Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№11, Ноябрь 2007

ПОВЕСТКА ДНЯ: РОССИЯ И ИНДИЯ

Иосиф Дискин. Тендер на общее будущее.

 

Многополярный мир важен не сам по себе, это инструмент создания новой модели глобализации. Существующая модель, основанная на локальной системе ценностей, ведет к международным и внутренним конфликтам. В силу этого и Россия, и Индия кровно заинтересованы в более широкой и органичной модели глобализации. И здесь – фундаментальная база для сотрудничества наших стран.

 

Уже отмечалось, что Россия и Индия накопили крайне редкий опыт сотрудничества, в котором нет каких бы то ни было противоречий. Это позволяет строить долгосрочные стратегии, реализовывать масштабные совместные проекты без существенных рисков их корректировки, в том числе под влиянием международной конъюнктуры.

Отсутствие сложных противоречий позволяет избегать стратегических разменов, которые возникают при наличии конфликтов, и приводят к тому, что стратегическое сотрудничество начинает деформироваться. Это позволяет делать сотрудничество более многомерным – в том числе на уровне бизнеса и общественных организаций. Государство становится «ночным сторожем», который только следит за тем, чтобы не подрывался фундамент отношений.

Тем не менее, надо говорить о серьезных рисках развода, которые появились в последнее время.

Прежде всего, совершенно ясно, что сегодня в мире объявлен тендер на Индию. Соединенные Штаты первыми выдвинули тендер, предложив очень высокие ставки. По существу Америка создала прецедент отказа от норм Договора «О нераспространении ядерного оружия», и, по мнению некоторых экспертов, надо просто воспользоваться этим прецедентом и действовать в соответствии с теми нормами, которые предложили Соединенные Штаты.

Тем не менее, угроза «похищения» Индии, смены геополитических приоритетов существует, об этом надо говорить открыто. В индийском истэблишменте складываются влиятельные группы, заинтересованные во встраивании в американскую модель глобализации и, соответственно, заинтересованные в смене геополитических ориентиров Индии.

Надо отметить, что большой проблемой является и самоуспокоенность российского руководства, которое считает, что инерция, сложившаяся в отношениях между нашими странами, сохраняется, и можно поддерживать только существующие отношения, не прилагая усилий к тому, чтобы они переходили на новый уровень. Геополитические отношения – это такая игра, как в «Алисе в стране чудес»: надо очень быстро бежать, чтобы оставаться на месте.

Отмечу, что существующий низкий уровень экономических отношений является слишком слабым фундаментом для стратегического сотрудничества.

Наконец, в индийских деловых и военных кругах растет разочарование качеством военно-технических поставок, имеются серьезные претензии и рекламации, в частности, по поводу невыдерживания сроков. Символ нашего военно-технического сотрудничества – переоборудование индийского авианосца. Оно затянулось уже так, что это вызывает крайнее раздражение даже у самых преданных сторонников российско-индийского сотрудничества, а все знают, что мелкий камешек способен обрушить лавину.

Есть и претензии с российской стороны. Российский бизнес хорошо знает, что Индия – это Голконда, где находится много сокровищ, но только взять их довольно трудно. Какие проблемы? Низкое качество исполнения контрактов. Низкая платежная дисциплина. Трудности защиты российского бизнеса в индийских судах… Это для друзей надо говорить открыто.

То есть, с двух сторон копится тактическое раздражение, которое может, с моей точки зрения, задать эскалацию развода. И выработка механизма профилактики такого развода – важная задача, для решения которой нужны конкретные рекомендации.

Впрочем, несмотря на тактические проблемы, имеется огромный тренд успешного сотрудничества, уникальный капитал взаимного доверия. Это действительно дорогого стоит, – причем в конкретном денежном выражении.

Обе стороны хорошо понимают мотивы и методы действий друг друга, что резко снижает риски при формировании больших предпринимательских и государственных проектов. Сложилась значимая инфраструктура взаимодействия, охватывающая не только вооруженные силы, но и многие секторы экономик двух стран. Это реальный социальный и экономический фундамент, который при необходимых усилиях с двух сторон может поддержать геополитическое взаимодействие. Если эти силы, их потенциальная энергия будет реализована для поддержки нашего сотрудничества, то это резко снизит риск развода, о котором я говорил.

Кроме того, следует прямо сказать: издержки геополитического переключения Индии и России столь велики, что создают риски для развития экономики обеих наших стран. Переключаться гораздо дороже, чем приложить усилия и развивать экономическое сотрудничество. Те, кто строит любой бизнес-план, знают: издержки переключения – важный аргумент в развитии бизнеса.

Какие же у нас имеются благоприятствующие факторы в развитии экономики?

Надо понимать, что есть большая комплиментарность экономических структур и стратегий экономического развития. У нас уникальная ситуация, когда существует очень низкий уровень конкуренции в разных секторах экономики. У нас сильнейшая конкуренция, например, с экономикой Китая, Европы, а с Индией – уникальная комплиментарность экономик. И стратегии экономического развития, если их внимательно рассмотреть, являются взаимно дополняющими.

В силу этого создается возможность выстраивания сотрудничества еще и на уровне экономических стратегий, чего нет ни с какой другой страной мира в силу того, что нет соответствующего уровня доверия и тех факторов, о которых я говорил.

Есть также взаимная дополняемость факторов экономического роста, о чем стоит сказать более подробно.

В России существуют фундаментальные научные заделы, способные стать основой для совместных технологических проектов, обладающих коммерческим потенциалом. Из-за многих обстоятельств Россия не может запустить массовое производство продукции высоких технологий. Но при этом может довести свои высокие технологии до опытных образцов. Их надо где-то производить. Индия вступила в стадию, когда она хочет развертывать массовое производство высокотехнологичной продукции. Это готовая технологическая цепочка, которую надо только привести в действие.

В России и в Индии наблюдается быстрый рост инжинирингового потенциала, способного подхватить эти проекты. Индия сегодня ставит в качестве важной задачи развитие такого потенциала, но он развивается, если можно так сказать, только в бою, на базе конкретных проектов. Поэтому и индийское, и российское государства заинтересованы в развитии совместных инжиниринговых компаний, которые смогут подхватить технологические заделы, имеющиеся в России.

Следующее важное обстоятельство – различие конкурентных преимуществ у России и Индии. У России конкурентными преимуществами является высокотехнологичные материалоёмкие и энергоёмкие производства, а у Индии – высокотехнологичные и трудоёмкие производства. Поэтому возможна неконкурентная специализация экономик, использующая рынки друг друга.

Кроме того, и в Индии, и в России реализуется большое число инфраструктурных проектов. Для меня является загадкой, как, имея проект по развитию национальной инфраструктуры Индии, Россию в него не вовлекают. Сотрудничество – на уровне правительств, а инфраструктурный проект – на уровне регионов. Каким образом удается так заблокировать сотрудничество, возможный спрос на эти проекты со стороны крупных российских корпораций, в то время, когда у этих корпораций есть реальные возможности?

Вот, скажем, в России сегодня реализуется система контроля авиационного движения на уровне региональных аэропортов. В Индии стоит задача начать разработку такой системы. Не лучше ли скооперироваться, собрать деньги и сделать? Ведь оба проекта ориентированы на ГЛОНАСС, Систему глобального позиционирования. Не довести дело до конкретного сотрудничества при таких условиях – это надо уметь!

Наконец, отмечу близость функциональных и потребительских характеристик продуктов, выводимых на рынки обеих стран. Это создает возможность реализации масштабных совместных бизнес-проектов.

Теперь второй эшелон благоприятствующих факторов – знание экономик двух стран и правил игры. Да, не очень хорошо с судами, но российский опыт мягких институциональных ограничений позволяет хорошо работать на индийском рынке. Я так деликатно выражаюсь, но здесь все понимают, что я имею в виду. В этом смысле проникновение идёт замечательно. И число проектов растет в прогрессии, хотя необходима, конечно, институциональная поддержка на государственном уровне и в России, и в Индии.

Теперь по приоритетам.

Первый – участие России в удовлетворении энергетических потребностей Индии. Прежде всего, необходима диверсификация энергетического сектора Индии. Да, конечно, ядерные проекты хороши, но существует огромный разрыв между темпами экономического роста и потребностью в электроэнергии и возможностью создания энергетических мощностей в Индии. И это будет гигантский лимитирующий фактор.

Есть простое технологическое движение. С 2010 года мы будем способны серийно поставлять плавучие электростанции, и надо сейчас готовить эти проекты. Возможна глубокая кооперация в создании таких электростанций, индийская судостроительная промышленность может принять участие в строительстве корпусов и судов для них. И это, кстати, снимает все ограничения МАГАТЭ: просто стоят в Индии плавучие электростанции, собственность России, поставляющие электроэнергию.

Второй приоритет. Совершенно правильно поднимался вопрос о том, что необходимо развивать угольную промышленность. Но угольная промышленность Индии должна развиваться уже совершенно по-другому. Сегодня в России создана очень простая, экологически чистая технология пиролиза угля, превращающая его в газ, что сильно снижает зависимость от импорта газа. Это совсем другой ход, другие решения. Технология есть, желающие могут поехать в Красноярск и посмотреть ее в действии.

Кроме того, конечно, необходимо участие России в проектах по добыче и транспортировке газа. Здесь есть два крупных направления.

Начну с подконтракта с Ираном: мы за Иран поставляем газ на европейские и азиатские рынки, а Иран поставляет газ в Индию. Здесь взгляд Индии на Иран очень умно совпадает с российским.

Следующее. Необходимо искать запасы газа на пороге Индии, и они есть. В частности, давние разработки Газпрома в районе Мазари-Шарифа, на севере Афганистана. Напоминаю, американцы за это время провели большие геофизические исследования, которые показали, что в районе Мазари-Шарифа имеются запасы газа порядка 1,2 триллиона кубометров. Причем в районе Мазари-Шарифа уже три года нет военных конфликтов.

Соединенные Штаты никогда в жизни не дадут России лицензии на добычу газа в Афганистане. Но я хочу посмотреть, как они откажут Индии в такой лицензии. Вот это и будет тест на тендер по поводу Индии.

Если оттуда прокладывать газ, это вдвое ближе, чем из Узбекистана и Туркмении. Есть коридор, идущий через Пакистан, что теперь не является преградой. И это дает возможность быстро обеспечить транспортировку 56 миллиардов кубометров газа в течение 5 лет. Вполне реальное и конкретное дело. При этом есть мелочь: требуется консультативное участие Газпрома. Насколько я знаю, там к этому готовы.

Конечно, надо сейчас быстро включаться вместе с Газпромом в реализацию проекта по «Южному Парсу». Газпрому не до этого, но если Индия предложит совместную разработку, я думаю, это ускорит дело.

Для развития инновационной составляющей нашей экономики нужна совместная венчурная инфраструктура. И здесь надо просто понять, что следующий шаг в развитии сотрудничества России и Индии невозможен без большой мечты. В своё время Бисмарк говорил, что единое государство может быть построено железом и кровью. А союз может базироваться только на большой мечте. И такой мечтой, я думаю, мог бы стать уже сейчас разговор о совместной программе пилотируемых полетов, включая создание новой международной космической станции, полёты на Луну и Марс.

Если американцы отказываются играть с нами в эти игры, то вторая, четвертая и, я надеюсь, шестая экономики мира могут это реализовать. Российские заделы таковы, что при совместном проекте это свяжет наши страны очень крепко и надолго.

Сегодня Россия запускает проект по созданию нового поколения элементной базы для микроэлектроники. Этот проект должен быть совместным, и это сейчас нужно. Почему? Там ключевая проблема – пакеты программ. Вот уж что в Индии умеют делать! Вот уж что требует мало денег и много квалифицированных кадров. Совместное накопление библиотеки программ для нового поколения микроэлектроники может долго держать наши экономики вместе.

И, конечно, надо включать Индию в большой российский проект по нанотехнологиям, потому что микробиология и химия создают прекрасную возможность глубокой интеграции.

Я считаю также, что российская экономика в любом случае нуждается в большой программе международной миграции. Наш анализ показывает, что единственным реалистичным проектом в этой области является создание совместного проекта по миграции из Индии в Россию. Это реалистичный проект, который, однако, требует очень аккуратной проработки. И этот проект способен решить проблемы обеих сторон. Реализация проекта возможна на уровне 200 тысяч человек в год. При этом для России это единственный геополитически безопасный проект международной миграции. Индийцы не создают этнических криминальных групп, хорошо интегрируются в соответствующие культурные группы, и это не несет геополитических рисков для России. Для Индии выгоды здесь тоже очевидны. Наличие крупной индийской общины в России будет якорем, держащим обе стороны.

Институциональные рамки сотрудничества. Прежде всего, нам нужна его совместная деловая концепция. Сегодня это делают чиновники, которые не видят перспектив и не вкладывают в это ни капли фантазии.

Необходим совместный документ по перспективным планам развития, надо сопоставить долгосрочный план развития Индии со среднесрочной программой экономического развития, чтобы на этой основе создать долгосрочную программу сотрудничества.

Необходимо готовить ежегодный концептуальный доклад руководства обеих стран о состоянии сотрудничества.

И, конечно, необходим деловой совет на уровне бизнеса, где обсуждались бы конкретные проблемы.

 

ДИСКИН Иосиф Евгеньевич,

заместитель директора Института

социально-экономических

проблем народонаселения РАН,

сопредседатель Совета по национальной стратегии


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".