Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№11, Ноябрь 2010

ПОВЕСТКА ДНЯ

Олег Косенко Иностранцы на рынке труда

 

Миграция рабочей силы — это переселение трудоспособного населения из одних стран в другие, вызванное причинами экономического и иного характера. Оно может принимать форму эмиграции (выезда) и иммиграции (въезда), при этом развитые страны являются основным объектом иммиграции, а развивающиеся — источником эмиграции. Благодаря миграции, по мнению экспертного сообщества, совокупный объем мирового производства возрастает вследствие более эффективного использования трудовых ресурсов за счет их межстранового перераспределения.

Статистика свидетельствует, что более 70 процентов мигрантов, въезжая в другую страну с целью заработка, не намереваются в ней оставаться навсегда. Поэтому издержки принимающей стороны, как показывает опыт развитых стран, можно минимизировать с помощью организованной временной трудовой миграции. Ее суть сводится к временным трудовым контрактам и включению гибкой системы квотирования, базирующейся на учете различных характеристик мигрантов. Эти два условия позволяют принимающему государству при наличии соответствующей международно-правовой базы с государствами происхождения мигрантов набирать на организованной основе рабочую силу необходимого качества и рационально распределять ее по территории страны, заполняя имеющиеся вакансии.

Такой подход является удачным решением как для государств — поставщиков рабочей силы, так и для самих мигрантов, которые, получив определенные знания и навыки и заработав средства за рубежом, в итоге возвращаются домой и реализуют приобретенный интеллектуальный и финансовый капитал у себя на родине, тем самым способствуя повышению уровня жизни своей семьи и населения страны в целом.

Согласно данным Международной организации труда (МОТ), из 175 млн. мигрантов мира 56 млн. живут в Европе, из них 27,5 млн. мигрантов, что составляет 4 процента рабочей силы региона, осуществляют в европейских странах экономическую деятельность. Доля иностранцев в общем количестве рабочей силы в некоторых странах Европы достигает 25 процентов, например в Люксембурге и в Швейцарии[1].


Обсуждая влияние миграции на рынок труда принимающей страны, обычно обращают внимание на несколько основных вопросов, вызывающих наибольшую обеспокоенность:

— конкурируют ли мигранты с местными работниками или, напротив, занимают те рабочие места, которые не пользуются спросом у местного населения;

— как мигранты влияют на уровень оплаты труда в отраслях, где они заняты;

— чем грозит экономике принимающей страны зависимость от иностранного труда;

— насколько велика нагрузка на государственную систему социального обслуживания, вызванная миграцией.

Сегодня, по мнению экспертов, на мировых рынках труда мигранты в основном занимают рабочие места, не пользующиеся спросом у местных работников[2].

Как правило, мигранты выполняют:

— грязную, тяжелую и/или опасную работу, не требующую квалификации, включая труд повышенной интенсивности (конвейер, строительные работы, добыча природного сырья, обработка пищевых продуктов и т. д.);

— работу низкой или средней квалификации в общественной сфере услуг, включая сферу досуга и развлечений (химчистка, развоз пиццы, уборка, торговля и т. д.);

— работу по уходу и обслуживанию в частной сфере (уборка и домашние работы в частных домохозяйствах, уход за детьми и больными и т. п.).

Мигранты заняты также на сезонных работах в сельском хозяйстве и сфере туризма, а также в теневом и криминальном секторах экономики (в незарегистрированных фирмах, в производстве контрафактной продукции и т. п.).

Практика развитых стран показывает, что немалый спрос на мигрантов сегодня наблюдается и в «верхнем» сегменте рынка труда, то есть там, где работают квалифицированные профессионалы: менеджеры, ученые, работники высокотехнологичных производств, IT-специалисты и т. п., что обусловлено уже не отказом местных работников от этих видов занятости, а дефицитом квалифицированных кадров.

По утверждению профессора политологии университета штата Теннеси (США) Андрея Коробкова, «Соединенные Штаты остаются единственной высокоразвитой страной мира, в которой население продолжает расти, причем достаточно высокими темпами: на 2 млн. человек в год — за счет естественного прироста и на 1 млн. человек в год — благодаря иммиграции, которая обеспечивает:

— приток высококвалифицированных специалистов, облегчающий нагрузку на образовательную систему Соединенных Штатов и снижающий затраты на их подготовку;

— приток малоквалифицированной и низкооплачиваемой рабочей силы, необходимой для заполнения непривлекательных для американцев рабочих мест и позволяющей снизить производственные издержки и цены, особенно в строительстве, сельском хозяйстве и сфере услуг;

— широкомасштабную подготовку иностранных студентов в американских вузах, позволяющую осуществить отбор лучших кадров для предоставления им работы и места жительства в США»[3].

«Факты, которыми мы располагаем, — утверждает Пэтрик Тарэн, представитель Программы международной миграции МОТ, — свидетельствуют о том, что новоприбывшие мигранты «омолаживают» население и стимулируют экономический рост, не сопровождающийся инфляцией». Вместе с тем исследования показывают, что в результате развития процессов трудовой миграции во многих развитых странах складывается двойной рынок труда: на одном из них идет продажа национальной рабочей силы, а на другом — иностранной. Население данной страны выполняет квалифицированную работу в промышленности и в сфере услуг, большинство же иммигрантов, занятых на самых трудоемких и вредных для здоровья видах работ, имеют более продолжительную рабочую неделю, а заработную плату ниже, чем местные рабочие. В европейских странах, где проведены исследования МОТ по этой проблеме, было выявлено, что общий показатель явной дискриминации среди рабочих-мигрантов сегодня составляет 35 процентов[4].

В своем Коммюнике по иммиграции, интеграции и занятости (июнь 2003) Европейская Комиссия оценила интеграцию на трудовом рынке как ключевой элемент интеграционной политики ЕС. Сегодня европейские руководящие принципы в области занятости требуют, чтобы государства-члены ЕС определили конкретные цели и осуществили бы все необходимые меры для обеспечения интеграции рабочих-мигрантов на рынке труда. Это позволило бы уменьшить разрыв в показателях безработицы мигрантов по сравнению с гражданами страны пребывания и более эффективно подойти к решению проблемы трансформации «незафиксированной» в законном порядке занятости в легальную занятость. Успешность решения этой проблемы, по мнению Европейской комиссии, будет зависеть от того, насколько системно и последовательно в миграционной политике развитых стран, являющихся социальными государствами, будет проводиться в жизнь принцип равных прав по отношению к коренному населению и легальным мигрантам. Социальное государство провозглашает высшей ценностью человека, а это значит, что любой мигрант в стране пребывания, живущий и работающий на законных основаниях, должен рассчитывать на достойный уровень жизни и соответствующие государственные гарантии.

Однако, как утверждает директор Центра европейских исследований Государственного университета — Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) профессор Тимофей Бордачёв, «социально-политические системы европейских государств оказались совершенно неподготовленными к наплыву иммигрантов, который Европа переживает все последние годы»[5]. В подтверждение этого вывода приводятся следующие аргументы.

На недавних выборах в Швеции партия радикальных националистов впервые получила официальное представительство в парламенте страны. Со страниц газет они открыто призывают на 90 процентов сократить иммиграцию из неевропейских стран и запретить воссоединение семей иммигрантов.

Аналогичная расстановка сил складывается сегодня и в парламенте Нидерландов. Еще до выборов в 2009 году праволиберальная Народная партия за свободу и демократию считалась безусловным фаворитом. Но в парламент страны сенсационно пробилась также крайне правая Партия Свободы, глава которой Герт Вилдерс считается ярым антиисламистом в Европе.

В ФРГ находившиеся у власти 11 лет социал-демократы переоценили потребность страны в иностранной рабочей силе. В результате огромная армия иммигрантов грозит обрушить систему социального обеспечения в стране. Правительство ФРГ ищет пути решения этой проблемы, но рассчитывать на быстрые успехи не приходится. Как следствие этого, на выборах в бундестаг в 2009 году немецкие социал-демократы потерпели поражение.

Большинство современных теорий убедительно доказывает, что миграция выгодна для принимающих стран, так как практически не оказывает негативного влияния на уровень безработицы и оплаты труда в принимающих странах[6]. Американские ученые, используя неоклассическую методологию, основанную на оценке соотношения «выгод и потерь» от миграции, утверждают, что общая выгода от либерализации миграционного режима примерно в 25 раз выше, чем эффект от либерализации международной торговли и финансовых потоков[7].

Вместе с тем приведенные выше факты убедительно свидетельствуют, что привлечение иностранной рабочей силы дает принимающей стране не только явные экономические выгоды. Со временем возникают и серьезные социальные проблемы, обусловленные трудностями адаптации мигрантов к традициям и нормам поведения новой для них среды, резким повышением нагрузки на действующие в стране системы социальной защиты и, как следствие этого, ростом негативного отношения к мигрантам со стороны местного населения. Таким образом, есть основание считать, что иммиграция — это сложное социальное явление, которое требует со стороны государства и гражданского общества постоянного внимания и эффективных мер по управлению миграционными процессами.

Такова в общих чертах ситуация по рассматриваемой нами теме в развитых странах.

Перейдем к вопросу о месте и роли иммиграции на российском рынке труда. В этой связи обратимся к опубликованному в «Независимой газете» (02.04.2008) интервью Константина Ромодановского, директора Федеральной миграционной службы РФ (ФМС РФ)[8].

Со ссылкой на данные Пограничной службы ФСБ России директор ФМС заявил, что в 2007 году в нашу страну въехало более 25 млн. человек. Это несколько больше, чем ранее: в предыдущие годы эта величина составляла 20—22 млн. Говорить о массовом оседании иностранцев на территории России, по мнению К. Ромодановского, не приходится, задерживаются иностранцы только там, где остра демографическая ситуация.

Как утверждает директор ФМС, на законном основании, то есть легально, в стране работало около двух с половиной миллионов иностранцев. Нелегальная часть, которая в предыдущие годы оценивалась в 10—15 млн. человек, за 2007 год уменьшилась до 5—7 млн. «Мы связываем это резкое — в разы! — уменьшение теневого рынка труда, — как отметил К. Ромодановский, — в первую очередь, с упрощением процедур получения разрешения на работу для граждан СНГ… Уведомительный характер постановки иностранцев на учет этим и продиктован».

С 15 января 2007 года в России действует Федеральный закон «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства РФ» и поправки в закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ». Согласно нововведениям, от приезжего теперь требуется только документ, удостоверяющий его личность, заявление, в котором указаны паспортные данные, цель приезда, место жительства у себя на родине, миграционная карта и квитанция об оплате госпошлины. Иностранным гражданам гарантируется свобода передвижения и выбора места пребывания и жительства на территории РФ. Но при этом они обязаны зарегистрироваться по месту жительства и пребывания, что соответствует общемировой практике. В течение 10 дней после представления мигрантом необходимых документов органы ФМС обязаны либо выдать разрешение на работу, либо отказать.

Такие же упрощенные правила были написаны и для работодателя: при приеме на работу иностранного гражданина работодатель должен теперь лишь проверить его миграционную карту, вписать ее номер в заявление и в уведомительном порядке отправить его в органы ФМС.

Что же представлял собой в последние годы контингент иностранных работников, занятых в России?[9]

По данным социологических исследований, примерно 20 процентов мигрантов приезжали на срок, не превышающий шести месяцев, причем занятость таких мигрантов носила, как правило, сезонный характер. Более половины мигрантов рассчитывали на долгосрочное пребывание в стране, а примерно треть из них — на возможную перспективу постоянного жительства и натурализации в России. Согласно официальной статистике, 40 процентов трудовых мигрантов были заняты в строительстве, 30 — в торговле, 10 процентов — в промышленности, 7 — в сельском хозяйстве, 5 — в транспортной отрасли, 8 процентов — в других видах деятельности. Но реальная структура занятости мигрантов, как утверждают эксперты, несколько отличается от официальных данных из-за сильного недоучета мигрантов в сфере услуг, включая сферу досуга и развлечений, ЖКХ, работы по дому.

Трудовая иммиграция в России продолжает оставаться в значительной степени мужским занятием: не менее 70 процентов мигрантов — мужчины, что связано в первую очередь с их преимущественной занятостью в строительной отрасли. Кроме того, есть основания предполагать, что женщины далеко не полно представлены как в официальной статистике, так и в социологических исследованиях, потому что чаще остаются «невидимыми» из-за особенностей своего труда (высокая доля работающих в домохозяйствах и других неформальных секторах занятости).

Средний возраст мигрантов — 32—33 года, причем более 75 процентов из них моложе 40 лет, но более половины мигрантов имеют собственные семьи.

До выезда на работу в Россию 40—50 процентов мигрантов, как показали опросы, можно было отнести к группе крайне бедных, так как они не имели стабильной занятости на родине (были безработными или имели временную работу).

В последние годы появилась устойчивая тенденция к увеличению доли мигрантов, приезжающих из стран Центральной Азии, которая охватила практически все принимающие мигрантов регионы России. Если в Карелии пока таких мигрантов немногим более 10 процентов, то в московской выборке их около 40, а в Астраханской области — около 60 процентов.

Все больше мигрантов прибывает из малых городов и сел. Растет культурная дистанция между мигрантами и местным населением: они все хуже знают русский язык. Снижается и образовательный уровень трудовых мигрантов: около 40 процентов мигрантов в Москве и 55 процентов в Астраханской области не имели профессионального образования.

Как следствие, «новые» мигранты все труднее адаптируются к российским условиям — и на рынке труда, и в быту. Такие мигранты (с низким образованием, приехавшие из отдаленных и сельских районов) менее склонны пользоваться действующими социальными институтами и сервисами — правовыми, образовательными, медицинскими, национально-культурными.

В настоящее время более 70 процентов мигрантов находят работу через родственников и знакомых, то есть с помощью сложившихся неформальных связей. Продолжает формироваться институт профессиональных частных посредников, который обслуживает 10—15 процентов мигрантского потока, причем большинство таких посредников действуют нелегально. В целом, как утверждают эксперты, через теневую инфраструктуру трудовой миграции проходит более 90 процентов потока, а государственные каналы и официально действующие сервисы (в том числе и негосударственные) в сумме «обслуживают» не более 5 процентов.

Большинство трудовых мигрантов имеют временную занятость, в основном в частном секторе экономики, и во многих регионах России уже сложились «мигрантские» сектора занятости. Только четверть опрошенных иммигрантов в России чувствует конкуренцию со стороны местных работников, около 50 процентов мигрантов утверждали, что местные работники на их место не претендуют; еще 22 процента затруднились ответить на соответствующий вопрос. При этом в Москве, где рынок мигрантского труда является более структурированным и устойчивым, степень конкуренции мигрантов с местными работниками самая низкая.

Исследования показали: на основе письменного трудового или гражданско-правового договора с работодателем в последние годы работало не более 25 процентов всех мигрантов России. Как правило, договор с работодателем (в устной или письменной форме) заключался на один год, примерно 20 процентов мигрантов имели краткосрочные договоры на три или шесть месяцев. Их рабочая неделя составляла 55—60 часов, а более чем для трети мигрантов — 70 часов и даже больше (то есть они работали по 10 часов в день без выходных).

Примерно половина опрошенных иммигрантов считали, что им платили столько же, сколько платили бы местным работникам за такой же труд, то есть не отмечали какой бы то ни было дискриминации в оплате труда, но нельзя забывать, что трудились мигранты за эти деньги значительно больше. Сверхурочная работа без какой бы то ни было доплаты — типичная практика теневой занятости: только 20 процентов иммигрантов получали плату за дополнительно отработанное время, а 5 процентов отметили, что им приходилось работать и вовсе без оплаты, что по всем стандартам может квалифицироваться как принудительный труд.

Только 17 процентов иммигрантов имели возможность получить оплаченный очередной отпуск и 15 процентов — оплачиваемый больничный лист, медицинскую страховку имели лишь 24 процента опрошенных. Более половины не имели никаких гарантий стабильной занятости, даже на время действия договора: работодатель мог уволить их в любой момент без предупреждения.

Изъятие документов является самой распространенной формой контроля над работниками со стороны работодателя: каждый десятый мигрант в Москве и каждый пятый в Астрахани сообщили, что их паспорта находились у работодателя.

Так как большинство иммигрантов работало неформально (без трудового договора), у них практически не было шансов законным путем отстаивать свои права, в том числе и право на выплату причитающегося вознаграждения за труд. Только 13 процентов иммигрантов знали, куда можно обратиться в случае нарушения их прав, а обращались за такой помощью только 7 процентов (и то в основном представители «сильных» диаспор).

Поскольку обман иммигрантов при расчете — достаточно частое явление, уже сложились определенные модели их поведения. Как показали исследования, это может быть:

— обращение в неправительственные организации; этот путь популярен среди тех иммигрантов, у которых есть «своя» (как правило, национальная) сильная неправительственная организация — такая, например, как Центр «Миграция и право / Фонд Таджикистан»;

— обращение в профсоюз; этим способом пользуются, как правило, иммигранты, занятые в строительстве, где есть сильные профсоюзы;

— обращение к криминальным структурам, соотечественникам и друзьям.

Основной мерой борьбы с нелегальной миграцией сегодня признается в России система экономических санкций. Если в 2005 году штраф за незаконно используемую рабочую силу, например в Москве, составлял около 8 тысяч рублей, то сейчас, как утверждает Константин Ромодановский, штраф за каждого незаконно используемого трудового мигранта в Москве достиг 221 тысячи рублей. «Я не скажу, что в этой сфере уже полностью наведен порядок, — считает директор ФМС, — но то, что ситуацию удалось переломить, это факт. Наш принцип: при использовании штрафов не доходить до фанатизма, чтобы случайно не довести структуру до банкротства»[10].

Недавно создан российский Фонд содействия развитию международных связей и социальных систем, который реализует ряд важных программ (в частности, разработан проект строительства общежитий гостиничного типа для мигрантов), создаются представительства данного Фонда за рубежом.

«Мы стремимся к тому, — заявил директор ФМС России Константин Ромодановский, — чтобы человек, находясь еще за рубежом, получал все необходимые разрешительные документы, знал, в какое место едет, что там будет делать. Далее ФМС выделяет своего сотрудника, который сопровождает приезжих до места работы и решает возникающие по ходу проблемы… Такова перспектива, но мы делаем только первые шаги».

Вызывающий споры порядок, введенный с 2006 года, обязывает работодателя до 1 мая текущего года подавать заявку в ФМС, в которой необходимо указать потребность в иностранных работниках на следующий год. Если предприниматель не имел серьезных нарушений миграционного законодательства, заявка подтверждается, а в течение года, по запросам работодателей, размер квоты может быть увеличен за счет резерва.

Однако определение квот в условиях современного российского рынка труда — слабоизученного, быстро меняющегося, значительная часть которого находится в «тени» проблематично и пока не имеет адекватной методической базы. Разработанный механизм оформления квоты сложен, многоступенчат: его не под силу пройти мелким предприятиям, а в отношении найма иностранных работников физическими лицами механизм квотирования вообще не разработан.

В последние годы (2007—2009) для принятия обоснованных решений по квотированию в России иммиграционных потоков стала применяться специальная методика для оценки эффективности использования иностранной рабочей силы. Этой методикой руководствуются органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации для проведения анализа степени влияния иностранной рабочей силы на рынок труда и социальную сферу субъекта РФ[11].

Ежегодно до 15 июля уполномоченные органы субъектов Российской Федерации обязаны направить в Министерство здравоохранения и социального развития РФ информацию о результатах оценки эффективности использования иностранной рабочей силы в предыдущем году вместе с предложениями о потребности в привлечении иностранных работников. В том числе — о приоритетных профессиях и специальностях иммигрантов и объемах квот. Минздравсоцразвития РФ рассматривает предложения субъектов Российской Федерации и принимает соответствующие решения с учетом сложившегося положения на российском рынке труда, демографической ситуации, принципа приоритетного использования национальных трудовых ресурсов и оценки эффективности использования иностранной рабочей силы в предыдущем году.

Однако при реализации этой методики, как показала практика, многие регионы столкнулись с трудностями на стадии сбора необходимых для анализа данных, что пока затрудняет процесс совершенствования механизма квотирования иностранной рабочей силы, привлекаемой в субъекты Российской Федерации.

 «Если бы проблема состояла только в размерах квот, это было бы полбеды. Не работает сам порядок. Работодатель в своей заявке указывает тех специалистов, которые ему нужны, но ФМС просто не в состоянии учитывать пожелания работодателей. В результате к нам приезжают работники не тех специальностей, зачастую неквалифицированные», — говорит начальник Управления по организации трудового обмена московского Правительства Евгений Черенцов[12]. Изменить эту ситуацию к лучшему призван новый Федеральный закон от 19 мая 2010 года №86-ФЗ[13].

В целях реализации стратегического курса на формирование в стране инновационной экономики этот закон создает необходимую правовую базу для приглашения в Россию иностранных работников, являющихся квалифицированными специалистами. Разрешение на работу таким специалистам будет выдаваться на срок действия трудового договора с пригласившими их работодателями, но не более чем на 3 года. На основании этого разрешения квалифицированным специалистам из других стран и членам их семей — супругу или супруге и их детям — будет оформляться вид на жительство на срок действия контракта. При заключении трудового договора с иностранным работником на срок более 183 календарных дней ему будет предоставляться налоговый режим резидента РФ (то есть налогообложение по ставке 13 процентов). Кроме того, на работодателей возлагаются заботы по обеспечению квалифицированных специалистов, приглашенных из других стран, жильем, социальным пакетом и медицинским обслуживанием.

Как пояснили в Федеральной миграционной службе РФ, упомянутый выше закон от 19 мая 2010 года упорядочивает также отношения российской власти с многочисленной категорией иностранных граждан, работающих в семьях (в качестве помощников по хозяйству, воспитателей детей и обслуживающему персоналу загородных домов). Эти иммигранты будут обязаны теперь покупать патенты стоимостью в 1000 рублей, действующие от одного до трех месяцев с правом неоднократного продления срока действия этих патентов в течение одного года. Трудовые иммигранты при выдаче им разрешений на работу в России будут обязаны пройти дактилоскопическую регистрацию и сфотографироваться, при этом за Федеральной миграционной службой РФ закрепляются полномочия по ведению информационных банков данных о разрешительных документах, выдаваемых иностранным гражданам[14].

Следует отметить и еще одно важное обстоятельство. После многолетнего периода устойчивого поступательного развития Россия вместе со всем миром вступила в глобальный финансово-экономический кризис.

Уровень общей безработицы (по методологии МОТ) в целом по Российской Федерации на начало февраля 2009 года составил 8,5 процента от численности экономически активного населения (в августе 2008 года — 5,8 процента). Естественно, увольнения коснулись и иностранных работников: по данным Росстата, объем работ в строительстве, основной отрасли занятости мигрантов, в январе-феврале 2009 года составил 81,2 процента к уровню соответствующего периода предыдущего года. Несмотря на стабилизацию на рынке труда и заявления правительства о том, что уровень безработицы «практически достиг докризисного», численность безработных по методологии Международной организации труда в конце 2010 года (с учетом нового прогноза Минздравсоцразвития РФ) существенно превысит докризисные показатели. А в январе 2011 года общая безработица может достичь 6,4 млн. человек, увеличившись с августа 2010 года на 1,2 млн. человек[15].

Такова объективная ситуация, которая, по свидетельству мировых экспертов, в ближайшие несколько лет кардинально не улучшится.

Как это должно отразиться на миграционной стратегии и на оперативных управленческих решениях в этой области? Единого мнения на этот счет у экспертного сообщества нет, но наиболее распространенная точка зрения состоит в отстаивании необходимости существенного ограничения притока в нашу страну иностранной рабочей силы. Эта позиция практически является официальной позицией России по данному вопросу, она не раз озвучивалась на высоком уровне и отразилась в управленческих решениях, принятых в конце 2008 — начале 2009 года.

Как следствие этого, общая численность иностранных работников в России в I полугодии 2010 года составила по данным Федеральной миграционной службы 1219,7 тысяч человек и уменьшилась по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года на 550,4 тысяч человек, или на 31,1 процента. Иностранная рабочая сила поступала на территорию Российской Федерации из 152 стран мира. Наиболее крупными ее поставщиками из государств-участников СНГ сегодня являются Узбекистан, Таджикистан, Украина, Киргизия, Республика Молдова. Из стран дальнего зарубежья — Китай, Вьетнам, Турция, Корея (КНДР)[16].

Желание ограничить число мигрантов для того, чтобы освободить рабочие места для российских работников, на первый взгляд, выглядит естественным. Однако если мы вспомним, о каких именно рабочих местах идет речь, то такое решение становится отнюдь не однозначным. Большинство «мигрантских» рабочих мест — это неквалифицированная и низкооплачиваемая работа. Предложить ее российским работникам — означает заведомо обречь их на потерю квалификации и социального статуса и, в конечном счете, на профессиональную деградацию. Российским гражданам, потерявшим работу, можно и нужно помогать пережить кризис, и для этого есть определенные способы: профессиональное обучение и переобучение, эффективные услуги по трудоустройству и др. Массовой же замены мигрантов местными работниками на данном этапе, скорее всего, не получится, да она и не приведет ни к чему хорошему.

С учетом изложенного мы приходим к следующим выводам.

Во многих регионах России локальные рынки труда, как утверждают эксперты, уже сейчас испытывают не только относительный, но и абсолютный дефицит рабочей силы. К 2015 году трудовые ресурсы страны сократятся на 8 миллионов человек, к 2025-му — на 18—19 миллионов, а максимальное сокращение численности населения трудоспособного возраста произойдет в 2009—2017 годах[17]. Частично восполнить трудовые ресурсы России в этот период можно было бы с помощью мер, направленных на сокращение смертности в трудоспособном возрасте, на общее улучшение здоровья населения с последующим расширением возрастных границ занятости. Однако подобные меры, даже если они окажутся действенными, не могут немедленно принести ожидаемый результат. Миграция более эластична, то есть более гибко реагирует на внешние факторы, и поэтому способна дать быстрый и масштабный ответ на вызовы ближайших десятилетий.

— Сегодня на мировых рынках труда иммигранты в основном сосредоточены в низовых секторах и ареалах элитной занятости, оставляя «середину» местным работникам. В нашей стране эта модель представлена пока в усеченном виде: элитная миграция только начинает развиваться, и в ближайшие годы дефицит квалифицированных кадров может стать реальным тормозом экономического развития. Вот почему необходимо формировать в России эффективный механизм привлечения высококвалифицированных кадров из-за рубежа, являющийся неотъемлемой частью миграционной политики всех развитых стран.

— Наблюдаемый в последние годы рост легальной иммиграции в России является, по мнению экспертов, закономерным следствием либерализации миграционного законодательства и одновременно основным показателем эффективности нового порядка регулирования миграции. Однако потенциал нового законодательства, направленный на введение миграции в правовое поле, не был использован полностью. Ряд поспешно введенных запретов и ограничений (низкие квоты, запрет на торговлю на рынках), а также организационные барьеры не позволили добиться более существенного результата. Нелегальная составляющая трудовой иммиграции в России все еще в несколько раз превышает ее легальную часть.

— Экономическая нестабильность 2009 года и последующих кризисных лет, скорее всего, приведет не только к абсолютному сокращению рабочих мест, но и к росту гибких форм занятости (временной, неполной и т. п.). Такая занятость, являясь непривлекательной для местного населения, часто становится доступной для мигрантов. Причем чаще всего такая работа не требует легализации. Таким образом, экономический кризис отразится, скорее всего, не только на сокращении абсолютной величины потоков трудовой миграции в Россию, но и повлияет на соотношение легальной и нелегальной иммиграции в сторону увеличения последней оба эти процесса неблагоприятны для России с точки зрения среднесрочного и долгосрочного развития.

* * *

Управление миграцией в либеральном режиме — сложная задача. Новое законодательство — это только первый шаг на пути формирования открытой и доброжелательной миграционной политики. Необходима дальнейшая последовательная работа по совершенствованию системы управления миграцией. Основой нового подхода к управлению миграцией должны стать механизмы постоянно действующего мониторинга миграционной ситуации и периодическая оценка эффективности принимаемых решений.

Следует расширять инфраструктуру миграции, так как только надежные официальные сервисы (правовые, информационные и т. п.) могут вытеснить с рынка «теневые» услуги. Необходимо также создать эффективный механизм восстановления прав мигрантов в ситуациях отказа принимающей стороны от регистрации, от заключения договора, трудового контракта и т. п. Соответствующая структура, помимо восстановления нарушенных прав, могла бы оказывать и превентивный эффект: зная, что существует такой механизм, «теневые» работодатели и арендодатели не чувствовали бы себя такими безнаказанными, как сейчас.

КОСЕНКО Олег Иванович,
руководитель Центра теории социального государства
Академии труда и социальных отношений, доктор исторических наук,
профессор

Примечания:


[1] Косенко О.И., Тюрюканова Е.В. Трудовая миграция в современной России: основные тенденции, проблемы, решения / О.И.Косенко, Е.Е.Тюрюканова. – М.: ИД «АТИСО», 2009. – С. 5.

[2] Демоскоп Weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество». Институт демографии ГУ-ВШЭ http://www.polit.ru/research/2008/01/21/demoscope315.html

[3] Андрей Коробков. Миграционная политика США, «Россия в глобальной политике», (http://www.zagran.kiev.ua/article.php?new=431&idart=4314).

[4] Новая программа Международной организации труда направлена против дискриминации и будет способствовать интеграции рабочих-мигрантов в странах Европы (http://un.by/ilo/news/world/04-10-09-13.html).

[5] Анна Федякина. Европа свернула. Российская газета № 215(5294), 23 сентября 2010. С. 11.

[6] Ж.А. Зайончковская. «Иммиграция: альтернативы нет». Опубликовано в: «Нужны ли иммигранты российскому обществу?» / Под ред. В.И. Мукомеля и Э.А. Паина. – М.: Фонд «Либеральная миссия», 2006. С. 7–30

[7] Rodrik, D. Feasible Globalizations, Kennedy School of Government, Working Paper Series RWPO 2029, July. 2002 цитата по: World Migration: Costs and Benefits of International Migration. IOM. 2005. P. 164.

[8] Иван Сас.  «Открытые двери или проходной двор?» – «Независимая газета», 2 апреля 2008.

[9] В представленном  материале использованы  результаты исследований, проведенных по заказу Международной организации по миграции («Противодействие торговле людьми в Росийской Федерации», 2006) и Международной организации по труду («Регуляризация работников-мигрантов и предотвращение найма трудовых мигрантов с неурегулированным  статусом в Российской Федерации», 2008).

[10] Иван Сас.  «Открытые двери или проходной двор?» Независимая газета от 2 апреля 2008.

[11] Методика оценки эффективности использования иностранной рабочей силы. Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития  Российской Федерации от 17 сентября 2007 № 604.

[12] Дарья Николаева. Трудовых мигрантов припишут к работодателям. Коммерсантъ № 184, 10 октября 2008.

[13] Федеральный закон Российской Федерации от 19 мая 2010 № 86-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (опубликован в «Российской газете», федеральный выпуск № 5188, 21 мая 2010. -   http://www.rg.ru/2010/05/21/grajdane-dok.html

[14] «Госдума ввела платный трудовой патент и обязательную дактилоскопию для мигрантов». Опубликовано на сайте «Российской газеты» 12 мая 2010. http://www.rg.ru/2010/05/12/ patent-anons.html

[15] Дарья Николаева, Дмитрий Бутрин. Безработица выходит на сезонные работы. «Коммерсантъ»   № 182 (4482) от 01.10.2010.

[16] «Статистическое обозрение», № 3 (74) 2010.  http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_06/IssWWW.exe/Stg/3/02-04.htm

[17] http://www.polit.ru/research/2008/01/21/demoscope315.html


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".