Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2009

Мнения

Ирина Кулакова

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СРЕДА КАК РЕСУРС

 

Я хочу спуститься с уровня теоретизирования. Все теоретически красиво выглядит, но в наше время, полагаю, следует думать о более приземленных процессах. Например, поговорить о деятельности фонда «Русский мир». Насколько я понимаю, в основном эта деятельность направлена на пропаганду нашей культуры, языка вовне. Это актуально. Но есть и другая возможность – привлекать внимание к нашей культуре людей, которые могли бы с ней знакомиться непосредственно в России. И вот здесь возникает такая приземленная проблема: что мы можем, собственно говоря, показать, чем привлечь людей? Тем более что туризм – это экономический огромный ресурс, который можно очень выгодно использовать.

Возвращаюсь к вопросу: что мы можем показать туристам? Это не новость – у нас очень тревожная ситуация. Я, например, бегаю между двумя конференциями. Одна из них посвящена наследию архитектора Шехтеля. Он творил в русле европейского модерна. Его практически совсем новые постройки, абсолютно неизвестные на Западе, сегодня уничтожаются.

В целом утрачивается историческая среда, обладателями которой мы являемся. Однако некоторое отставание России в разрушении подобной среды сегодня дает нам совершенно необыкновенный ресурс. Оказывается, мы во многом сохранили свою патриархальную среду, сохранили, конечно, не сознательно, а в силу экономического отставания. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Задумаемся: на свете осталось очень мало цивилизованных стран, где подлинная историческая среда сохранилась в таком количестве, как в России. И к ней интерес очень большой. То есть поле деятельности для туристского бизнеса непаханое.

Но с другой стороны, сама среда находится сейчас в таком состоянии, что может практически исчезнуть. И речь идет не о каких-то эксклюзивных памятниках, а буквально о жилой среде. Структура исторического города сама по себе в принципе привлекательна для человека другой культуры. Однако в Москве исторической застройки не остается. Конечно, туриста очень заинтересует московский Кремль. А еще чем удивить? Он увидит очень красивые, европеизированные, современные постройки, каких и у него в Барселоне или под Парижем хватает.

Мы теряем историческую среду Москвы, которая является нашим огромным ресурсом, и это очень плохо. Речь идет именно о рядовой застройке, которая для дельцов-застройщиков не представляет никакого интереса. Но у нас еще сохранились целые малые города. Они представляют огромные комплексы удивительных аутентичных построек, в которых и живет та самая фольклорная культура, о которой шла речь. Но, как всем сейчас известно, понятие «новодел» – общая беда. Исчезают понятия «реставрация», «реконструкция». Как шутят историки, «реконструкция со сносом». То есть, идет уничтожение среды и какая-то приблизительная ее имитация, которая никого не заинтересует, потому что европейский турист хорошо в этом разбирается. Он хочет видеть подлинник.

А чтобы подлинники сохранять и показывать, нужны деньги. Деньги, конечно, может дать только такая структура, которая может работать на уровне «Русского мира». Но помимо денег нужны установки. Это, может, даже важнее, потому что в провинциальном городе его власти даже не осознают, какой ценностью в потенциале они обладают. Конечно, люди нуждаются в комфорте, хотят жить в современных условиях, это понятно. Но это можно решить, в принципе, по-разному. Например, в Рыбинске старый город просто брошен, а современный развивается на новой территории. Старый город медленно погибает, а здесь изумительной красоты застройка XIX века. Закат цивилизации в том и будет состоять, что она, с одной стороны, потеряет историческую среду, с другой стороны станет безлико европеизированной.

 

Ирина КУЛАКОВА

Научныйсотрудник лаборатории

истории русской культуры

исторического факультета МГУ


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".