Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№3, Март 2014

ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ

Алексей Олейников Спасти союзников...

 

Далекое и близкое

СПАСТИ СОЮЗНИКОВ…

Алексей ОЛЕЙНИКОВ

 

Русский фронт в 1914 году спас союзников России от разгрома. Энергичное наступление русской армии сразу поставило противника перед необходимостью войны на два фронта. Восточно-Прусская операция привела к краху реализации шлиффеновского стратегического планирования и проигрышу Германией Марнской битвы. Наметились первые контуры стабилизации Французского фронта со всеми вытекающими для Германии негативными последствиями.

Галицийская битва привела к разрушению австрийского стратегического плана, стабилизировался Сербский фронт. Наращивание германского присутствия на Русском фронте вынуждалось необходимостью помочь австрийскому союзнику. Военный ученый А. А. Свечин напрямую связывал операции в Восточной Пруссии и в Галиции: «Что заставило австрийскую армию покинуть удобные позиции в Галиции и броситься на Люблин — Холм, подставляя нашему удару свой фланг и тыл?.. Что дало возможность генералам Иванову, Алексееву, Рузскому и Брусилову пожать их блестящие лавры? Ответ же ясен. Наше вторжение в Восточную Пруссию».

Восточно-Прусскую и Галицийскую битвы можно объединить в одну грандиозную операцию коалиционного значения, сорвавшую все предвоенное планирование противника. После завершения этих сражений ясно было одно: германский блок войну проиграл.

Осенние операции в Восточной Пруссии и Польше (Первая Августовская, Варшавско-Ивангородская, Лодзинская) явились мощнейшей предпосылкой проигрыша Германией битвы за Фландрию, привели к окончательной стабилизации Французского фронта, способствовали изменению стратегического планирования врага. На целый год Русский фронт стал для германо-австрийцев ключевым. Их надежды на защиту восточных рубежей блока силами только австрийской армии провалились.

Каковы же были военно-оперативные потери в наиболее важных операциях кампании 1914 года на Русском фронте? Мы строили подсчеты количества людей, выбывших убитыми, ранеными, пленными, пропавшими без вести в результате конкретной боевой операции. Многие из них могли в дальнейшем вернуться в строй, но они (постоянно или временно) выбыли из него из-за участия в соответствующем боевом событии. Это позволит, с одной стороны, уйти от бесконечных подсчетов абсолютных величин, с другой — лучше уяснить боевой вес операции и Русского фронта на общем фоне мировой войны.

В рассматриваемый период русская армия осуществляла крупные стратегические наступательные операции, многие из которых были успешны.

Восточно-Прусская операция Северо-Западного фронта 4 августа — 1 сентября 1914 года.

Оперативно она была русскими войсками проиграна, но в стратегическом аспекте — это одна из наиболее успешных коалиционных операций Антанты. Ее стратегический результат: ослаблен германский Французский фронт, а русским предоставлена свобода действия в Галиции. Это повлекло выигрыш Юго-Западным фронтом грандиозной Галицийской битвы. А стабилизация Французского фронта и необходимость спасения австрийского союзника, гибель которого влекла немедленный проигрыш войны германским блоком, явились предпосылкой грядущего перенесения центра тяжести боевых операций противника на восток. Кроме того, операция интересна целым рядом блестящих тактических успехов русских корпусов и дивизий 1-й и 2-й армий.

Вопрос о потерях в Восточно-Прусской операции является во многом дискуссионным. Мы ограничимся обобщением итогов.

 

Временной период

Потери

1-я русская армия

29.07.1914 — 01.09.1914

до 90 тысяч человек

2-я русская армия

20.07.1914 — 30.08.1914

70 тысяч человек

8-я германская армия

23.07.1914 — 31.08.1914

около 50 тысяч человек

 

Согласно нашим подсчетам, Восточно-Прусская операция (включая первое сражение у Мазурских озер) обошлась Северо-Западному фронту примерно в 160 тысяч человек. Таким образом, потери составили 64% от первоначальной численности войск Северо-Западного фронта. Германцы потеряли до 50 тысяч человек (25% от первоначальной численности 8-й армии) или чуть меньше с учетом переброшенных с запада корпусов. Следует помнить, что эти части участвовали лишь в заключительной операции — сражении у Мазурских озер. Косвенно это подтверждает численность 8-й германской армии перед первым сражением у Мазурских озер — до 215 тысяч человек. Речь идет о начальной группировке (до 200 тысяч) после подхода подкреплений с Запада (до 70 тысяч человек) за вычетом потерь.

Косвенно эти подсчеты подтверждаются выкладками противника России. Рейхсархив зафиксировал потери 8-й германской армии в размере 37 тысяч человек. Разница между нашими подсчетами заключается в том, что значительное количество германских солдат и офицеров, захваченных в плен русскими, позже были освобождены своими. Помимо того, германцы всегда занижали собственные потери. Противник сознательно «списал» потери в ряде удачных для ударной группы 2-й армии боев. Раз она потерпела поражение, то не было и побед — логика предельно ясна.

В целом потери противников вполне соотносятся с военной теорией, устанавливающей нормальное соотношение для атакующего и обороняющегося как 3 к 1. Русские же в Пруссии воевали почти при равенстве сил с немцами, которые к тому же опирались на укрепленные районы. Более того, германцы на направлениях главного удара (бой с 13-м и 15-м корпусами, левый фланг 1-й армии у Мазурских озер) превосходили русских.

Следует сказать, что большие потери 1-й русской армии у Мазурских озер (25–31 августа) пришлись на отступающие второочередные дивизии, оказавшиеся недостаточно боеготовыми.

Галицийская битва Юго-Западного фронта 6 августа — 13 сентября 1914 года.

В этой операции большого стратегического масштаба была обескровлена австрийская армия, начавшая терять боеспособность и требовавшая постоянной поддержки со стороны германского партнера. Возрос удельный вес немецких войск на Восточном фронте. Были нивелированы германские успехи в Восточной Пруссии, и кампания 1914 года заканчивалась в пользу Антанты. Странами германского блока потеряна выгодная в экономическом (нефтяные ресурсы) и стратегическом аспектах территория — Галиция. Была спасена Сербия (2-я австрийская армия оказалась на Русском фронте), а русские войска готовились к переходу через Карпаты и стояли у границ Венгрии и Чехии.

Потери австрийских армий в сражении широких стратегических масштабов были очень велики.

3-я армия 

до 109 тысяч бойцов

4-я армия

90 тысяч бойцов

1-я армия

до 90 тысяч бойцов

2-я армия

около 33 тысяч бойцов

Итого:

322 тысячи человек (в том числе до 100 тысяч пленными) и 400 орудий

 

Общие же потери — до 400 тысяч человек. Боевой состав австрийских армий уменьшился на 45% от исходной группировки и составлял всего около 400 тысяч бойцов. Командующий 4-й армией М. Ауффенберг признавал: «К сожалению, многие подразделения потеряли до 50% своего состава». Наибольшие потери были в 3-й армии, принявшей на себя главный удар превосходящих сил русских войск южного крыла, значительно пострадали армии северного крыла, 2-я же армия, перебрасывавшаяся уже в ходе сражения и по частям, потрепана сравнительно слабо.

Почти месяц австрийцы вели беспрерывные боевые действия, в том числе наступательного характера, в которых вся тяжесть боев ложилась на полевые дивизии. Как следствие, кадровые соединения были обескровлены.

Падение в марте 1915 года крепости Перемышль и пленение 120 тысяч человек ее гарнизона также явилось отзвуком Галицийской победы. Этот надлом сказался на всех дальнейших действиях австро-венгерской армии, что немедленно отозвалось в событиях на Сербском фронте.

Русские потери (230 тысяч человек и 94 орудия) составили около 40% первоначальной группировки войск фронта. По свидетельству Ф. Конрада Гетцендорфа, бои у Красника, Комарова и Львова дали австрийцам до 40 тысяч пленных. Наиболее тяжелые потери понесли 4-я, 5-я и 9-я армии. К концу сражения некомплект бойцов доходил в 4-й армии до 30–35%, а в Гренадерском корпусе — до 70%.

Соотношение потерь русских и австрийцев демонстрирует, с одной стороны, примерно равное качество войск мирного времени всех противников и показывает австрийскую армию как грозного врага. С другой стороны, в какой-то мере объясняет вялое преследование противника со стороны русских войск, что привело к тому, что австрийская армия все же не была уничтожена.

Генерал-квартирмейстер германского Восточного фронта М. Гофман дал следующую оценку австрийской армии после Галицийской битвы: «Очевидно, австрийцы понесли в Львовской битве и во время отступления колоссальные потери, — иначе генерал Людендорф не мог себе объяснить тот факт, что главная масса австрийской армии, почти 40 дивизий, уместилась на западном берегу Вислоки между Карпатами и Вислой. Большая часть молодых кадровых офицеров и немногих сверхсрочных унтер-офицеров погибла. Это была невозместимая потеря. В течение всей войны армия не могла от нее оправиться». Генерал Э. Людендорф, ознакомившись с состоянием войск союзника, писал: «Цвет строевого офицерского состава, который соединял армию в одно целое, несмотря на вражду отдельных национальностей, был уже убит… Хорошие, храбрые солдаты также уже полегли на полях сражений».

Первая Августовская операция Северо-Западного фронта 12–30 сентября 1914 года.

Хотя это была операция с ограниченными целями, но в ходе нее решились важнейшие задачи. Было нанесено поражение 8-й германской армии в Восточной Пруссии, что привело к занятию русскими войсками городов Сталлупенен и Гольдап, выходу их к Мазурским озерам. Снова была захвачена большая часть Восточной Пруссии. Но самое главное — это оттянутые на Восточный фронт резервы противника (49-я и 50-я резервные дивизии 25-го резервного корпуса) в период напряженных боев союзников России во Фландрии. Это сказалось на стабилизации Французского фронта, что имело крайне неблагоприятные последствия для германской стратегии, в очередной раз не сумевшей добиться решительного результата.

Русские потери за всю операцию командующий 10-й русской армией Северо-Западного фронта В. Е. Флуг оценивал так: до 20 000 человек убитыми, ранеными и без вести пропавшими. Германские потери неизвестны, но всеми участниками сентябрьских боев в Восточной Пруссии они характеризуются как исключительно высокие. Очевидец писал: «Потери немцев под Сувалками, по показаниям пленных, столь велики, что в некоторых их частях осталось не более 20 человек на роту. Весь путь отступления немцев усеян их трупами». Урон противника оценивался цифрой до 60 тысяч человек.

Вслед за авторитетным мнением генерала В. Е. Флуга, отмечавшего, что «потери немцев были не меньше наших», мы признаем их также не меньшими, чем 20 тысяч бойцов. Русские захватили до 3 тысяч пленных, 22 орудия, пулеметы, несколько десятков зарядных ящиков, автомобили, повозки обоза и разное другое имущество. Ожесточенность боев привела к тому, что обе стороны понесли крупные потери: до 20% от общей численности германской и около 17% — русской группировок.

Успех был важен именно тем, что произошел в печальной памяти Восточной Пруссии, где неудачи, понесенные в августе 1914 года, сильно понизили дух войск. Один из очевидцев писал: «В последних боях на фронте Мариамполь — Августов сражалось немало тех русских полков, которые недавно еще бились с врагом в Восточной Пруссии. И там, и здесь приходилось иметь дело с одним и тем же противником. Но какая разница в обстановке самого боя и в ощущениях участников его!».

Варшавско-Ивангородская операция 15 сентября — 26 октября 1914 года.

Одна из наиболее удачных стратегических операций русской армии в мировую войну. Путем перегруппировки и тесной взаимосвязи с австрийским союзником немцы пытались вырвать стратегическую инициативу из рук русских, но это им не удалось. В операции принимала участие примерно половина всех русских сил, действовавших против Австро-Венгрии и Германии. Для германцев это первая общекоалиционная совместная операция, осуществляемая союзными австро-германскими войсками. Были задействованы главные силы австрийских и германских войск, сосредоточенных на восточноевропейском ТВД. Сражение проводилось на фронте протяженностью свыше 300 км. Русские войска вышли к предгорьям Карпат.

Общие потери четырех русских армий за операцию — около 150 тысяч человек и до 50 орудий. Общие германо-австрийские потери — также около 150 тысяч человек (из них до 23 тысяч пленными), 63 орудия. Треть от общего числа потерь противника приходится на германцев.

Лодзинская операция 29 октября — 6 декабря 1914 года.

По оперативной конфигурации Лодзинская — одна из наиболее сложных операций Первой мировой войны. Такого количества глубоких обходов и окружений до этого не наблюдалось. В сражении участвовало с обеих сторон свыше 600 тысяч человек. Действия противника сорвали крупномасштабное наступление русских армий. Но вместо окружения русских под Лодзью немцам пришлось спасать свои окруженные корпуса. Традиционное пренебрежение германцев к противнику стоило им тяжелых потерь и полного разгрома ударной группы фон Шеффер-Бояделя.

Но и русский замысел глубокого вторжения в Германию провалился — пришлось реагировать на активные действия противника. Если Восточно-Прусская операция является ярким примером тактической победы и стратегического поражения для германцев, то с Лодзинской операцией дело обстоит ровно наоборот. Даже германские историки считали Лодзинскую операцию тактической русской победой, но в стратегическом плане это неудача для России. Русские устроили «котел» для 5 дивизий и почти их уничтожили. В вышедших из окружения полках оставалось по 500 бойцов. В какой-то мере это был расчет за восточно-прусскую неудачу. Но с точки зрения стратегии были сорваны крупномасштабные планы русской Ставки и фактически погашена русская оперативная активность на привислинском ТВД.

Важнейшим результатом операции для союзников России стала переброска на Русский фронт с Французского 8 пехотных и 6 кавалерийских дивизий. Декабрь 1914-го и январь 1915 года ознаменовались ожесточенными боями в Польше. «Сражение на четырех реках» — Бзуре, Равке, Пилице и Ниде шло с переменным успехом и было одним из самых кровавых на Русском фронте.

Говоря о потерях сторон, следует отметить, что необычайное упорство боев вызвало крупные жертвы с обеих сторон. Потери только германских войск в Лодзинской битве — свыше 100 тысяч человек, или почти 36% германской группировки. Большие потери понесли и австрийцы. Общий германо-австрийский урон в Лодзинской операции достигал 160 тысяч человек, или 42% от группировки противника. В числе русских трофеев оказались 20 тысяч пленных, 23 орудия и 42 зарядных ящика противника.

Военно-оперативные потери русских войск в период Лодзинской операции достигали 280 тысяч человек вместе с потерями, приходящимися на часть декабрьских боев. С учетом резервов это свыше 50% от состава трех активных армий операции.

Сарыкамышская операция 9 декабря 1914 — 4 января 1915 года.

Русским войскам Кавказской армии удалось разгромить 3-ю турецкую армию, стремившуюся к окружению главных сил русской армии, сосредоточенных у Сарыкамыша, переломив казавшуюся вначале безнадежной ситуацию.

Проводимая в исключительно сложных условиях, операция привела к тяжелому поражению 3-й турецкой армии. 10-й и 9-й корпуса противника были почти уничтожены, турки потеряли в общей сложности до 90 тысяч человек, в том числе 3,5 тысячи пленными. В плену оказались командир 9-го корпуса Исхан-паша, начальники 17-й, 28-й и 29-й дивизий и много офицеров. Только в окрестностях собственно Сарыкамыша весной 1915 года было похоронено 28 тысяч турок. Русские потери: более 20 тысяч убитых, раненых, больных и свыше 6 тысяч обмороженных. Особенно пострадал командный состав — потери в основном убитыми.

Историк войны на Кавказе бывший квартирмейстер Кавказской армии генерал-лейтенант Е. В. Масловский так характеризовал потери турок в этой операции: «9-й турецкий корпус перестал существовать; также надо было целиком вновь формировать 30-ю дивизию 10-го корпуса и 34-ю дивизию 11-го корпуса. 3-я турецкая армия в этой операции потеряла 90 тысяч человек, свыше 60 орудий. В рядах армии к 10 января 1915 года состояло лишь 12 400 человек. Это из 150 тысяч, начавших операцию. Фактически 3-я турецкая армия была уничтожена».

Погибла одна из трех турецких армий, бывших у Оттоманской империи к началу войны, то есть была выведена из строя треть ее вооруженных сил.

О фактическом уничтожении 3-й армии в Сарыкамышской операции свидетельствовал и генерал кавалерии, маршал Турции, германский уполномоченный при турецком Верховном командовании (одновременно командующий 1-й турецкой армией) О. Лиман фон Сандерс: «операция… закончилась уничтожением этой армии, которая из турецких оперативных coединений первой вступила в мировую войну».

Причем операцию в стиле «Канн» одобрило германское командование, во главе штаба 3-й армии стоял германский офицер, руководство ею осуществлял Энвер-паша лично, командиры корпусов (воспитанники германской школы) курировались германскими инструкторами.

Результатами победы стали упрочение положения России на Кавказе, приобретение русскими войсками чувства превосходства над турецкой армией, их выход на позиции для дальнейшего наступления. Два корпуса, которые были направлены на германо-австрийский ТВД в начале войны, были дополнены еще полутора корпусами. Обстановка позволяла это сделать, ведь 3-я турецкая армия на полгода была фактически выведена из строя.

Сарыкамышская операция имела важное значение не только для России, но и для Антанты. Положение России на кавказско-персидском ТВД упрочилось; произошло усиление турецких войск, действующих против Кавказской армии, что облегчило действия англичан в Месопотамии и в районе Суэцкого канала. Операция благотворно сказалась на настроении общества в России, особенно на Кавказе, войска приобрели веру в свои силы.

Подводя итог потерям противоборствующих сторон в 1914 году на Русском фронте, необходимо отметить следующее.

Наиболее авторитетные источники определяли германские потери на Русском фронте в 223 тысячи человек, австрийские — в 723 тысячи человек, турецкие — в 90 тысяч человек, а всего — 1 миллион 36 тысяч человек.

Эти цифры вполне укладываются в произведенные нами подсчеты по операциям. Для немцев — до 50 тысяч в Восточно-Прусской операции, до трети от общих потерь в Варшавско-Ивангородской операции, 100 тысяч в Лодзинской операции. Остальные приходились на осенние бои в Восточной Пруссии и на корпус Войрша, разгромленный в Галицийской битве. Из 723 тысяч австрийцев большинство выбыло из строя в период Галицийской битвы (400 тысяч бойцов). Подавляющая часть потерь во время Варшавско-Ивангородской операции — также австрийцы (прежде всего разбитая 1-я армия). Остальные потери были понесены в ходе Краковской, Лодзинской операций, контрудара у Лиманова, боев в предгорьях Карпат. О степени преуменьшения противником своих потерь свидетельствуют приводимые австрийцами на ноябрь 1914 года собственные потери в 462 тысячи человек (из них лишь 28 тысяч убитыми).

Архивные материалы свидетельствуют, что к 1 декабря 1914 года в русском плену находилось около 13,5 тысячи германцев и свыше 162 тысяч австрийцев. Эти цифры, явно неполные, также в основном подтверждают наши выводы. Турки в основном выбыли из строя в результате Сарыкамышского сражения.

Хотелось бы отметить следующие значимые аспекты. За 1914 год русская армия вывела из строя свыше миллиона солдат и офицеров противника, наши союзники — 757 тысяч немцев на Англо-Французском фронте и 226 тысяч австрийцев на Сербском фронте. То есть около миллиона. Соответственно, русская армия, оттянув на себя менее 50% войск противника, нанесла ему потери свыше 50% от числа общих потерь армий германского блока.

Еще один немаловажный момент отмечал в свое время Н. Н. Головин: русская армия к концу 1914 года потеряла убитыми и ранеными миллион бойцов. Архивные данные, пусть и фрагментарные, в целом подтверждают эту цифру. Только офицерские потери к 1 декабря 1914 года превысили 10 тысяч человек. Количество раненых и контуженых нижних чинов за тот же период составило 435 тысяч человек. За июль — октябрь 1914 года больных и раненых офицеров  насчитывалось 3716 человек, а с 1 октября по 10 декабря 1914-го — уже  5104 человека. Нижних чинов — 208 554 и 284 505 человек соответственно. Исходя из вышеприведенных данных, это позволяет сделать вывод, что Россия воевала с противником на равных.

Россия выиграла кампанию 1914 года не только для себя, но и для своих союзников. Стратегически германский блок к концу 1914-го проиграл — и прежде всего благодаря усилиям русской армии.

 

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович,

доцент Астраханского государственного технического университета,

докторант Института российской истории РАН, член Российской ассоциации историков Первой мировой войны


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".