Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№9, Сентябрь 2004

КРУГ ЧТЕНИЯ

Юрий Востоков. Холодная война: работа над ошибками.

 

Слабая или сильная, партнер или головная боль, Россия всегда имеет значение

 

Margaret THATCHER

Statecraft. Strategies for a Changing World.

London, Harper Collins Publisher, 2002.

Маргарет ТЭТЧЕР

Искусство управления государством.

Стратегия для меняющегося мира.

Пер. с англ.  Альпина Паблишер, 2003.

 

На огромной полке литературы последнего десятилетия работа Маргарет Тэтчер стоит особняком. Это не совсем воспоминания и, более того, совсем не отчет о проделанной работе. Это глубокий научный труд, монография, написанная по всем законам жанра – с глобальным видением проблемы, с привлечением гигантского статистического аппарата, с графиками и диаграммами, с выводами, сгруппированными в конце каждой главы и постановкой перспективы в заключении книги. Тэтчер рассматривает мир, каким он сложился после окончания «холодной войны», и предлагает свои взгляды на его развитие в XXI веке.

Представление о пятисотстраничной книге уже дают названия разделов и глав: «Размышления о «холодной войне», «Российская загадка», «Гиганты Азии», «Наследие коммунизма», «Причины провала экономической реформы», «Можно ли иметь дело с Путиным?», «Китайская угроза»...

Тэтчер в книге, как и раньше на посту премьер-министра, весьма последовательна в своем непримиримом отношении к коммунизму. В этом она ни в чем не уступает Рональду Рейгану, единомышленнику, союзнику и современнику – в восьмидесятые годы именно Тэтчер и Рейган руководили могущественными государствами мира. Не случайно же в самом начале сочинения Маргарет Тэтчер стоят слова: «Эта книга посвящается Рональду Рейгану, которому мир обязан очень многим». И не случайно Тэтчер в книге постоянно говорит «мы», имея в виду Великобританию и США. Историкам еще предстоит разобраться, смог бы «терминатор империи зла» сокрушить коммунизм без активной и последовательной помощи «железной леди»...

Маргарет Тэтчер скрупулезно разбирает политическую и экономическую ситуацию во всех регионах мира в конце XX века и обязательно «пробрасывает» прогноз развития этой ситуации в XXI век. В этом отношении книга очерчивает стратегию развитых стран Запада в отношениях с «третьим миром», Россией и Китаем.

Одна из глав книги называется «Европа: грезы и кошмары». Здесь Тэтчер весьма нелицеприятно критикует действия руководителей многих европейских государств на пути создания единого экономического сообщества – отсюда и ироническое «грезы». «Структуры, планы и программы Европейского союза, –пишет Маргарет Тэтчер, – следует воспринимать просто как существующие ради них самих».

Построение «Европейского дома», как считает экс-премьер, серьезно затруднено тем, что руководит строительством организованная национальная бюрократия. Вот емкая цитата из книги: «Европа фактически более напоминает государство или империю, поставленную с ног на голову. Не располагая по большей части тем, что могло бы составить прочное основание для государственности или имперской власти, она реализует себя лишь через закрепленные за нею права. Нужно только взглянуть на десяток-другой занудных выдержек из директив, циркуляров, отчетов, коммюнике и того, что исходит из ее «парламента», как становится ясно, что Европа – это, по сути, синоним бюрократии. Это правительство бюрократов для бюрократов... В абсолютную бюрократию Европу превращает то, что она замкнута исключительно на себя».

И далее: «Движение в направлении бюрократического европейского сверхгосударства – трудно подобрать другое определение тому, что появляется на свет, – имеет огромное значение для мира в целом... Почти религиозное благоговение перед словом «Европа» идет рука об руку с явно материалистическим крючкотворчеством и коррупцией».

Резко критически относится Тэтчер к единой европейской валюте, к созданию единых вооруженных сил, вообще – к европейской интеграции в том виде, в котором она сейчас происходит. Такая интеграция, по Тэтчер, несет угрозу демократии и, как следствие, возникновения «диктатуры» самых развитых стран Европы по отношению к своим более слабым партнерам. Тэтчер приводит в пример Австрию, где на выборах в 1999 году народ поддержал правые партии. Совет министров ЕС, в котором преобладали левые, при поддержке президента Ширака ввел политические санкции против Австрии в расчете на то, что австрийцы вернут к власти левые силы.

Тэтчер пишет: дееспособная паневропейская демократия не может существовать потому, что нет паневропейского общественного мнения. Нет межпартийного сотрудничества, потому что партии выражают национальные интересы. Между государствами ЕС существуют серьезные языковые барьеры, поэтому для подавляющего большинства европейского населения понятие «местожительство» имеет национальный, а не континентальный смысл. До тех пор, пока не будет подлинно всеевропейского общественного мнения, не будет и всеевропейского самосознания.

В главе «Балканские войны» Маргарет Тэтчер неоднозначно относится к политике «умиротворения». В частности, она достаточно резко высказывается в адрес тех, кого собралась защищать западная демократия силами НАТО. «Босния, в которой отсутствует тесное переплетение верований и этническое единство, относится к числу стран, способных взорваться вновь». «Хотя в Боснии находится 20-тысячный контингент НАТО, некоторые секторы, особенно французский, – настоящий рай для негодяев». Весьма пессимистично и видение перспектив развития ситуации на Балканах: «Европейский союз никогда не придет к разумной политике в отношении Балканских стран... ЕС, а точнее класс, который находится у власти, не может понять ценность идеи самостоятельности, поскольку это подрывает саму концепцию единой Европы. Поэтому вместо того, чтобы стимулировать развитие национальных государств и их прогресс, ЕС всегда будет пытаться подавить или подорвать его. Это плохо для всех, в особенности для Балканских стран, где унижение и срыв замыслов создают риск более масштабного и разрушительного разгула националистических страстей».

Большое внимание уделяет Маргарет Тэтчер динамике развития стран Тихоокеанского региона и Дальнего Востока. По некоторым аспектам, считает Тэтчер, успехи японской и в последнее время китайской экономики  объясняются тем, что эти страны столетия сознательно отгораживали свое общество от Запада. Вместе с тем, автор книги считает, что экономические достижения Японии обусловлены в большей мере капитализмом «без каких-либо определений («японский», «азиатский» и т.д.) и в меньшей – правительством». Запад уже перенял японские приемы менеджмента, которые хорошо себя зарекомендовали, этот процесс, следовательно, должен продолжаться.

Нынешние успехи Китая Тэтчер связывает с реформами Дэн Сяопина, хотя и считает, что они не могли в полной мере реализоваться из-за бюрократического диктата коммунистов, из-за многочисленных идеологических наслоений в ходе их проведения.

На многочисленных примерах Тэтчер исследует историю взаимоотношений китайского центра и Тибета, коммунистов и гоминьдана, Пекина и Тайбэя. Автору эти исторические экскурсы нужны для того, чтобы лишний раз показать бесперспективность развития Китая по коммунистической модели. «Мы должны открыто говорить о жестокостях, творимых в Китае в наши дни, точно так же, как говорили о жестокостях, имевших место в Советском Союзе. Нам необходимо строить отношения с Китаем на той же основе, что и с Советами, и ни в коем случае не лебезить перед ним. Практически во всех областях китайцы нуждаются в Западе намного больше, чем мы нуждаемся в Китае».

Китай, несомненно, стоит на пути превращения в экономическую сверхдержаву, но он может реализовать свой потенциал только в случае проведения фундаментальных экономических реформ такого масштаба, с каким никто еще не справлялся. Страна достигла своего нынешнего положения в результате безраздельной власти коммунистической партии, от которой она никогда не откажется добровольно. Рано или поздно коммунизм неизбежно потерпит крах в Китае, точно так же, как это произошло в других странах. Только тогда Запад сможет переоценить отношение к Китаю как к великой державе. Однако пока этого не случилось, нельзя терять бдительность.

И все же, тщательно исследуя в других главах влияние на политику и экономику национальных традиций и национального менталитета, в случае с Китаем Маргарет Тэтчер не во всем следует этому исследовательскому принципу. Практически ничего она не говорит о силе китайской общины, о самоотверженности китайцев, о значении в их жизни коллективного труда. Но именно с учетом этих традиционных основ и были реализованы реформы Дэн Сяопина, который сумел совместить коммунистические принципы руководства с рыночными ценностями. Недаром ведь идеи коммунизма так укоренились в двух странах – России и Китае, где коллективистские, общинные трудовые принципы сложились исторически.

Зато весьма подробно Тэтчер останавливается на традициях ислама, исследуя корни терроризма и экономической отсталости стран Ближнего Востока и Центральной Азии. Она совершенно справедливо пишет о несовместимости ислама и демократии. В то же время экс-премьер делает одно замечательное наблюдение: «Мусульмане до сих пор вкладывают в выражение «торжество закона» иной смысл, чем большинство представителей Запада». Развивая этот тезис, можно сказать, что мусульмане вкладывают иной смысл и в понятие «демократия», о чем Тэтчер не говорит. Но достаточно вспомнить, что слово «джамахирия», существующее в названиях некоторых арабских государств, в частности, Ливии, хоть и переводится формально как «демократия», действительно имеет иной оттенок, чем европейское значение этого термина. «Власть народа» на арабском Востоке олицетворяется в виде автократических режимов, опирающихся все на те же исламские традиции и законы – шариат, например. Такая «демократия» строилась в Чечне при Дудаеве и его преемниках.

Говоря об Ираке, Тэтчер считает Саддама Хусейна врагом номер один всей западной демократии (напомню, книга писалась до вторжения войск коалиции в Ирак). «В регионе не будет мира и безопасности, – пишет британский экс-премьер, – пока Саддам остается  у власти». Теперь, с течением времени, мы понимаем, что мира и безопасности нет в регионе и после свержения Саддама... Поэтому весьма сомнительным комплиментом выглядит такой пассаж: «Единственным заслуживающим доверия внешним миротворцем являются Соединенные Штаты, а не ООН или Европейский Союз». Правда, Тэтчер сразу же оговаривается: «Вместе с тем даже США не могут навязать мир: противоборствующие стороны должны искренне принять его».

Одно высказывание Тэтчер заслуживает особого внимания. «В настоящий момент внимание необходимо сконцентрировать не на исламской революции, возможности которой всегда переоценивались, а на исламском военном потенциале». И вот это уже серьезно. Одна эта фраза стоит многостраничных размышлений о политике Ясира Арафата, о семейном клане Асадов в Сирии и политической нестабильности в Афганистане.

Но русскому читателю, конечно же, более интересным представится та часть книги (довольно внушительная), где Маргарет Тэтчер говорит о России. Глава называется «Российская загадка». Сразу скажем, что отгадок у госпожи Тэтчер маловато.

После впечатлений о своем визите в Россию и исторических экскурсов Тэтчер пишет: «Историю России последнего десятилетия нельзя представить как прямой путь к прогрессу или регрессу. Она скорее представляет собой череду изгибов и поворотов, ускорений и остановок, процессов интеграции и дезинтеграции, реформ и реакции, возникающих попеременно, а то и одновременно». Да, с этим не поспоришь.

Вот еще замечательный текст, хочется верить, написанный искренне: «Народ России перенес много страданий в XX веке: его неоднократно бросали на произвол судьбы те представители Запада, которые лгали и шли на сотрудничество с тиранами. Простые россияне были главным союзником Запада в «холодной войне». Они заслуживают лучшей доли».

Заметим сразу, что в исторической справке, которую дает Тэтчер, она идет на поводу у распространенных на Западе штампов: отсталая страна при царях, скованная страхом и насилием империя при большевиках. Тэтчер руководствуется работами Тибора Самуэли, Ричарда Пайпса, Роберта Конквеста и других исследователей, много занимавшихся социально-политической ситуацией в СССР, но в силу определенных обстоятельств достаточно тенденциозных. Пользуется Тэтчер и воспоминаниями маркиза де Кюстина, написавшего в конце тридцатых годов XIX века местами курьезные «Письма из России». Понятно, почему Тэтчер, приводя данные из книги Норманна Стоуна «Преобразование Европы», с некоторым недоумением отмечает, что накануне Первой мировой войны «отсталая» Россия вышла на четвертое место среди промышленных развитых государств мира, обойдя Францию.

Хватает исторических несуразностей и в той части, где Маргарет Тэтчер рассказывает о революции и реформах большевиков. Например, она пишет: «Война коммунистов против религии – даже такой сговорчивой, как русское православие...». Ничего себе, «сговорчивой»! Достаточно вспомнить самосожжения целых деревень при «Антихристе» Петре Первом, участие в пугачевских бунтах «за веру, против немцев». Да и патриарх Тихон, автор язвительного пассажа о ленинских мощах, как и тысячи православных иереев погиб именно из-за «несговорчивости» уже после Октября. Потому и шла война коммунистов против религии – весьма «несговорчивы» были православные к большевикам. Католики в Польше и Чехословакии подвергались гораздо меньшим гонениям послевоенных социалистических режимов, потому что принимали власть «рабочих и крестьян»...

Понятно, что Тэтчер не сама писала подобного рода исторические изыски – справочную литературу ей находила большая группа консультантов и помощников, благодарность которым автор книги выражает в предисловии. Однако эта группа как-то прошла мимо капитального труда Эдварда Карра «История Советской России», опубликованного, между прочим, в Лондоне. Хоть и в 1952 году, но значительно позже сочинения маркиза де Кюстина.

Гораздо точнее Тэтчер рассматривает наши дни, начиная со времени Горбачева. Что можно возразить по поводу такого наблюдения: «Периодически возникали разговоры об экономической реформе, однако они никогда ни к чему не приводили. Объяснялось это главным образом тем, что коммунисты – от Ленина до Горбачева – под словом «реформа» понимали лишь повышение эффективности марксистко-ленинской системы, а вовсе не отказ от нее». Попутно заметим, что, несмотря на точность наблюдения, Тэтчер допускает серьезный логический сбой: и Ленин, и Горбачев добивались повышения «эффективности марксистко-ленинской системы» именно потому, что были коммунистами. Нельзя же упрекать водителя за то, что он заботится о техническом состоянии машины, а не о качестве дорожного полотна. Отказавшись от системы, руководители партии перестали бы быть коммунистами.

И все же Тэтчер весьма справедлива в отношении многих аспектов новейшей истории России. «Еще задолго до заката советской эпохи граждане России смотрели на государство как на своего врага. В глазах большинства государство имело образ грабителя». А сейчас Россия приобрела репутацию криминального общества. Половина российских банков контролируется преступными синдикатами. Россияне не верят в честность как средство достижения успехов. Насилие становится привлекательным способом сведения счетов. Однако Россия представляет слишком большую опасность для своих соседей и всего мира, чтобы позволить ей дойти до полного краха.

Далее Тэтчер рассказывает, как Запад помогал России, в частности, она размышляет над необходимостью выделения кредитов МВФ. И делает весьма серьезный вывод: Запад поддерживал не Россию, а Ельцина, и при этой поддержке ему удалось переизбраться на второй срок. Однако эта победа оказалась слишком дорогой для него самого, для России и для Запада. Прежде всего, он не смог восстановить свой авторитет. Затем наобещал перед выборами слишком много того, что страна не могла себе позволить. И, наконец, ему пришлось опереться на поддержку российских плутократов, которых интересовал контроль над картелями в корпоративной экономике, а не создание нормально функционирующей рыночной системы. «Пока российская система опирается на связи, коррупцию, преступность и картели, – делает вывод Маргарет Тэтчер, – нельзя рассчитывать на подлинную свободу и демократию. Запад должен открыто говорить об этом народу России».

А вот что думает Маргарет Тэтчер по поводу не такого уж, на ее взгляд, парадоксального шага: принятия России в НАТО. Экс-премьер Великобритании не видит в таком развитии событий исторической или  политической несуразицы. Становятся же членами Атлантического союза бывшие члены Варшавского пакта. Дело, по Тэтчер, в другом. Принятие России в НАТО может оказаться опасным и для НАТО, и для всего Запада, потому что Россия никогда добровольно не смирится с господством Америки. Как член НАТО Россия станет организатором антиамериканской политики и найдет в этом понимание и поддержку у многих европейских руководителей.

В разделе, который назван достаточно откровенно «Можно ли иметь дело с Путиным?», Тэтчер открыто полемизирует с нынешним премьер-министром Великобритании Тони Блэром, который с энтузиазмом расписывает российского президента, как «современно мыслящего деятеля». Тэтчер напоминает, что первая победа Владимира Путина на выборах произошла в тот момент, когда в стране воцарился хаос, а Россия была унижена. Популизм и патриотизм стали основой предвыборной программы кандидата в президенты и принесли ему широкую поддержку избирателей.

Внутреннюю политику Путина в первый срок президентства Тэтчер характеризует достаточно осторожно: «Путин, по всей видимости, понимает, что Россия находится в крайне тяжелом состоянии и движение в сторону усугубления этого состояния, неважно под каким флагом – коммунизма или контролируемого мафией квазикапитализма, неприемлемо». Размышляя о международных аспектах политики российского президента, Тэтчер замечает, что после атаки террористов 11 сентября 2001 года нет оснований не верить в искренность сочувствия Путина США и взаимопонимания с президентом Бушем. Однако не стоит забывать, что у России есть собственный интерес в том, чтобы война против терроризма стала для Соединенных Штатов главной целью на несколько ближайших лет.

В целом же Тэтчер так характеризует Путина: в его лице страна после долгих лет беспорядков и развала получила сильного и энергичного лидера. Совершенно очевидно, что он обладает способностью оценивать международные события и реагировать на них смело, трезво и эффективно. Но излишне приписывать ему совестливость и либеральные инстинкты демократа, с тем, чтобы представить его как лидера, с которым Запад может иметь дело. Справедливость последней характеристики Владимир Путин доказал совсем недавно, подписав непопулярный закон о ликвидации льгот...

И все же Западу (как и Востоку) придется иметь дело с Путиным еще, по крайней мере, несколько лет.

Закончить заметки о книге Маргарет Тэтчер хочется ее словами: «Такие ценности, как демократия, прогресс, терпимость, еще не стали господствующими. «Конца истории» мы достигли лишь в том смысле, что получили некоторое представление об Армагеддоне».

Не уверен, что книга «Искусство управления государством» станет настольным пособием для наших политиков. Мы редко усваивали чужие уроки, предпочитая всегда ходить «своим путем». Это и грустно...

 

Юрий ВОСТОКОВ


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".