Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№1, Январь 2012

ГЛАВНАЯ ТЕМА Русский язык в СМИ

Круглый стол

 

Георгий БОВТ
Руководитель информационно-издательского управления фонда «Русский мир», Главный редактор журнала «Русский мир», ведущий круглого стола

– Заседание нашего круглого стола посвящено уточнению роли СМИ в формировании ценностей Русского мира. О ценностях сегодня говорили много в самом начале работы Ассамблеи. Были яркие выступления, в которых поднимались эти вопросы. Может быть, сочетание понятий «СМИ» и «ценности» довольно непривычно для профессионального разговора. Между тем, существует точка зрения, согласно которой российская журналистика и российские средства массовой информации построены по несколько другим принципам, чем остальные. Однако думается, все, что порождается Русским миром, построено на несколько других принципах, чем то же самое, но порождаемое миром другим. Поэтому в своих выступлениях я бы просил вас остановиться на нескольких положениях. Они касаются такого простого вопроса: зачем вы издаете свою газету или журнал? Зачем вы это делаете? Что вы ждете взамен? Вообще, ждете ли вы чего-то взамен? Меркантильны ли эти отношения? Можно ли издавать СМИ только ради прибыли? Ведь есть и такой подход к ним. Или вы ожидаете какого-то другого отклика – более альтруистического в своей основе? Каковы у вас обратные связи с читателем, какая подпитка идет от него? Сегодня каждый человек может сам стать средством массовой информации, потому что многие блоги, Фейсбук, Твиттер и так далее более посещаемы, чем иные, натужно финансируемые и кажущиеся солидными средства массовой информации. Какие ценности несет человек, выступающий как СМИ? Что он для мира информации и что он для своих читателей? И вместе с тем, не распадается ли этот мир на некую дисперсную мозаику? Если говорить о людях, которые приехали сюда из разных стран, в какой степени мы едины? Прошу прощения и за такой провокационный вопрос: где мы принадлежим к той или иной диаспоре, а где мы – часть Русского мира, и как это отражается в средствах массовой информации.

Вот весь круг вопросов. И первому я представляю слово Михаилу Быкову, директору школы журналистики «Известий». Позволю себе краткое вступление. Я познакомился с Михаилом Быковым, когда делали пилотный номер журнала «Русский мир». У Михаила есть архив фотографий, который собран учениками школы журналистики «Известий». Организаторы школы попросили их принести семейные фотографии – бабушек, дедушек, прабабушек и прадедушек. И когда это все мы выложили на столе и в компьютере, я увидел совсем другую страну. Это был культурологический шок. Лица прапорщиков, слесарей, плотников, торговцев, мещан, обывателей – совершенно другая страна. Ничего похожего с тем, что мы сопрягаем с этими профессиями сегодня, там не было. Вот так началось наше знакомство. Пожалуйста, Михаил.

Михаил БЫКОВ
Директор школы журналистики «Известий», шеф-редактор журнала «Стратегия России»

– Примерно пятнадцать-семнадцать лет я занимался активной журналистикой – с середины восьмидесятых до конца девяностых годов. А потом у меня была пауза – лет пять, и я на мир журналистики смотрел и как потребитель новостей, и как человек из другой, соседней, профессии. Затем я вернулся в журналистику. Оказалось, вернулся в совершенно другой мир. Не хотелось бы давать категорические оценки, но этот мир мне значительно меньше понравился, чем тот мир, в котором я из журналистики уходил. И вот почему...

Существует устоявшаяся схема масс-медиа и мира СМИ. Мы делим этот мир по признакам носителя. Телевизор, радио, печатные СМИ, Интернет. Вот основные позиции. Мне кажется, что это деление в последнее время несколько устарело. Я бы предложил несколько по-иному взглянуть на мир масс-медиа. Сейчас говорю о России. Есть классическая массовая форма, в которой работают основные тиражные газеты и основные федеральные каналы. У них штучная продукция или, как говорили в библиотеках в советское время, «продукция узкой периодики». То есть четко адресованная, как, например, журнал «Русский мир» или журнал «Стратегия России». А еще есть сетевые СМИ.

Мы до конца не поняли суть этого продукта, но то, что он вторгся в нашу жизнь и, на мой взгляд, сейчас диктует моду, стиль и культуру журналисткой профессии – это факт. Опять-таки, не хочется ругаться, но по самому принципу организации Интернет-СМИ скажу: это перекрестная система давления на мозги потребителя. Причем разными способами. Это то, в чем сейчас работает мир так называемых больших СМИ, за которыми стоит – давайте называть вещи своими именами – мир капитала, который и правит бал. К сожалению, СМИ, которые мы здесь представляем, как раз относятся к той самой несчастной категории – к категории штучных, практически не связанных между собой. Нам очень хочется делать вид, что мы между собой связаны, но на самом деле такой сети создать пока не удается. Может быть и потому, что такую задачу никто для себя не ставил.

Простой пример. Кто из нас читает «Комсомольскую правду»? Думаю, немногие. Я не ругаю эту газету. Могу другой пример привести – газету «Жизнь». Читают ее очень немногие из тех, кто причисляет себя к миру интеллектуалов. Но знают о ней все. Как очень многие знают, что есть канал «ТНТ». Хотя вряд ли смотрят «Дом-2». Кто знает о существовании журнала «Фома»? Или кто, например, пользуется Интернет-ресурсом «Русская линия»? Знают об этих СМИ только те, кому это нужно, и такие знания не выходят за рамки узкого сообщества людей. И в этом, мне кажется, ключевая проблема тех, кто здесь собрался, чтобы понять, что делать с миром масс-медиа, которые хотят работать в системе Русского мира. Надо подумать и, наверно, выработать какие-то методики, предложения, чтобы начать их реализовывать. Может быть, даже побудить руководство фонда «Русский мир» двигать это все на политическом уровне. В противном случае мы так и останемся самодостаточными. Можно сказать грубее – местечковыми СМИ.

Лет двадцать назад мне попалось высказывание одного американского философа – не помню его фамилию. Он сказал, что мир сейчас делится на две категории посредством масс-медиа: на очень маленькую категорию людей, которые именуются «звезды», и на очень большую категорию людей, которые именуются фанатами «звезд». О чем говорит такой подход? О том, что начинается разрыв, который присутствует и в обществе потребления, и в культурных связях, и в спортивном мире. Есть небожители, которые, как правило, попадают на небо искусственным путем, и есть масса потребителей, которых, в общем-то, никто сильно и не спрашивает, что им нужно. Которым просто навязывают определенный продукт.

Но у этой медали есть и обратная сторона, скрытая именно в современных технологических возможностях. Она заключается в том, что очень многие люди, – да практически все, кто владеет грамотой, – могут попробовать себя в средствах массовой информации. Это к вопросу о блогах и блогерах. Сочетание, с одной стороны, тотального непрофессионализма, того, что буквально сыплется в масс-медийный ресурс, а с другой стороны – искусственная в кавычках элитарность того, кого возвели в статус звезды. Причем, что интересно, мир элиты очень часто черпает новый ресурс в мире случайных людей, которые, грубо говоря, умеют пользоваться технологиями и не более того. Потому что любая профессия – журналистика в том числе, несмотря на все наши претензии на «творческость» – это ремесло, набор определенных навыков, которые человек должен натренировать. Дальше можешь стать звездой или гением журналистики, но работником СМИ ты можешь быть только в том случае, когда владеешь определенным количеством навыков. Та подпитка, которая идет через современные технологические возможности, не озадачена получением этих навыков, поэтому мы и оказались между жерновами звездности и непрофессионализма.

Вопрос из зала

– Не могли бы вы рассказать о школе журналистики «Известий»?

Михаил БЫКОВ

– Школа журналистики «Известий» основана в двухтысячном году. Соучредителем является газета «Известия» и ваш покорный слуга. На сегодняшний день выпуск составляет порядка шестисот человек. Они занимаются на двух отделениях – газетном и фотографическом, примерно по 70-80 человек. Ребята учатся один год. Мы называем это для себя профориентацией, хотя многие из выпускников попадают в действующие СМИ. Что касается фотоотделения, то многие ребята стали действующими профессиональными фотомастерами. Мы берем старшеклассников и младшекурсников, причем тенденция такая, что с каждым годом больше чем школьников приходит ребят, которые уже учатся в институтах или их закончили. То есть люди испытывают потребность владеть словом.

Георгий БОВТ

– В выступлении Михаила Быкова поднял целый пласт проблем. Среди них – горизонтальные связи не только между СМИ, но и внутри Русского мира. Те, кто принадлежит к этому миру, как очень часто говорят, не способны ни к какой горизонтальной организации и солидарности. И это слушать бывает довольно обидно. Я в своей карьере журналиста тоже сталкивался с полным отсутствием какой-либо солидарности. С отсутствием интереса друг к другу, к тому, кто и что делает. Но я не буду стенать по поводу падения качества журналистики, а предоставлю слово Леониду Александровичу Сокольникову – автору радиопрограммы «Русское время».

Леонид СОКОЛЬНИКОВ

Президент Европейской академии медийных стратегий (Academy Europe media, Брюссель)

– Мы не занимаюсь чистыми СМИ, не издаем, например, газету. Мы занимаемся телевидением и радиопрограммой. Я президент академии медийных стратегий, которая расположена в Брюсселе. Наша задача – мастер-классы, курсы, можно сказать, высшего мастерства для тех, кто хочет стать еще большими профессионалами в работе телевизионного ведущего.

Мастер-класс проводится в течение одной недели. Это своего рода глубокое погружение в медиаструктуры Европейского союза. В течение недели каждый день слушателям мастер-класса – они же являются и его полноправными участниками – представляется возможность ознакомиться с работой европейской комиссии, европейского парламента, НАТО, института журналистики в Европейском союзе, Европейского совета в Брюсселе и Совета Европы в Страсбурге.

Отсутствие знаний по информации, исходящей из этих структур, очень часто нивелирует весь интерес широкой публики к такому удивительному консорциуму, как Европейский союз. Ведь в мире еще не было такого объединения, хотя пытались его сделать, начиная с Римской империи. Хотели объединить страны, чтобы они жили в дружбе и имели одну валюту. Именно такое объединение происходит буквально на наших глазах, когда в Европейский союз вошло 27 стран, 16 пользуются единой валютой, евро, а единая валютная зона имеет тенденцию к расширению. Сейчас 481 миллион человек живет в Европейском союзе, из них ничтожный процент не хочет жить в Евросоюзе.

Наднациональные выборные органы ЕС, например, Европарламент, с самого начала исходили в работе из общечеловеческих ценностей. Такой ценностью, в первую очередь, была динамичная экономика, а потом уж – полное сохранение национальных культур. Это очень интересный феномен объединения – экономический и культурный. Интересный для журналистики и для средств массовой информации. Достаточно сказать, что в Брюсселе работает самый большой в Европе и второй по численности в мире журналистский корпус. В Брюсселе сегодня работает 4 228 журналистов. Больше работает только при Организации Объединенных Наций. Есть  журналисты, которые пишут по две статьи в день. Такой продуктивности требуют редакции СМИ. И аналитика нужна, и научные статьи, и репортажи.

Сейчас в Европейском союзе начинается дискуссия о том, чтобы русский язык стал рабочим языком Евросоюза. Определенная часть документов будет печататься на русском языке, а на пресс-конференциях и брифингах можно будет задавать вопросы по-русски. Это очень большое достижение.

С сожалением должен сказать, что русскоязычных СМИ в Европе мало. За исключением Германии, в которой огромная русскоязычная диаспора. В столице Европейского союза, Брюсселе, нет ни одной русскоязычной газеты. Нет их ни в Люксембурге, ни в Голландии. Главная беда средств массовой информации в Европейском союзе – отсутствие профессионального подхода к СМИ.

Возьмем радио. Требования стран, которые разрешают в своем эфире передачи на русском языке, довольно жесткие. За исключением Германии, везде требуется повторение передачи на местном языке, что, конечно, снижает ее оперативность.

Я сознательно не говорю о Прибалтике, потому что ее не очень хорошо знаю. Жил там несколько лет, встречаюсь сейчас со многими, кто работает в Прибалтике на радио и на телевидении. И у меня странное впечатление, что там ситуация еще не установилась. Не знаю, кому верить в Прибалтике. Другое дело – США. Как и Германия – это цивилизованная страна. Но пока я  говорю только о Европейском союзе. Начиная с этого года, все встречи на высшем уровне между Россией и ЕС все будут проходить только в Брюсселе. Для этих встреч строится специальное здание – дворец съездов. И с этой точки Русский мир, должен не только помогать, но и организовывать работу средств массовой информации. С газетами, я думаю, не выйдет ничего. Это умирающий контент, как показала практика последних лет. И возрождение его невозможно. Естественное невозможно, а искусственное – тяжело и дорого. Что касается радио, то Евросоюз предоставляет возможности для работы радио в диапазоне FM, кроме того, потом его можно выкладывать в Интернете, и получается двойной эффект.

Что касается телевидения в странах Европейского союза, то анализ, который мы провели в своей академии, позволяет судить, что в настоящее время русскоязычное телевидение в масштабе, в каких бы оно имело должный эффект, тоже невозможно. Значит, остается радио. Думаю, что большая группа журналистов, которые по воле обстоятельств осели в Европе, являются огромным потенциалом для того, чтобы организовать настоящее вещание на русском языке в странах Европейского союза. Это огромный резерв, огромный потенциал. Им, конечно, нужно платить. Общественное «спасибо» никогда не продвинет идеи Русского мира.

Георгий БОВТ

– К вопросам и обсуждению возвратимся после основных докладов, сейчас я предоставляю слово президенту редакции газеты «Известия» Владимиру Константиновичу Мамонтову. У него есть шанс защитить газету, сказать, что она, может быть, еще не умирает, может быть, еще возродится.

Владимир МАМОНТОВ
Президент редакции газеты «Известия», член Общественной палаты РФ

– Коротко расскажу, о чем в последнее время мне доводилось разговаривать в разных аудиториях в России и не только в России по поводу всего, из-за чего мы все переживаем. Переживаем мы, умрет ли газета, что такое Интернет, несет он смерть печатным СМИ или не несет. На моей памяти мы насчет этого начали переживать лет десять тому назад, и до сих пор продолжаем переживать. А за это время много чего произошло. Кое-кто действительно умер, а кое-кто живет себе. Газета «Газета» выходила очень долго и долго боролась за существование в бумажной версии. Было два варианта газеты. Первый вариант – в формате А-2, двухцветный, с очень ярким главным редактором, с интересными подходами. Редакция воевала, делала все по уму, по закону, по учебникам маркетинга. Ничего не помогло. Газета на первые позиции так и не смогла выйти. Пришли другие люди, сказали, что знают, как надо работать. Газету сделали в формате А-3, более удобной для чтения в метро. И все равно не пробились, хотя в мир бумажной прессы пробивались много лет. Они ушли в Интернет, и работают там с определенными успехами. Не знаю, каково их финансовое положение... Однако как человек, работающий с бумажной версией ежедневных газет, я знаю, что такие газеты – это выброс денег в топку паровоза. Ты просто топишь деньгами этот котел, а на следующий день у тебя денег опять нет. Кто хочет спастись, тот выпускает еще еженедельник, который хотя бы приносит деньги.

Есть и другие примеры. Люди ушли в Интернет и тоже не процветают. Вроде бы что-то печатают, но не имеют того количества кликов, чтобы собрать достойное количество рекламы и что-то заработать. То есть помирают и в Интернете.

Недавно мы спорили с представителем газеты «Комсомольская правда» – моим старым другом. Он утверждал, что в Интернете и в бумажной версии контент один, а формы выражения разные. Я же полагал, что сами формы изложения одного контента в Интернете, на бумаге, на радио, на телевидении настолько разнообразны, что это меняет контент.

Для меня совершенно ясно, что победа Интернета заключается не в том, что одни люди просто ушли, а новое поколение пришло, а в том, что контент в Интернете излагается так, как это нужно читающей публике, которая и сидит в Интернете. Казалось бы, простое осмысление, но оно не дается большинству из старого доброго поколения журналистов. Они работают по-прежнему.

Недавно мы были на большом совещании в Нижнем Новгороде. Тоже была большая дискуссия, и один очень уважаемый человек из нашего телевизионного прошлого, который освятил нам святостью своей фигуры, собственным присутствием всю нашу скромную тусовку, выступал – очень  ярко и обстоятельно. Читал нагорную проповедь, и сколько я его знаю, столько он с горы нагорную проповедь и произносит. Представители старшего поколения, которые его знают и любят, с уважением кивали. Но вы бы видели тоску в глазах младшего поколения! Оно понимает, что так надо, но живет в стилистически другой отрезке времени. Это время не дает больше журналисту возможности мессианства. Ни секунды, ни копейки. Какое мессианство?

У Максима Соколова в Живом журнале наверху написано: «Я сам знаю, что власти наши – дрянь. Точка. Перейдем к реальному обсуждению, перейдем к серьезным вещам». А мы все продолжаем доказывать то, что власти хорошие, что власти дрянь. Но разговор уже идет совершенно не об этом. Мы потеряли аудиторию, потеряли логику и стилистику ее изучения мира, и теперь нам туда вернуться очень трудно. Но это наше дело. Мы – газетные журналисты, мы любим бумагу. Ну, и будем себе жить, пока не помрем. Вместе с нашей аудиторией.

Газета «Известия» пока удерживает старую аудиторию, а где возможно, пытается подтащить к себе аудиторию новую. Ничего другого не изобретено. В связи с этим мы, конечно, совершенствуем свой сайт – медленно, не очень хорошо, много чего декларируем, но не делаем. Есть различные сложности, но, тем не менее, тащиться в эту сторону мы обязательно будем. Деваться совершенно некуда.

Георгий БОВТ

– Почти как Михалкову аплодируют. Предоставляю слово Татьяне Викторовне Дале из Норвегии.

Татьяна ДАЛЕ
Председатель координационного совета российских соотечественников в Норвегии, главный редактор журнала «Соотечественник»

– Культурно-просветительский журнал «Соотечественник» в Норвегии выходит с 2007 года. Когда я приехала в эту страну и провела маркетинговый анализ рынка, то поняла, что здесь вообще ничего не издается на русском языке. Поэтому создание журнала продиктовано жизненной необходимостью. В Норвегии не очень большая русская диаспора. Нас, россиян, здесь пятнадцать тысяч, но русскоговорящих в связи с последними переселениями из Евросоюза и стран Балтии уже больше. Эти пятнадцать тысяч разбросаны по всей Норвегии, проживают в разных точках, и 70 процентов из них, что самое интересное, составляют женщины. Это к слову о целевой аудитории. Для женщины переезд в новую страну, создание новой семьи – сложное событие. И за этим стоит очень многое: воспитание детей, обучение их русскому языку. Концепция журнала как культурно-просветительского выросла из ситуации, в которой я оказалась. Конечно, полное отсутствие средств массовой информации в стране дает большую фантазию журналисту и, может быть, бизнесмену, как разворачиваться в этой области. Но мы выбрали культурно-просветительское направление и ему следуем.

Прежде всего, перед журналом сразу встало очень много проблем. Одна из них – финансовая. Второй проблемой стало создание команды. Северные страны вообще лишены таких журналистских ресурсов, которыми обладает Россия или Германия. Но журнал нужно было делать.

И он состоялся как международный проект. Я живу в Бергене, другой сотрудник редакции – в Тронхейме, а литературный редактор – в Санкт-Петербурге. Наш литературный редактор работает более сорока лет в средствах массовой информации, поэтому уровень русского языка в журнале очень высокий, что отмечалось не раз. Журнал верстается в Москве, печатается в Литве.

Культурно-просветительское направление журнала логично выстроило рубрики. Самая популярная – «Время и мы». Даем ее так: время норвежское, время российское. Наверно, не совсем тактично по отношению к норвежцам писать только на русском языке, учитывая, что здесь семьи смешанные.  Двуязычие журнала был включено в его концепцию. К сожалению, только в Норвегии выходит наш журнал. В Дании нет ничего подобного, нет печатных русскоязычных средств в Швеции и в Исландии. Финляндия – исключение, там много русскоязычных СМИ.

Я отметила, что 70 процентов диаспоры – это женщины. Журнал рассчитан на семью, для семейного чтения. Мы печатаем литературные произведения, эссе, стихи – то, что можно читать в семье. Есть и детская страничка, где тексты и сказки печатаются на двух языках, чтобы дети не забывали русский.

Основной и очень важный момент в журнале то, что мы, все-таки, пытаемся просвещать не только русских, но и норвежцев. Кстати, этот двуязычный вариант журнала очень понравился норвежцам.

Финансирование – самый болезненный вопрос, наверно, не только у нас, но и для всех СМИ. Финансирование журнала осуществляется за счет гранта фонда «Русский мир», иначе журнал просто не смог бы выходить. Рекламы в журнале нет, и не потому, что мы неактивные, а потому что нет русского бизнеса в Норвегии, к которому можно было бы обратиться за размещением рекламы. Единственная серьезная компания в Норвегии –  «Аэрофлот». На задней странице обложки в журнале есть расписание самолетов «Аэрофлота», которые летают из Осло в Москву.

Теперь о формировании СМИ ценностей русского мира. Думаю,  формирование их – полдела. Главное сохранить то, что сформировано. Прежде всего надо поддержать газеты, журналы и радиопрограммы, которые несут позитивную информацию о стране. И это большая задача, которая стоит перед фондом «Русский мир». Он прекрасно с ней справляется, но, мне кажется, это должно тревожить всех. Мы создали, допустим, хороший журнал, а как дальше быть?

Как мы видим будущее наших СМИ? В Норвегии нашему журналу слишком далеко до того, чтобы говорить об интеграции с блогосферой, о техническом оснащении и переоснащении. Сегодня у нас задача сохранить журнал.

Вера МЕДВЕДЕВА
Главный редактор Интернет-газеты«И-Диалог» (Франция)

– В России я работала на телевидении экономическим обозревателем. Сейчас больше пишу о культуре для российских медиа. У меня есть аккредитация при министерстве иностранных дел Франции. И я подумала, что нужно создать что-то, быстро реагирующее. Во Франции очень много Интернет-газет. Коллега из Норвегии рассказала о том, что трудно с финансированием. Но я не совсем понимаю, почему фонд «Русский мир» должен всех финансировать? Я не совсем понимаю коллегу из Брюсселя, который говорит о том, что в Люксембурге нет русскоязычной газеты. А нужна ли там русскоязычная газета?

Печатные издания – это заведомо очень дорогой проект. Во Франции фонд «Русский мир» давал гранты нескольким печатным средствам массовой информации на издание. Их уровень это не повысило. Каждая поддержка «Русского мира» – это временное явление, которое служит только тому, что выживает редакция.

Второй вопрос: нужны ли мы там? Я этот вопрос постоянно задаю себе. Мне кажется, что русскоязычным СМИ за границей не хватает самоиронии, потому что мы слишком всерьез себя воспринимаем. Не можем мы конкурировать с хорошими русскими СМИ. В Интернете каждое утро можно читать прекрасные обзоры из России международной экономики, политики, культуры. При том, что во Франции журналистам работать очень легко. Русским коллегам даже трудно себе представить, насколько легко. Мы  можем везде пройти, везде аккредитоваться в последний момент. И не аккредитуясь, пройти. Для нас все открыто. Кто из русских журналистов может себе это представить? Только, может быть, на каких-то мероприятиях вроде каннского фестиваля, у нас хотя бы спрашивают: покажите, что вы пишете о кино. Нигде в других местах не спрашивают.

Но пользуемся ли мы этими возможностями? О чем мы пишем? О событиях, которые прошли. Пишем, что знакомый профессор сказал одно, а знакомый чиновник сказал другое. Как для школьной стенгазеты. Всех, кого знаем, с кем мы ходим по одним кругам и по одним фуршетам, так или иначе упоминаем. Нужно ли это?

Мне кажется, есть три пути для русскоязычных медиа. А выбирать каждому СМИ для себя нужно один путь. Первый – быть очень специализированным, писать исключительно о том, что ты знаешь хорошо. Второй путь – быть интересным, вспомнить, в конце концов, кто мы и кто живет в старой Европе. Тут можно быть неполиткорректным. Европейцы в своих медиа давно не могут, несмотря на декларируемую свободу СМИ, свернуть направо и налево. Я писала статью про двух братьев из Сенегала. У каждого по две жены, на двоих – сорок детей. Моя подруга, русскоязычный адвокат, сказала, что меня закроют. Пришлось объяснить, что меня закрыть невозможно, потому что я существую вне времени и пространства. У меня другие факторы выживания, и поэтому можно позволить себе смотреть на то, на что европейцы уже даже не могут смотреть. Замечательно, если наши журналисты начинают писать на языке той страны, где живут. Когда в СМИ русские пишут на французском, я просто восхищаюсь этими людьми.

Скажу коллеге из Брюсселя, что у нас в Париже есть русскоязычное радиовещание, которое в рамках Radio France Internacionale имеет прекрасное финансирование, поездки и прочие возможности. Слушает ли кто-нибудь это вещание – другой вопрос. Журналист в России может заниматься чем-то одним – политикой, экономикой, культурой. Если же мы живем за рубежом и занимаемся всем понемногу, то должны понять, что кому интересно.

И вот третий путь. Писать о стране, в которой живешь, но для тех людей, которые приезжают в эту страну. Упрощенно говоря, искать финансирование в туристической фирме. Если каждый поймет для себя, куда ему двигаться, если редакция из двух человек не станет изображать глобальное СМИ, это всем пойдет только на пользу.

Георгий БОВТ

– Спасибо большое, Вера Алексеевна! Вы затронули еще одну важную тему – степень интеграции. Где грань, за которой начинаются необратимые качественные изменения, когда мы с сожалением начинаем говорить: он уже ушел из Русского мира, он интегрировался в другую реальность… Или это возможно совместить? Я не знаю ответа на этот вопрос, честно говоря. Но с удовольствием предоставляю слово человеку, который, по крайней мере, таких проблем в своей повседневной работе лишен. Это Сергей Юрьевич Виноградов.

Сергей ВИНОГРАДОВ
Специальный корреспондент газеты«Речь»
(Череповец, Вологодской области)

– В Череповце расположено предприятие «Северсталь». Каждый третий или четвертый житель года работает здесь. Практически, в каждой семье металлурги. В городе три газеты, которые можно назвать СМИ серьезного уровня. Не дожило до наших дней ни одно печатное издание, которое учреждалось за последние пятнадцать-двадцать лет. Никто их не закрывал, рты не зажимал, насколько мне известно. Я знаком с людьми, которые пытались открывать газеты. Все издания умирали по одной – финансовой –  причине. Люди их просто не покупали. А три газеты, которые остались жить, в той или иной мере принадлежат компании «Северсталь». Она в начале девяностых выкупила наиболее перспективные издания, которые поднялись на фоне свободы печати, и до сих пор существуют при поддержке компании. Однако у всех трех газет в последние годы намечается снижение тиража, как, наверно, и у многих печатных изданий в стране.

По этому поводу проводились исследования, в ходе которых были  обнаружены интересные особенности. В частности, был получен ответ на вопрос, готова ли аудитория региона платить за качественные СМИ. Средняя зарплата в Череповце свыше тысячи долларов, а зарплата у работников «Северстали» еще выше. За качественную прессу череповчанин с его доходами платить готов. Но, подчеркну, не за череповецкую прессу. Исследования, о которых я упоминал, показали, что череповчанину по множеству причин не очень интересно происходящее в собственном городе. Свой город он воспринимает как цех, в котором работает, заколачивает потом и кровью деньги, и на эти деньги, когда появляется возможность, уезжает отдыхать в Египет. Кстати, в московский «Луна-парк» у нас любят ездить на выходные – до столицы недалеко.

В городе есть свои проблемы, но у нас не вышли бы защищать Химкинский лес. У нас никому не было бы дела до памятника Петру работы Церетели. В городе есть группа людей пенсионного возраста, которые обладают свободным временем и активной позицией, оставшейся с советских времен. Вот они протестуют по поводу всего и звонят в газету. Это двадцать-тридцать человек на весь город с почти 350-тысячным населением.

Интернет, которого у нас тоже боялись не меньше, чем в «Известиях», никаких корректив в местные СМИ не внес. В городе появилось четыре или пять городских сайтов, которые выпускают на своих страницах компиляцию из имеющихся печатных изданий. Поэтому эти сайты в городе даже не замечают. Такая вот региональная картина.

Георгий БОВТ

– Спасибо. А вот другая картина, о которой расскажет Валерия Павловна Жмак. Думаю, эта энергичная женщина может руководить страной – небольшой, по крайней мере.

Валерия ЖМАК
Редактор газеты «Русский мир в Ванкувере»
 (Канада)

– Я представляю не только Ванкувер, но и Сиэтл, так как наша газета, которая выходила в Сиэтле с 2004 года, издается и в Ванкувере с 2009 года. Две разные страны, два разных города, две разных русскоговорящих диаспор и одна газета. Каждые две недели она выходит и распространяется во всех точках, где бывают русские читатели.

В нашей провинции Британская Колумбия около 100 тысяч русскоговорящих читателей, поэтому говорить о том, что газета умирает, рановато. «Русский мир» – популярное название, и мы гордимся, что первые его придумали в 2004 году. И девиз газеты «Мир людей, говорящих по-русски», в принципе, отражает смысл разных, но в чем-то родственных, организаций.

Когда в 2004 году в Сиэтле возникла газета, я видела, что она растет, как на дрожжах. Вначале это было ежемесячное издание, потом стала выходить каждые две недели, увеличился тираж, появился офис, свой шофер, стали платить журналистам. Потом ситуация изменилась: мы переехали в Ванкувер, в Канаду. Я купила журнал «Ваше здоровье» у  знакомой хабаровчанки – она не могла его больше делать, а я мечтала о журнале. Был раскрученный бизнес, он даже давал некую прибыль. Я сделала глянцевую обложку – мне хотелось красоты, гламура. И тут же провалилась. Но пятнадцать номеров я, все-таки выпустила. И это время была как бы конкурентом «Русского мира», потому что мы собираем рекламу у одних и тех же рекламодателей. Мы живем за счет рекламы, потому что все издания у нас бесплатные. У нас даже пятьдесят центов не дадут за них. В связи с чем журнал мой умер. Как уже тут говорили, никто меня не закрывал. До сих пор спрашивают, где журнал... А я как-то стеснялась деньги просить, хотя и намекала в «слове редактора», что тяжело. Но никто не помог. Я никого не обвиняю, надо было думать и не заводить сразу глянцевую обложку.

У ребят из газеты ситуация была тяжелее – как раз начался кризис, не осталось работы. Я решила помочь им с новым рынком. От Ванкувера до Сиэтла на машине два часа. По ночам я ездила из города в город, забирала газеты, загружала свой автобус и мчалась обратно. При этом в Канаде последние два года я работала в цветочном отделе большого гастронома. И вот я прибегала на работу, надевала фартук, становилась к прилавку с цветами, раздавала газеты, потому что было довольно много русских покупателей. Рассказывала всем про газету. Мы выходили на канадских и американских рекламодателей, которым был нужен рынок среди русских. Так и закрепились.

 Мы пытаемся работать и в Интернете. На Фейсбуке есть страница, где мы выкладываем наши материалы. Я убеждена, что надо делать сайт, который бы повторял газету. Тут, правда, мнения расходятся: считается, что газета бесплатная, надо, чтобы ее брали бумажную, а не читали в Интернете. Я с этим не согласна, думаю, одно другому не мешает.

Буквально за три дня до отъезда в Питер мы получили статус некоммерческой организации, что позволит сейчас получать гранты в Америке и в Канаде. Мы полтора года работали над этим. Люди, которые будут давать пожертвования, смогут списывать их с налогов. Им выгодно, а нам легче просить. Без финансовой помощи мы можем не протянуть. Но я все-таки верю в газету. Хотя сейчас тяжелое время – ушли русскоязычные рекламодатели, и мы сильно потеряли: закрыли офис, работаем дома, сами развозим номера. За год у нас появилась профессиональная развозка и появился корректор, которому я даже пусть и немного, но стабильно плачу.

Приведу другой пример – «Канадский эмигрант». Это довольно популярный глянцевый журнал, где продажами занимается русская девочка из Москвы. Она рассказывала, как это начиналось. Совершенно страшное было издание, пять тысяч экземпляров. Сейчас около двадцати тысяч экземпляров по всей Канаде благодаря тому, что «Toronto Star» вложился.

У нас есть рубрика: люди фотографируются с нашей газетой в разных уголках мира – мы потом пишем про эти места.

Сын мой читает по-русски. У нас, кстати, очень много хороших русских школ. Наши русскоязычные люди выдвигаются во власть. То есть мы не просто орган печати. Я считаю, что мы еще и как бы средоточие нашей русской общины. Ветеранов много – чествуем. У нас день России проводится, фестивали европейских стран. Мне кажется, что будущее есть, а если помощь найдем – будет легче.

Георгий БОВТ

– Валерия Павловна, большое спасибо! В футболе есть такое выражение, что мобилизация бьет класс. В журналистике драйв бьет почти все. И это видно. Что касается объединения и помощи, то портал «Русский мир», на который вы, наверно, заходите, стремится объединить не только организации Русского мира, но и по возможности все сколько-нибудь значимые СМИ Русского мира. По крайней мере на нашем каждый найдет свой уголок.

Теперь перенесемся из Канады в Германию. Про Германию уже говорили, что здесь все, как молодежь выражается, «пучком». То есть, много русскоязычных, хорошо читают, слушают радио, телевидение. Слово Елене Юрьевне Лысовой.

Елена ЛЫСОВА
главный редактор
медиа-портала «
Welt-Zeit Media GmbH» (Германия)

Прежде чем создавать наш портал, были продуманы концепция, рубрики, которые охватывают в настоящий момент политику, экономику и бизнес, культуру и общество. На русском языке – раздел «православие». Информация рассчитана на немецко- и русскоговорящую аудиторию Европы, на наших соотечественников, на русскоговорящих из стран СНГ. Главная цель – рассказывать о России людям, проживающим за рубежом, говорящим  на немецком языке.

Германия – страна очень требовательная к информации. Здесь в работе любого СМИ обязательно должен быть элемент доверия к людям, которые информацию несут в общество. Поэтому концепция была выдвинута такая: мы берем речи первых лиц государства – естественно, по всем правилам общения, по запросам, по определенным договорам. Здесь – чисто правовые отношения. В Германии так принято, и поэтому вся информация подается без купонных вырезов, комментариев, идет из первых уст, будь то представители государственной власти, политики или деятели культуры и искусства.

За полтора года нашей работы на территории Германии выстроена не горизонтальная, а вертикальная связь всех проектов фонда «Русский мир».  Здесь очень много русскоязычных ресурсов, и это только нам помогает. Мы всегда можем отследить интерес к тому или иному событию, говорим о нем, освещаем для немецкой аудитории. Русские центры, конечно же, сразу же попали в зону нашего внимания как проекты «Русского мира». Общаясь в русских центрах с посетителями на мероприятиях, мы пересекаемся по другим направлениям, вроде проекта «Руссомобиль», который был представлен по поводу 65-летия «Россотрудничества» в Берлине, в «Русском доме». Как участники акции «Память сердца» мы представили на портале фильм «Берген-Бельзен», и вообще активно участвовали в мероприятиях, отмечающих окончание Второй мировой войны. Причем, в мероприятиях принимали участие политики, работники земельных ведомств, мэры городов. Такова наша практика: не журналист дает комментарии – о событии рассказывают участники мероприятия. Если они говорят на немецком языке, мы тут же переводим на русский, даем ролик на русской странице и наоборот. Наверное, именно поэтому поддержку находим у всех партнеров.

Сотрудничество фонда «Русский мир» с Германо-российским форумом привело нас в эту организацию, расширило информацию о форуме, который работает на территории Германии для наших соотечественников. Они не всегда об этом знают, и мы свою задачу увидели в том, чтобы на русском языке услышать рассказ о форуме от его председателя Мартина Хоффмана. То есть информация должна идти от того человека, которого люди знают, которому доверяют. Еще пример приведу, чтобы ясно было, как мы работаем. День Российского флага мы освещали, делая видеоряд. Разумеется, мы рассказали и о немецком флаге.

Все, что «Русский мир» делает в Германии, мы поддерживаем в наших проектах. И я сегодня с большой гордостью вижу логотип нашего портала в информационных партнерах «Русского мира». Хотелось бы выразить  благодарность фонду за поддержку. Она стала хорошим импульсом в нашей деятельности.

Теперь о финансовой поддержке. Наш портал – это бизнес,  поэтому не остаются без внимания и российско-германские фирмы, участвующие в международных выставках, которые проходят в Германии. Нам приятно видеть российские экспозиции на ганноверской ярмарке, и когда мы бываем на таких выставках, российские фирмы с удовольствием пользуются нашими услугами – мы снимаем, например, видеоролики о них.

Георгий БОВТ

– За четыре года существования фонда «Русский мир» корни его проросли довольно глубоко, и приятно видеть плоды, которые уже приносятся. Имею в виду совершенно другой уровень обсуждения, чем был у нас в первый год или на второй ассамблее.

Выступает Игорь Викторович Савельев – писатель и журналист.

Игорь САВЕЛЬЕВ
Заведующий отделом газеты «Версия Башкортостана», прозаик.

– Поскольку я работаю как в сфере литературы, так и в сфере журналистики, то решил поговорить о таких СМИ, как толстые журналы. Их еще иногда называют литературными журналами.

Существует проблема читателей этих журналов. Зачем они выходят, для кого они выходят? Вообще, толстые журналы это не сугубо литературное явление. Это полноценное средство массовой информации. В них много публицистики, журналистских статей. Эти журналы остаются заповедниками жанров, которые и в газетах, и в тонких журналах уже исчезли. Я говорю об очерке, о многоуровневой аналитической статье. Современная журналистика отказывается от таких традиционных жанров, и только в толстых журналах они сохраняются.

Это явление культуры Русского мира, потому что такой формы журналов в других культурах практически не осталось. Они пришли в свое время из Франции – в восемнадцатом веке, но в современном мире нигде, пожалуй, нет. Они как выходили в России в девятнадцатом веке, так и в советское время, и в постсоветское выходят. И не только в нашей стране. Их выпускают русские эмигранты в Европе и на других континентах. Толстые журналы – основная форма существования литературы Русского мира. В девяностые годы было много разговоров о том, что они умирают, что не сегодня-завтра закроются, они существуют. Вся некоммерческая литература так или иначе проходит в этих журналах.

Очень много говорят об экономических проблемах таких изданий. Недавно в журнале «Знамя» прошел круглый стол редакторов толстых журналов, которые выпускаются за рубежом – русских журналов. Каждый говорил об экономических сложностях, часто упоминался фонд «Русский мир», потому что кому-то он помогает. Но парадокс заключается в том, что эмигрантские журналы ничем не отличаются от журналов, выходящих в России, поскольку за несколькими редкими исключениями толстые журналы в нашей стране не получают никакой поддержки ни от государства, ни от бизнеса. Но, мне кажется, дело не совсем в этом. Журнал «Урал» выходит в Екатеринбурге. Несколько лет назад он стал государственным, его выпускает правительство Свердловской области, и государство ему обеспечило довольно хороший для такого издания тираж – три с половиной тысячи. Приехав в Екатеринбург, я с удивлением увидел, что его никто не читает, никто его не знает. То есть его не было ни в киосках, ни в магазинах. Мне понадобился какой-то номер, я пошел на главпочтамт, где продаются все журналы, а там удивились: разве «Урал» еще выходит?

Так что проблема, как выясняется, не в деньгах. Если запустить экономическое колесо, то оно будет крутиться вхолостую, потому что толстые журналы практически не читают. У них есть какой-то минимум читателей, который позволяет им выходить, но не более того. Произошла потеря читателей, и здесь, к сожалению, никакими деньгами, никакими вливаниями ситуацию не исправишь.

Как с этим бороться? Говорят о каких-то пиар-акциях, о том, чтобы крупные издательства взяли под свое крыло эти журналы. Но как действительно привлечь читателя, у меня ответа нет. И, может быть, самое обидное в этой ситуации то, у литературного сегмента этих журналов есть читатели.

Ирина ДЕМИДОВА-КОМО
Руководитель Центра русского языка и культуры во Франции

Я создала Центр русского языка и культуры уже сорок лет тому назад, а газета, которую он издает, называется по-русски «Русская зарубежная газета», а по-французски – La Gazette.

Сегодня она довольно известна, у нее десятки тысяч читателей во всем мире. С 2004 года распространяется и в Интернете. Она предназначается не только для русских. Это газета для европейцев, которые читают европейскую публицистику, которые смотрят наше ужасное телевидение, где сплошная дезинформация о России. Мы выпускаем газету, которая борется с такой дезинформацией, прежде всего во Франции. Ее читают по-русски. Причем, не обязательно русские люди, ее читатели – французы, немцы, англичане, которые знают русский язык, интересуются Россией.

Русские люди, проживающие за границей, подвергаются давлению западной пропаганды, и они тоже очень часто повторяют, что им навязывают французские СМИ. Я говорю «французские», но не сомневаюсь, что такое давление одинаково во всех европейских странах.

О чем мы пишем? О том, что происходит в России. Для того чтобы понимать Россию, надо, прежде всего, знать ее историю. У нас во Франции эту историю не знают. И не только во Франции. Я знаю, что в Англии во всех школах учат, что и Наполеона и Гитлера разбили англичане, и что русские в этом тоже немножко участвовали.

Мы пытаемся давать правдивую информацию о России – о ее истории, о ее современности, о том, что сейчас здесь происходит. Мы совершенно неожиданно получаем письма из Бразилии, Аргентины, Чили, Мексики.  Газета была создана тридцать лет назад – на французском и на русском языках. Я всегда мечтала, чтобы ее переводили также и на английский. Фонд «Русский мир» дал нам грант. Буквально вчера я подписала контракт, и теперь газета будет выходить также и на английском языке.

Мы выбираем статьи, которые находим в русской и во французской прессе. У нас нет возможностей искать в мировой прессе. Французская пресса абсолютно антирусская, тем не менее, есть немало французских писателей, журналистов и даже политиков, которые пишут очень правильно, объясняя то, что происходит в России. Поэтому мы эти статьи переводим на русский также, как переводим русские статьи на французский.

Из статей, которые напечатаны в нашей газете, я регулярно составляю брошюры. Последняя была посвящена Великой Отечественной войне. Она так и называется «Великая Отечественная война – несколько малоизвестных страниц». Этот сборник издан в России как пособие для преподавателей истории. У меня есть надежда, что он будет издан и во французском педагогическом издательстве для преподавателей истории во Франции. А еще она будет переведена на английский язык благодаря фонду «Русский мир», чтобы преподаватели истории в Англии знали, что не только англичане победили Гитлера.

Георгий БОВТ

– Благодарю всех участников сегодняшнего круглого стола за то, что они так активно участвовали в дискуссии. Мы будем продолжать эти традиции, открывать новые имена в СМИ Русского мира, а наш портал, я надеюсь, в еще большем масштабе возьмет на себя координацию сотрудничества и кооперации СМИ. Что касается журнала «Русский мир», мы призываем писать в него, обещаем выступать тоже координаторами сотрудничества всех больших и малых сообществ Русского мира.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".