействовать.

Но я хочу обратить ваше внимание на главное из того, что было сделано. Прежде всего, конечно, имею в виду, что было сделано для нашей страны, поскольку представляю её интересы. Мы нанесли поражение уже практически побеждавшему на территории Сирии террористическому интернационалу. Предотвратили возвращение в нашу страну и в соседние государства, с которыми у нас, кстати, нет визового режима, у нас прозрачные границы, предотвратили инфильтрацию к нам сотен, а может быть, в дальнейшем и тысяч вооружённых головорезов.

За несколько лет большая часть сирийской территории освобождена от террористов, уровень насилия кардинально снизился. Совместно с партнёрами по астанинскому формату при поддержке ООН нам удалось запустить внутрисирийский политический процесс. А для этого наладить тесные рабочие контакты с Ираном, Турцией, Израилем, Саудовской Аравией, Иорданией, другими странами Ближнего Востока и с Соединёнными Штатами. Уважаемые коллеги, согласитесь, что такой сложный дипломатический расклад из очень разных государств, с очень разными эмоциями по отношению друг к другу ещё несколько лет назад трудно было себе даже представить. Но сейчас это — свершившийся факт, нам это удалось сделать.

И на наш взгляд, сирийское урегулирование может стать своего рода моделью разрешения региональных кризисов. Причём в абсолютном большинстве случаев работать будут именно дипломатические механизмы. Применение силы здесь крайнее, вынужденное исключение. Ведь в Сирии мы столкнулись с попыткой создать целое террористическое квазигосударство. Причём с настоящей, — говорю это без всякого преувеличения, — с настоящей террористической армией.

Порой кажется, что многие и новые, и хронические, старые проблемы, кризисы слишком запутанны, даже подход к ним не обозначен. Но, повторю, сейчас время неординарных, нестандартных шагов и действий. И на сирийском направлении Россия вместе с партнёрами, — конечно, в одиночку мы не смогли бы этого сделать никогда, — именно с партнёрами, придерживаясь норм международного права и следуя им, уважая суверенитет, думая прежде всего о жизни, безопасности и интересах людей, всё-таки многое сделали.

Убеждён, именно на основе таких подходов можно решать и другие имеющиеся проблемы в мире. В том числе в Азии. Среди них, например, ситуация на Корейском полуострове, которая уже давно пребывает «в клинче».

В этой связи отмечу: как только Соединённые Штаты решились на прямой разговор с Корейской Народно-Демократической Республикой, причём без предварительных формальностей и условностей, отказавшись от привычной, порой весьма грубой, вплоть до оскорблений, риторики, сразу появилась и надежда на мирное урегулирование.

Конечно, мы понимаем и видим, что ещё много нерешённых проблем, впереди очень большой путь. Но всё-таки движение в правильном направлении есть. Тут нужно отдать должное и смелости, способности к неординарным шагам президента Трампа. Ведь многие десятилетия американские президенты игнорировали КНДР, воспринимали её не иначе как изгоя. Господин Трамп смог сделать исторический шаг, преодолеть «демаркационную линию» непонимания и отчуждения, встретиться с Ким Чен Ыном и начать переговорный процесс.

Повторю ещё раз: именно на принципах взаимного сотрудничества, уважения, признания интересов всех сторон, отказа от разного рода шор и блоковой философии нужно и можно распутывать самые сложные конфликтные узлы. Такие как, например, палестино-израильский, афганский, ситуацию вокруг иранской ядерной программы.

В этой связи хочу напомнить, что именно в такой логике Россия в июле текущего года представила Концепцию обеспечения коллективной безопасности в зоне Персидского залива. Думаю, что с учётом текущей острой и непредсказуемой ситуации в этом регионе идея более чем актуальна до сих пор.

Мы предлагаем отложить в сторону накопившиеся предубеждения, взаимные претензии и фактически с чистого листа попытаться создать в этом регионе организацию по безопасности и сотрудничеству, в которую помимо стран Залива на правах наблюдателей могли бы войти Россия, Китай, США, ЕС, Индия и другие заинтересованные государства.

***

Основой для выстраивания равноправных, направленных в будущее политических отношений, в том числе между азиатскими странами, безусловно, является экономическое партнёрство, которое открывает реальные перспективы для устойчивого и долгосрочного развития всех.

В качестве примера приведу транспортную взаимосвязанность. Без создания современной автомобильной, морской, железнодорожной инфраструктуры невозможно развивать торговлю, промышленную кооперацию, налаживать взаимные обмены в любых других сферах. Необходимо вместе подумать, как нам ускорить формирование такого евразийского транспортного каркаса, настоящей сети широтных и меридиональных торговых маршрутов.

Безусловно, Россия открыта для такой совместной работы и уже реализует здесь целый ряд совместных проектов. Один из них, торговый маршрут Север — Юг, пройдёт через нашу территорию из Европы через Каспийский регион в центральноазиатские государства, Иран и Индию. Другой маршрут, Европа — Западный Китай, соединит российские порты на Балтике с портами Жёлтого моря.

Ещё один перспективный маршрут — Арктика — Сибирь — Азия. Его смысл в том, чтобы через Восточную Сибирь, центр Евразии, соединить транспортными магистралями порты Северного морского пути с портами Тихого и Индийского океанов. Чтобы реализовать эту идею, сформировать недостающие звенья, мы намерены ускорить строительство железнодорожных подходов к порту Сабетта. Это на самом севере России, на полуострове Ямал. То есть намерены ускорить и завершить реализацию всего комплекса проектов «Северный широтный ход», а также строительство железнодорожной магистрали Курагино — Кызыл в Республике Тыва на востоке Российской Федерации с последующим её выходом на железнодорожную сеть Монголии, Китая и других государств региона. Готовы работать по этой инициативе, имеющей общеевразийское значение, со всеми заинтересованными партнёрами.

На наш взгляд, трансграничные, транснациональные транспортные артерии служат ключом, стимулом к выстраиванию отношений, основанных не только на естественной конкуренции, но и, что очень важно, на солидарности. Потому что, если не будет политической или экономической стабильности в одной из стран, через которую проходит маршрут, не заработает и вся цепочка. И поэтому соседи естественным образом должны стремиться к процветанию друг друга.

Именно руководствуясь принципами совместного, общего прогресса вместе с партнёрами мы строим Евразийский экономический союз. Это интеграционное объединение основано на равноправии, прагматизме, учёте интересов друг друга. При этом наш союз — не закрытый рынок.

ЕврАзЭС активно развивает международные связи. Заключены соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Только что, буквально на днях, подписали соответствующий, такой же договор с Сингапуром. Временное соглашение о зоне свободной торговли подписано с Ираном. Ведутся переговоры с Израилем и Египтом, вскоре предстоит первый раунд переговоров с Индией. С Китаем Евразийский союз заключил соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. Стартовала и реализация программы сотрудничества между Евразийской комиссией и АСЕАН на 2019–2020 годы.

Все эти договорённости важны для формирования большого евразийского партнёрства с потенциальным участием стран ЕврАзЭС, СНГ, ШОС, АСЕАН и ряда других государств. Одной из «несущих опор» большой Евразии призвано стать сопряжение проекта Евразийского экономического союза и китайской инициативы «Один пояс, один путь». Мы договорились с нашими китайскими друзьями об активизации этой работы.

Приводя все эти примеры, хочу подчеркнуть очень простую и, на мой взгляд, очевидную мысль, а именно: построение такого типа отношений между государствами, основанного на прагматизме, учёте интересов друг друга, — это не благие пожелания и мечты, не вопрос отдалённого будущего. Оно возможно и, более того, реализуется прямо сейчас.

***

Россия с самого начала, кстати говоря, её создания, формирования — это многонациональная, многоконфессиональная страна. В известном смысле это страна-цивилизация, которая органично впитала многие традиции и культуры, сберегла их своеобразие, уникальность и при этом сохранила, что очень важно, единство живущих в ней народов. Мы этой гармонией самобытности и общности судьбы народов Российской Федерации очень гордимся и очень этим дорожим.

Для нас очевидно, что многообразие внутри государства — это норма. А она учит и терпению, и терпимости в подлинном смысле этих слов, как способности понять и принять разные точки зрения, традиции, уклад, а не навязывать свою модель в качестве аксиомы. Думаем, что этот наш опыт может быть полезен многим нашим партнёрам.

Если говорить о мире в целом, то, поскольку все государства, безусловно, разные, единообразие, универсализация невозможны по определению. Нужна система, при которой различные ценности, идеи, традиции сосуществуют, взаимодействуют и обогащают друг друга и при этом сохраняют и подчёркивают свои особенности и различия.

Здесь коллеги мои — хорошие дипломаты. У нас сегодня в этом смысле, как мне подсказал наш министр иностранных дел, можно сказать, день МГИМО. Потому что среди моих коллег президент Казахстана и президент Азербайджана, — выпускники МГИМО, а президент Филиппин и король Иордании — почётные профессора МГИМО, который у нас традиционно, изначально является ведущим вузом в сфере подготовки кадров для дипломатической службы.

Так вот о дипломатии. В XIX веке говорили о «концерте великих держав». Сегодня пришло время говорить о глобальном «концерте» моделей развития, интересов, культур и традиций, где звучание каждого инструмента важно, незаменимо и ценно. И чтобы «музыка» исполнялась без фальши, без какофонии, а наоборот, звучала гармонично, важно учитывать мнение и интересы всех участников международной жизни. Повторю: именно между самостоятельными, суверенными государствами могут выстраиваться по-настоящему взаимоуважительные, прагматичные, а значит, предсказуемые и прочные отношения.

Россия искренне привержена таким подходам и реализует позитивную повестку. Мы выступаем за неукоснительное соблюдение международного права, укрепление взаимодоверия и уважения. Строим межгосударственные отношения, общение на справедливых, демократических началах с упором на положения Устава ООН.

Наша страна сосредоточена на укреплении безопасности и стабильности, на борьбе с международным терроризмом, другими вызовами и угрозами. Мы действуем в пользу создания — в том числе и в Азии — системы равной и неделимой безопасности, основанной на широкой коллективной работе.

К слову, через три недели здесь же, в Сочи, состоится саммит Россия — Африка, в ходе которого мы готовы предложить африканским коллегам, друзьям обширную повестку равноправного взаимодействия, охватывающую самые разные сферы: экономику, энергетику, транспорт, образование и экологию.

И в заключение небольшое отклонение от темы. Правда, это всё равно связанная с нашей основной темой история. Вот о чём хочу сказать: почти двадцать лет назад, накануне наступления 2000 года, вышла моя статья, которая называлась «Россия на рубеже тысячелетий». Сделанный в ней тогда анализ состояния мира, перспектив развития, как мне кажется, в целом соответствовал реальности.

Россия действительно пережила в 1990-е годы один из самых трудных периодов своей истории. Наряду с острейшими внутриполитическими, экономическими, социальными кризисами мы ещё и подверглись агрессии со стороны международного терроризма. Россия подошла к очень опасной черте, за которой тогда могло произойти самое худшее для любого народа, для любой нации и страны — развал и распад государства. Угроза эта висела в воздухе, и в большинстве своём люди её чувствовали.

Мы тогда могли, конечно, это было абсолютно реально, погрузиться в бездну крупномасштабной гражданской войны, утратить государственное единство и суверенитет и оказаться на периферии мировой политики. И только благодаря исключительному патриотизму, мужеству, редкому терпению и трудолюбию русского народа и других народов России наша страна была отодвинута от этой опасной черты.

За эти двадцать лет что-то наверняка можно было сделать иначе, лучше. Но мы получили уникальный опыт, и, думаю, он востребован в мире. Мы с коллегами, перед тем как войти в этот зал, говорили и обсуждали одну из важнейших проблем — терроризм.

У нас ещё действительно много нерешённых проблем в России. Вместе с тем благодаря политической стабильности, напряжению сил всего народа Россия не только восстановилась и продолжает укрепляться в экономическом, социальном плане, но и уверенно занимает место среди ведущих, влиятельных и ответственных держав планеты. Наша страна полностью выполняет свои обязанности одного из гарантов существующего миропорядка. Уверен, так будет и дальше. Особенно это будет эффективно, если мы будем работать вместе.

Подготовлено по стенограмме

выступления 3 октября 2019 года

ПО ТЕМЕ

Александр РАР,

политолог (Германия)

Темой сегодняшней сессии была Азия, и для Путина, видимо, было важно то, как разные цивилизации этого региона находят пути к диалогу, в том числе и по таким важным вопросам, как создание общих институтов. Институтов, направленных не против кого-то, а для кооперации. Можно смело сегодня говорить о том, что Россия является одним из инициаторов этого процесса. И Валдайский клуб в этом году был прекрасно организован для того, чтобы услышать разные мнения именно представителей Азии.

Президент Путин также правильно сказал о том непонимании в отношениях с Европой, которое сложилось сегодня. Недавно европейский парламент принял резолюцию при лоббизме поляков, которая возложила ответственность за начало Второй мировой войны не только на фашистскую Германию, но и на коммунистическую Россию. Это же учебники надо будет переделывать, в Европе будет один взгляд на историю, у России другой. К чему это приведёт?

Сергей ЛУЗЯНИН,

директор Института Дальнего Востока РАН

Президент подчеркнул, что ЕврАзЭС сегодня проводит политику диверсификации, окружает себя сетью зон свободной торговли и различных проектов. Это правильно, потому что ЕврАзЭС — это ядро в обустройстве Евразии, а остальные страны фактически подтягиваются. Путин показал две магистральные и стратегические нити: Запад — Восток и Север — Юг. Коридоры эти как бы пересекаются, но фактически обозначают возможности использования континентальных преимуществ России как гигантской континентальной евразийской державы.

ЧЖАО Хуашен,

профессор Института международных исследований Университета Фудань (Китай)

В выступлении президента Путина прозвучали новые концепция и понятия о нынешнем и будущем мире, особенно о Востоке. Ясно было сказано, что старый мировой порядок не работает и восстановить его трудно. При этом Путин также отметил, что нужно адаптироваться к новым реалиям. А эти новые реалии заключаются в подъёме Азии и Востока.

https://rg.ru/2019/10/03/html

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru