Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2010

ГЛАВНАЯ ТЕМА: Безопасность и сотрудничество в АТР

Геннадий Чуфрин Угрозы и вызовы

 

Изучение накопленного опыта существующих региональных механизмов безопасности и сотрудничества в АТР и оценка перспектив их дальнейшего развития чрезвычайно важны и должны происходить с учетом стремительно меняющейся геополитической ситуации в регионе, соответственно — с учетом меняющихся угроз и вызовов региональной безопасности.

А. Меняющиеся угрозы и вызовы региональной безопасности

Во второй половине первого десятилетия XXI века состояние региональной безопасности в АТР характеризовалось явной нестабильностью и даже ростом этой нестабильности. Из наиболее значимых факторов, влиявших на положение дел, являлся, во-первых, продолжавшийся стремительный рост военных расходов в странах региона. При этом лидирующие позиции оставались за Китаем, Японией, Индией и Республикой Корея. Причем, если японские военные расходы за последнее десятилетие несколько сократились, то китайские (по оценке СИПРИ) — почти утроились. В результате военные расходы Китая стали не только крупнейшими в АТР, но и с 2008 года в глобальном масштабе уступают только американским.

Во-вторых, происходил быстрый рост размеров импорта вооружений общего назначения, причем не только оборонительных, но и наступательных, таких как ракетные и авиационные системы. По итогам последнего пятилетия крупнейшими импортерами оружия в мире стали Китай и Индия, а Южная Корея вышла на четвертое место. В целом же на эти три страны пришлось почти 25 процентов всей стоимости мирового импорта оружия.

В-третьих, в регионе заметно обострились проблемы распространения ядерного оружия и накопления его запасов, интенсивный характер носила модернизация средств его доставки.

Как известно, в последние годы в АТР, помимо официальных членов «ядерного клуба» — России, США, Китая, еще три страны стали обладателями ядерного оружия — Индия, Пакистан и Северная Корея. Причем КНДР — совсем недавно, после 2006 года. При этом, по имеющимся оценкам, Китай вышел на второе место в мире по числу ядерных боезарядов, обойдя по этому показателю не только Англию, но и, возможно, Францию.

Китай, Индия и Пакистан осуществляют интенсивные программы испытания баллистических ракет меньшей (700 километров) и средней (1500—2500 километров) дальности, а также межконтинентальных баллистических ракет радиусом действия до 13 тысяч километров и способных нести ядерные заряды.

В-четвертых, сохраняется напряженность на Корейском полуострове в связи с ядерным вооружением Северной Кореи. Став обладателем ядерного оружия, она заметно ужесточила свои позиции и весной 2009 года вышла из шестистороннего переговорного процесса.

В-пятых, происходит эскалация афганского конфликта и расширение его масштабов на Пакистан. Серьезную угрозу, причем не только региональной, но и глобальной, безопасности представляет возможность дестабилизации внутриполитического положения в Пакистане и безопасность имеющегося у него ядерного оружия.

Б. Развитие этих явлений и тенденций происходило на фоне относительного ослабления влияния Соединенных Штатов на состояние региональной безопасности.

В частности, Соединенные Штаты испытывают серьезные трудности в удержании ускользающей стратегической инициативы при решении региональных конфликтов на Корейском полуострове и в Афганистане. Более того, как уже было отмечено, афганский конфликт фактически перекинулся на территорию сопредельного Пакистана, обладающего ядерным оружием, где в результате возникла угроза захвата исламистскими боевиками радиационных материалов и их последующего использования для проведения масштабных террористических актов.

В самом Афганистане конфликт, первоначально характеризовавшийся как действия международного терроризма во главе с Аль-Кайдой, превратился в повстанческое движение значительной части местного пуштунского населения. Призывы и лозунги религиозно-экстремистского характера радикально-исламистских структур дополнились и усилились требованиями местных националистических сил о безусловном выводе из страны иностранных вооруженных формирований.

Увеличилось число безвозвратных людских потерь США и в целом — иностранного экспедиционного корпуса при отсутствии явных, а не пропагандистских, военных успехов. Как следствие, уровень поддержки военной операции в Афганистане заметно снизился как среди союзников США по НАТО, так и в самих Соединенных Штатах, где существенно усилились антивоенные настроения среди населения.

В. С другой стороны, происходит явное усиление в АТР роли Китая, который оказывает все возрастающее влияние на состояние региональной безопасности и перспективы ее развития.

Это явление вполне закономерно с учетом существенно возросшей роли Китая в региональной и мировой экономике в последнее время, особенно на фоне глобального кризиса. Кроме того, его быстро растущего военного потенциала. При этом особого внимания заслуживает не только количественный рост, но и заметное совершенствование качественных характеристик вооруженных сил страны, особенно их стратегического компонента, включая ракетно-ядерный потенциал, ВВС и ВМФ.

В свою очередь возвышение роли Китая вызывает самые различные оценки среди иностранных наблюдателей и военных специалистов. От надежды на то, что Пекин будет использовать обретенную им экономическую и военную мощь в конструктивных целях, в интересах поддержания в регионе политической и военной стабильности, до опасений относительно стратегических целей, которые Китай намерен достичь в регионе с помощью экономических и военных рычагов.

Г. Ныне существующая в АТР архитектура безопасности далеко не в полной степени и недостаточно гибко отражает указанные количественные и качественные изменения в стратегической и военно-политической обстановке на Азиатском континенте и явно недостаточна для эффективного противостояния новым вызовам и угрозам региональной безопасности.

В первую очередь сказанное относится к двусторонним механизмам безопасности, которые сформировались во времена «холодной войны» и не отражают новых реалий, обусловленных, в частности, меняющимся балансом сил в регионе, угрозами ядерного распространения, ростом нетрадиционных угроз, связанных с действиями религиозно-экстремистских сил, международным терроризмом, наркобизнесом, различными видами трансграничной преступности.

В значительной степени задачам эффективного реагирования на новые вызовы и угрозы призваны соответствовать многосторонние организации, созданные в АТР уже после окончания «холодной войны» и вслед за возникшими по инициативе АСЕАН АРФ и Азиатско-Тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности. К их числу следует отнести, например, ШОС в составе России, Китая, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, а также диалоговые механизмы по конкретным проблемам региональной безопасности, как, например, шестисторонние переговоры по северокорейской проблематике в составе США, России, Китая, Японии, Ю. Кореи и КНДР.

В известной степени так и происходит, и рост влияния, например ШОС, на региональную безопасность в зоне ее непосредственной ответственности не вызывает сомнений.

Вместе с тем как уровень эффективности самих этих механизмов, так и в еще большей степени — уровень координации их действий между собой и другими международными организациями, нуждаются в серьезном совершенствовании.

Достижению этих целей серьезно препятствует недостаток взаимного доверия между странами АТР, а то и открытая враждебность во взаимоотношениях некоторых из них. Например, между Индией и Пакистаном или Южной Кореей и КНДР. Мешают и сохраняющиеся в регионе территориальные претензии, экономические либо экономически мотивированные причины, как, например, споры по вопросам использования лесных и водных ресурсов, рыболовства, границ экономических зон, а также возможность перерастания экономических противоречий в политические.

При рассмотрении перспектив региональной безопасности вот что еще вызывает серьезные вопросы и беспокойство: по какому пути будут развиваться отношения между двумя основными игроками в АТР — США и Китаем? Пока наблюдаются существенные колебания американской политики — от попыток выстраивания с Пекином некоего американо-китайского кондоминимума (G-2) до перевооружения Тайваня и поддержки тибетских и уйгурских сепаратистов.

И, конечно же, особый интерес для наших национальных интересов представляет то, какой характер будет носить сотрудничество по проблемам региональной безопасности между Россией и США. Сейчас оно носит явно избирательный характер. По одним проблемам (ядерное нераспространение, северокорейская проблема или оказание содействия США/НАТО в борьбе с исламистами в Афганистане) оно выше, по другим (борьба с наркобизнесом в том же Афганистане) — существенно ниже или вообще отсутствует.

ЧУФРИН Геннадий Илларионович,
член Ученого совета Института
мировой экономики и международных
отношений РАН


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".