Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№11, Ноябрь 2007

ПОВЕСТКА ДНЯ: РОССИЯ И ИНДИЯ

Хари Санкар Васудеван. Убрать барьеры на общем пути.

 

Я работал в совместной российско-индийской группе по вопросам торговли, которая была создана год назад. Участвовал в обсуждениях, которые проходили до подготовки окончательного отчета о работе этого органа. И мне хотелось бы представить резюме результатов работы. Главный вывод: состояние дел в торговле, которая существует между нашими странами, можно назвать печальным.

 

Нет прямой зависимости между результатами двухстороннего экономического сотрудничества и обоюдной торговли. В некотором смысле сотрудничество – это более высокая ступень отношений. Оно может, несомненно, инициировать успешное развитие торговли в краткосрочной перспективе. А может иметь для нее долгосрочные негативные последствия, которые пока не видны из-за объемов торгового оборота.

Угроза такой неопределенности существует и в торговых отношениях наших стран. Российско-индийская группа пыталась разобраться, почему годовые обороты нашей торговли в последние шесть-семь лет застыли на отметке 1–2 миллиарда долларов. Идея этого исследования заключалась в том, чтобы выявить механизмы сотрудничества, которые позволили бы к 2010 году достичь объемов торгового оборота приблизительно в 10 миллиардов долларов. Нужно было обозначить пути и механизмы, чтобы стимулировать это развитие, и в то же время найти гарантии его реализации на практике. И еще мы пытались разработать какую-то систему, которая помогла бы в ближайший срок исправить существующее положение в нашей торговле.

В исследовании были использованы эконометрические инструменты оценки всей ситуации. Прежде всего, мы выявили, что торговля не стагнировала, наблюдалось небольшое увеличение оборота между 2005 и 2007 годами. То есть позитивные факторы существовали.

Например, подрос обоюдный экспорт. С индийской стороны его основным наполнением стали чай, фармацевтическая продукция, одежда. Российская сторона экспортировала сталь и удобрения. Что касается торговли услугами, то эту сферу трудно отслеживать и оценивать в силу специфики, поскольку многие мероприятия проходят под эгидой индийских и российских властей. Но признан сам факт торговли услугами, и здесь можно сделать намного больше, чем делается сегодня.

Тщательное исследование всех аспектов товарной торговли убедило нас в том, что к 2010 году реально осуществимо значительное увеличение объемов товарооборота, расширение ассортимента и оптимизации всей структуры торгового сотрудничества. Но для этого необходимо предпринять ряд ответственных и продуманных действий. Например, нужно увеличивать индийский экспорт в Россию. И вместе с тем сохранить приоритет российского экспорта в Индию. Мы придаем большое значение экспорту российской стали, особенно, учитывая ее конкурентоспособность на мировом рынке. В Индии сейчас делаются большие инвестиции в развитие собственных сталелитейных производств. Однако понятно, что в ближайшие годы мы не сможем добиться производства стали в тех объемах, которые закрываем с помощью экспорта из России. Понятно также, что эта ситуация не должна стать долгосрочной тенденцией, и постепенно, по мере развития собственного сталелитейного производства, Индия будет снижать импорт стали из России. Поэтому наши российские партнеры должны быть готовы к замещению доли стали в своем экспорте в Индию другими товарами.

Что касается индийского экспорта в Россию, то тут сегодня видятся очень серьезные проблемы. Они возникли как реакция на ситуацию середины 1990-х годов и самого начала нынешнего века. А ситуация складывалась как последствия выплаты России индийского долга, когда значительную часть его Индия гасила за счет поставки текстильных товаров.

В 2005 году основной долг Индии, наконец-то, был выплачен. И почти сразу же наш экспорт готовой одежды в Россию резко сократился, в этом секторе было отмечено значительное падение объемов. Некоторые эксперты удивляются: несмотря на падение, показатели товарооборота практически не изменились. Более того, они показали тенденцию к увеличению. Почему? Ответ один: на те же объемы произошло увеличение экспорта индийских фармацевтических товаров. И сегодня фармацевтический экспорт в Россию очень устойчив, хорошо развивается и сохраняет все повышательные тенденции.

Наша комиссия пришла к следующему выводу: чтобы улучшить ситуацию в российско-индийской торговле, необходимо произвести ее серьезные структурные изменения.

Прежде всего, мы должны посмотреть, чем вызвано падение экспорта текстиля и чая. Ведь не только выплатой долга это можно объяснить... Рынок чая фактически потерян для нас в течение 1990-х годов из-за конкуренции со Шри-Ланкой. То, что в Россию идет под маркой индийского чая, не всегда нашего производства. Поэтому совместная группа рекомендовала разобраться с торговыми марками производителей чая. Важным здесь является тот момент, что Россия реимпортирует чай из Украины и Казахстана, куда ввозят довольно много черного чая из Индии, а не из Шри-Ланки. То есть российским импортерам есть, с чем сравнивать. И если мы хотим увеличить объемы поставок индийского чая в Россию, то нам нужно работать напрямую, не прибегая к услугам реимпортеров.

Существуют довольно серьезные препятствия на пути индийского экспорта фармацевтических товаров. И это несмотря на то, что были даны преференции национальным компаниям, которые функционируют на внутреннем рынке России. Это было очень важно для распределения индийских фармацевтических товаров. Однако в России торгуют только три производителя лекарств из Индии, и остальные вполне обоснованно считают это дискриминацией. Большинство российского лекарственного импорта идет из Словении, Словакии и по линии Европейского союза. Почему такая дискриминация по отношению к индийским лекарствам, давно завоевавшим мировое признание, непонятно. Между тем многие индийские лекарства не только конкурентоспособны на мировом рынке в силу высокого качества, но они и значительно дешевле европейских аналогов из-за давно отработанной технологии. Закупки наших лекарств могли бы основательно помочь российскому  сектору здравоохранения сбалансировать цены на свои услуги, сделать их более доступными для рядовых граждан России. То есть российско-индийское сотрудничество в сфере торговли фармакологическими товарами имеет для России и социальный аспект.

Или взять производство драгоценных камней. Индия сейчас является основным огранщиком алмазов в мире. Большая часть работы проводится в Индии, хотя потом все идет через Антверпен.

Российское сырье через алмазодобывающую компанию «Алрос», вторую в мире по величине, поступает непосредственно в Антверпен, а затем – к нам для обработки. Так почему бы не осуществлять прямые поставки российских алмазов в Индию?  В 2006 году этот вопрос был поставлен. К этому подтолкнула и позиция южноафриканской корпорации «Де Бирс», которая монополизировала операции с драгоценными камнями на европейском рынке, чем вызвала большое неудовольствие европейских структур. Еврокомиссия даже обвинила «Де Бирс» в нарушении антимонопольного законодательства. Вообще, все, что делала эта корпорация в последние годы, била по позициям России и лишала ее законного места на мировом рынке бриллиантов.

Руководители «Алрос» обратились к правительству Индии с просьбой разрешить прямые поставки алмазов индийским огранщикам. Индийской стороной в январе 2007 года была создана с этой целью компания «Даймонд Индия Лимитед». Тут же последовали большие поставки российского алмазного сырья в Индию. Ожидается, что в результате только этой сделки товарооборот между двумя странами возрастет как минимум на миллиард долларов в год.

Исследовательские группы, которые занимались изучением конъюнктуры индийско-российских отношений, пришли к выводу, что в сфере оборота драгоценных металлов, обработки алмазов, в других узких отраслях экономики есть возможности очень активно продвинуться вперед.

Есть еще один аспект российско-индийских отношений. В 1990-х годах наблюдался  потрясающий феномен, когда индийские студенты в России становились бизнесменами. Они создали неформальную сеть, возможности которой, к сожалению, были упущены. Я говорю о предпринимательских возможностях, которые надо было своевременно подхватить для того, чтобы уверенно развивать наши отношения по линии бизнеса. Но не все упущено, и сейчас есть очень много индийцев, которые хорошо говорят по-русски, имеют хорошие деловые контакты в России, знают обстановку в российском бизнесе.

А мир российского бизнеса очень сложен. Он отличается от того мира, в рамках которого работают индийские бизнесмены. Тем не менее, обстоятельства, связанные с тем, что очень много индийцев работают сейчас в России, надо учитывать. Мы приобрели возможность более активно, современно работать на неправительственном уровне – с учетом региональных и глобальных интересов. Это тоже способно укрепить отношения, вообще экономическое сотрудничество на международном уровне. До 1991 года были произведены великолепные заделы для того, чтобы быстро развивать такие отношения. И поэтому мы вполне способны осуществить на практике разработки нашей совместной комиссии – достичь в ближайшее время товарооборота на уровне 10 миллиардов долларов в год.

Американские и европейские предприниматели, действующие в России, раньше получали поддержку государства, поскольку в вашей стране была слабо развита кредитная система. Но сейчас, все более и более активно используя систему банковского финансирования, коммерсанты могут более активно работать на российском рынке.

Что касается институциональной составляющей в рамках частного бизнеса, то здесь мы вправе говорить об укреплении организационно-правовых российских структур и институтов. Вполне можно рассчитывать, что они будут развиваться и дальше, способствовать совершенствованию наших деловых отношений.

 

ВАСУДЕВАН Хари Санкар,

руководитель Института азиатских исследований

им. Мауланы Абул Калам Азада в Калькутте


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".