Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№6, Июнь 2006

ГЛАВНАЯ ТЕМА: ПОЛИТИЧЕСКИЕ РИСКИ ДЛЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Тогрул Багиров. Из конкурентов в партнеры.

 

ИЗ КОНКУРЕНТОВ – В ПАРТНЕРЫ

 

Цены на сырье сегодня не дошли до рекордных, и пик, который был достигнут в результате кризиса 1970-х годов, еще впереди. Основные причины повышения цен – политические. Турбулентная ситуация в мире, новые угрозы и вызовы, проблема международного терроризма – все это складывается в причины, в основе которых нередко лежат эмоциональные факторы. Политическое противостояние переходит в глобальную, резко обостренную, конкуренцию.

 

И в этих условиях многие компании, в том числе транснациональные, испытывают серьёзные трудности в получении новых концессий, в доступе к перспективным проектам разработки и добычи углеводородов. К тому же за последние несколько лет уменьшились и резервы этих компаний.

Эта тенденция приняла достаточно устойчивый, а потому  негативный характер. Компания «Бритиш Петролеум», например, прогнозирует в среднем 3 процента падения добычи нефти и газа на своих месторождениях. Это не касается деятельности компании в России, где, наоборот, наблюдается значительный рост, и в Азербайджане. Особенно снижение добычи ожидается на Аляске и на Северном море – до 8 процентов. А между тем «Бритиш Петролеум» затрачивает около 6 долларов только на поиск и разработку одного барреля нефти.

Поэтому падение добычи является одной из причин повышения цен наряду с политическими причинами, наряду с тем, что растут экономики наиболее динамично развивающихся стран, таких как Китай и Индия. Причем уменьшение добычи сырья имеет неутешительный прогноз на будущее. Такая ситуация заставляет транснациональные компании предпринимать отчаянные шаги, вести поистине агрессивный поиск новых возможностей.

Другая сегодняшняя тенденция, влияющая на цены, – консолидация нефтегазовых активов в руках государственных и полугосударственных национальных компаний.  По выражению Джеймса Шлесинджера, бывшего министра энергетики Соединенных Штатов,  практически все новые резервы и потенциальные запасы находятся под контролем национальных нефтегазовых компаний, то есть под контролем государств, которые ограждают свои экономики от чрезвычайного и чрезмерного иностранного вмешательства. И предпочитают самостоятельно развивать эти стратегически важные отрасли, тем более, что благодаря высоким ценам на нефть, сохраняющимся почти в течение трех лет, в странах-производителях накоплены достаточные финансовые и технологические ресурсы. Можно предположить поэтому, что в ближайшие годы конкуренция транснациональных компаний за доступ к ресурсам будет обостряться.

В мире осталось не так уже много стабильных регионов добычи нефти и газа. К таким относится, естественно, Россия и некоторые другие государства Каспийского региона. Практически все остальные производители – страны Персидского залива, а также Иран, Ирак, Нигерия, Венесуэла, Ангола (этот список можно продолжать до бесконечности) – находятся в политической, этнической и гражданской нестабильности. В ряде стран идёт война, а против других, например, против Ирана, вполне возможны международные санкции. Растёт угроза международного терроризма, который может поставить мир на грань тотального энергетического голода, что, в свою очередь, приведет к разрушению мировой экономики в Западном полушарии.

Такая ситуация, скорее всего, вызовет консервацию существующих авторитарных режимов. Страны-потребители сырья и сегодня поддерживают подобные режимы – в ущерб демократии, правам человека и свободам: Запад, прежде всего Соединённые Штаты, не хотят рисковать отношениями с традиционными нефтедобывающими государствами Персидского залива. Нефть выше демократии, а не в обмен на демократию...

Однако, несмотря на двойные стандарты в политике США, растет антиамериканизм. У Соединенных Штатов практически уже не остается возможности воздействия в режиме «взаимовыгодности» на многие, еще вчера зависимые от их политики государства. Этому способствуют возрастающие условия экономической и финансовой самодостаточности стран-производителей, рост влияния России, Китая, Индии и других новых центров силы. История с Ираном в этом смысле показательна. США вряд ли решатся на военную акцию против этой страны, поскольку сил и средств для крупномасштабного и даже превентивного удара у них нет.

В связи с таким развитием ситуации в нефтегазовой отрасли и общим неблагоприятным политическим фоном в мире единственной возможностью доступа к новому сырью является создание совместных консорциумов, альянсов, международное сотрудничество, взаимодействие на уровне компаний. Многие российские компании уже стали транснациональными в классическом смысле этого слова.

Существует интересный проект Газпрома, связанный с разработкой Штокмановского газоконденсатного месторождения в Баренцовом море. Это крупнейшее в мире месторождение природного газа, запасы которого оцениваются более чем в 3,5 триллиона кубометров. Однако средняя глубина в море в районе месторождения доходит до 350 метров. Да еще и находится район к северу от Кольского полуострова почти на 600 километров. Поэтому почти за двадцать лет с тех пор, как месторождение разведано, оно так и не «откупорено». Необходимы инвестиции от 15 до 20 миллиардов долларов. Партнерами Газпрома собираются стать несколько зарубежных компаний, в том числе из Норвегии, Франции и США. Это еще раз подтверждает соображение, что осваивать новые месторождения в чрезвычайно сложных географических и климатических условиях можно только объединенными международными усилиями. 

В системе принятия решения транснациональными компаниями происходят определённые позитивные сдвиги. Они всё чаще осознают свою зависимость от национальных компаний добывающих стран, в частности, России. Поэтому охотнее идут на новые формы сотрудничества, не претендуют на операционные функции, имея большинство в консорциумах и альянсах. Теперь они соглашаются на роль стратегических, финансовых и технологических партнёров.

Более того, западные компании чаще стали идти на обмен активами, что тоже новое явление в жизни нефтегазодобывающей отрасли. Они теперь приглашают национальные компании, в частности, «Газпром», к владению объектами газопереработки, газотранспортными сетями уже в самих западных странах. Пример Германии в этом смысле показателен. Однако на Западе, как мы все прекрасно знаем, существует ещё немало ограничений и препятствий для российских партнеров. Напомню, в Великобритании прокатилась целая волна слухов о покупке «Газпромом» компании «Сентрика». И на этой волне прозвучали призывы законодательно ограничить экспансию российских энергетических компаний на европейские рынки. Хотя премьер-министр Тони Блэр и заявил, что не допустит попыток правительства внести изменения в национальное законодательство и заблокировать приобретение российским «Газпромом» английской компании, но тенденция, тем не менее, проявилась, и очень наглядно.

Несколько слов о лоббизме западных компаний правительствами и дипломатическими миссиями соответствующих стран. Следует признать, что наше правительство и МИД тоже неплохо научились отстаивать интересы российских компаний. Лозунг «Всё, что хорошо для «Дженерал Моторс», хорошо для Америки» вполне можно перефразировать так: «Всё что хорошо для «Лукойла» и «Газпрома», хорошо для России». И это правильно. Чем больше наших компаний будет выходить на новые и перспективные рынки и закрепляться там, тем больше будет возрастать энергетическая безопасность России.

 

БАГИРОВ Тогрул Адилевич

исполнительный вице-президент Московского международного нефтяного клуба


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".