Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№3, Март 2010

ГЛАВНАЯ ТЕМА Русский мир: смыслы и пространство

Георгий Толорая Единство и борьба миров

 

Русский мир — это не только лингвосообщество, но транснациональная русскоязычная социокультурная общность. Это совокупность не только языка и «высокой» культуры, но и народной идеологии, массовой культуры, привычек, традиций, быта. Формулируя идеалы Русского мира, важно не забывать о том, как они воплощаются на деле. Думаю, что, посмотрев на современную Россию, говорить о приоритетах справедливости, чести, достоинства как свершившихся и воплощенных, было бы преждевременно.

«Русский мир» — это понятие, существующее не само по себе, в безвоздушном пространстве, а лишь во взаимодействии с мировой цивилизацией, глобальными и локальными культурами, то есть Русский мир сопряжен и борется с другими этноцивилизационными платформами, другими мирами. Именно в этом взаимодействии, «единстве и борьбе» только и овеществляется идея Русского мира. Поэтому для того, чтобы понять смысл введения понятия «Русский мир» и определить его ценности, надо вычленить его из более широкой глобальной реальности, выделить особенное.

Давайте посмотрим, как обстоят дела в других мирах с продвижением идеологии и своих позиций в глобальном масштабе, как они формулируют свои цели и какие механизмы используют. Может быть, тогда не придется изобретать велосипед и станет возможно подходить к понятию «Русский мир» и деятельности одноименного фонда более прагматично.

Этнографы выделяют, кроме Русского, еще несколько этнокультурных миров: Германский, Арабский, Китайский, Тюркский. Есть еще и мир испаноговорящих стран Южной Америки. Миры обычно формируются вокруг центров. Например, центром Тюркского мира по праву считается Турция. Она выступает в качестве проводника идей консолидации тюркских народов, прикладывая максимум усилий для их воплощения. Анкара на государственном уровне считает тюркский фактор одним из главных в своей внешней политике. Анкара постоянно призывает страны Центральной Азии к консолидации на основе этнической, культурной и языковой общности.

 В Арабском мире центральное место в определении этнопсихологии арабов занимает ислам, ставший для них инструментом познания окружающего мира, независимо от этнического состава населения. Роль центра исполняет Саудовская Аравия, издревле служащая цели сохранения духовного единства арабов-мусульман.

Хотелось бы остановить внимание на мире Франкофонии. Франция по итогам Второй мировой войны потеряла статус мировой державы и колонии. Президент Де Голль активно продвигал идею Франкофонии, рассматривая ее не только как пропаганду французской цивилизации, но в первую очередь как инструмент укрепления внешних позиций французского государства. Таким образом, Франкофония — это организация государств, глава которой — президент Франции. Это в первую очередь административная структура, своего рода инструмент влияния.

Согласно определению, Франкофония — это совокупность людей, говорящих на французском, территория, где распространен французский язык. Французские исследователи считают, что «Французская империя… оставила глубокий след в бывших колониях», выражающийся в особенностях административной системы и «в культурном и лингвистическом распространении французского языка». Франкофония, по словам Б.Б. Гали, задумывалась как «другой способ понимать мир», то есть понимать идентичность, языковое многообразие, универсализм. Главным критерием для вступления в организацию считают не степень владения французским языком населения того или иного государства (хотя, конечно, это приветствуется), а скорее культурные связи с Францией, сложившиеся на протяжении многих десятилетий и даже веков. Девизом организации служит французское изречение «Равенство, дополнение, солидарность».

Заглянем в Восточную Азию, рассмотрим Китай и сопряженное с ним понятие синосфера. Оно введено американским экспертом Дж. Матисоффым. Это совокупность стран Восточной Азии, где культурная действительность сформировалась под влиянием культурных образцов Китая, прежде всего иероглифики. Китайцы сейчас только начинают осознавать важность этого феномена, хотя в процессе формирования идеи китайского мира, включения туда соотечественников и интересующихся Китаем. Пекин рассматривает это как инструмент экономического роста, экспорта китайской культуры и усиления государственных позиций. Серьезный экономический потенциал соотечественников давно используется в качестве одного из инструментов, которые помогали экономическому развитию Китая. В данном случае, пожалуй, практика предшествовала теории, а не наоборот.

КНР рано или поздно распространит свое влияние на весь регион и в глобальном масштабе. Вспомним Конфуция: «Если жители далеких окраин не покоряются, то совершенствуй свою культуру и добродетель, чтобы привлечь их. А когда привлечешь, то умиротворяй их».

Самое интересное — это англосфера. Термин вошел в употребление относительно недавно. «Англосфера» понимается как группа англоязычных стран, где действует общее право. Данное понятие подразумевает гораздо большее, чем просто совокупность людей, для которых английский является основным или вторым языком. Англосфера базируется на обычаях и принципах, формирующих костяк англоязычных культур: индивидуализм, господство права, уважение договора и сделки, а также превращение свободы в первостепенную политическую и культурную ценность. Есть и другое определение: это общность, базирующаяся на общем понимании, в основе которого лежат уважение к рыночной экономике и принципам гражданского общества. Англосфера раньше не особенно вычленялась в мировой цивилизации, поскольку считалось само собой разумеющимся, что это ведущая сила современного мира, начиная с ХIХ—XX века. Она победила в Первой и Второй мировых войнах, победила в «холодной войне», а теперь должна победить в войне с исламом, указывают ее идеологи.

Что касается, собственно, Русского мира, его смыслов и принципов, то важно отметить: это не только лингвосообщество, но транснациональная русскоязычная социокультурная общность. Это совокупность не только языка и «высокой» культуры, но и народной идеологии, массовой культуры, привычек, традиций, быта. Если мы говорим о чертах русского характера, национальных чертах и традициях, здесь есть определенный дуализм. Инициативность порой обращается в анархию, неуважение к закону. Духовность оборачивается попыткой уйти от быта. Индивидуализм обращается в эгоизм. А соборность, забота об интересах государства преобразуется либо в уравниловку, либо в подчинение личности.

Поэтому, формулируя идеалы Русского мира, важно не забывать о том, как они воплощаются на деле. Можно, конечно, сказать, что формулируемая нами идеология Русского мира должна стать «путеводной звездой» и должна пропагандировать те «позитивные» ипостаси характерных черт народного самосознания, которые сегодня почти утрачены или теряют свою роль и все в меньшей степени воспринимаются как идеал — все чаще как блажь. Но при этом надо понимать, что идеалы Русского мира основаны все-таки не только на «почвенных традициях», но и на импортированных ценностях. Конечно, в основе мироощущения лежит славянская культура. Однако то, что сегодня мы больше всего ценим в идеологии Русского мира — родилось не на этой земле. Это православная религия, это тонкая прослойка дворянской культуры, имеющей корни в западноевропейской. Добавим еще заимствованные идеи коммунизма. Однако, и это важно, импортированные идеи, идеалы, духовные ценности стали императивами совершенствования общества, перешли в более идеалистическое состояние — и тем самым в большей мере, чем на Западе, оказались оторваны от действительности.

На основании этого надо самим себе отдавать отчет, зачем, собственно, мы формулируем идеалы и принципы Русского мира. Наш реальный идеал и цель — укрепление позиций нашей цивилизации в глобальной конкуренции. Для этого нужен привлекательный имидж страны.

ТОЛОРАЯ Георгий Давидович,
региональный директор по Азии и Африке,
руководитель Управления региональных проектов фонда «Русский мир»


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".