Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№9, Сентябрь 2016

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей Луценко
Репутация политика

 

Автор предпринял попытку проанализировать пределы допустимости критики со стороны СМИ в адрес государственных служащих. Другими словами, в статье дается оценка дискредитационных высказываний в отношении публичных лиц (политиков). Особое значение имеет соблюдение баланса, то есть справедливого равновесия, между правом гражданина на свободу выражения мнения с одной стороны, и правом государственного служащего на защиту репутации с другой стороны.


Специфика конституционного права свободно выражать мнения такова, что оно может быть ограничено в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и национальной безопасности. Что же касается такой цели, как защита основ конституционного строя, то возникают серьезные сомнения по поводу возможности ограничения свободы мнений для ее достижения. Основы конституционного строя — это перечень основополагающих принципов конституционного права Российской Федерации. Один из них — принцип народовластия (статья 3 Конституции Российской Федерации). Принципы основ конституционного строя обычно в практике Конституционного Суда Российской Федерации используются не в правоограничительных, а в правоохранительных целях (Постановление Конституционного Суда РФ от 30.10.2003 № 15-П).


В частности, статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 предполагает, что право свободно выражать свое мнение может быть ограничено законом. Если это необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений. А также для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.


Конституционный Суд Словацкой Республики в своем решении в 1999 году заключил, что разнообразие информации, предоставляемой СМИ, не обеспечивается в условиях ограничений свободы выражения мнения (даже временного характера), и граждане лишаются возможности получать информацию об общественных делах именно в то время, когда они испытывают в этом, вероятно, наибольшую потребность.


В вышеприведенном Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П в Особом мнении судья В. Г. Ярославцев подчеркнул, что каждый свободен реализовывать свое право на поиск, получение, передачу и распространение информации в любых формах и из любых источников в пределах, установленных законодательством Российской Федерации. Единственное и неоспоримое качество информации по ее содержанию — объективность и достоверность. То есть информация должна быть заведомо не искаженная и соответствующая истине. Это требование к содержанию информации носит универсальный характер, а потому не только не находится в противоречии, а наоборот, сопутствует подлинно свободным выборам, способствуя их реализации.


В свою очередь, в правовой плоскости, ввиду невозможности точно установить фактическую сторону дела, так называемая «истина» может легко, как это было на «ведьмовских процессах», стать самодостаточным и неопровержимым мифом. Эти аномалии в то время были прямым следствием нарушения системы образования понятий в инквизиторской системе судебного разбирательства.

Справедливое разбирательство — не просто отдельное понятие и одно из прав человека. Справедливое разбирательство со всей сложной системой гарантий является разумной, почти научной необходимостью. Таким образом, справедливое разбирательство является ключом к легитимности любого судебного процесса (Постановление ЕСПЧ от 15.12.2005 по делу «Киприану против Кипра»).
Более того, когда автор статьи выступает с критикой в адрес публичного лица, а последнее инициирует судопроизводство на предмет диффамации (порочащие честь сведения), необходимо иметь в виду следующее обстоятельство.


Национальные органы (в том числе судебные) обязаны учитывать особенность презумпции в отношении СМИ, в особенности в сомнительных ситуациях. Судебные органы должны занять при сомнении определенную позицию согласно указаниям сформулированной правовой презумпции. Иными словами, это помогало системе достичь уровня res judicata даже в случае, когда не имеется возможности установить всю истину (в отсутствие доказательств).


В доктрине о доказательствах это называется «прокалыванием мыльного пузыря». То есть, как, например, в случае презумпции вменяемости, когда даже минимальные сомнения (в отношении предполагаемых незаконных действий государственного служащего) достаточны для устранения этой презумпции и перекладывания бремени на уполномоченные органы (Постановление ЕСПЧ от 28.02.2008 по делу «Саади против Италии»).


Свобода выражения мнения является одной из важнейших основ демократического общества и одним из основных условий его прогресса и самоудовлетворения потребностей каждого индивида. Свобода выражения мнения применяется не только к «информации» и «идеям», которые благосклонно принимаются, или считаются безобидными, или рассматриваются как малозначительные, но также к тем, которые оскорбляют, шокируют или волнуют. Таковы требования плюрализма, толерантности и терпимости, без которых не существует «демократическое общество». Данная свобода подвергается ограничениям, изложенным в п. 2 статьи 10 Конвенции, которые, тем не менее, должны строго толковаться.


Хотя пресса не должна преступать определенных границ, когда это касается репутации и прав других лиц и необходимости пресекать раскрытие конфиденциальной информации, ее долг, тем не менее, заключается в передаче — способом, совместимым с ее обязанностями и обязательствами — информации и идей, вызывающих общественный интерес.


В свою очередь, политик неизбежно и сознательно навлекает на себя тщательное изучение СМИ и широкой публикой его слов и поступков, и он, следовательно, должен выражать большую степень толерантности (Постановление Европейского суда от 09.06.1998 по делу «Инчал против Турции»).


Причем при вменении ответственности СМИ на публикации в отношении государственного служащего необходимо исходить из оценки соразмерности вмешательства. И еще учитывать такой фактор, как потенциальный устрашающий эффект от наложенной на СМИ ответственности со стороны национальных властей (правосудия), при исполнении прессой своей задачи по поставке информации и охраны интересов общества (Постановление ЕСПЧ от 19.12.2006 по делу «Радио Твист А. С.» против Словакии»).


С другой стороны, при формировании публикаций журналист должен проявлять добросовестность и высокий профессионализм. Материал необходимо тщательно проверять, чтобы не происходил «вброс» в публичную сферу непроверенных материалов оскорбительного и порочащего характера (эта технология получила название «синдром Доренко»).


В отношении свободы выражения мнения в политических высказываниях, или дискуссиях, или в вопросах, представляющих общественный интерес, или в случае критики политических деятелей предусмотрена широкая дискреция.


В указанных выше областях и в отношении политических деятелей должно допускаться и не должно наказываться определенное преувеличение в утверждениях или даже некоторый элемент провокации. Но этот принцип не означает, что репутация политических деятелей отдана на милость средств массовой информации или иных лиц, занимающихся политикой, или что репутации таких лиц не предоставлена такая же правовая защита, как и репутации любого иного гражданина. Репутация — это священная ценность для каждого человека.


Основной аргумент в пользу защиты свободы выражения мнения, даже в случае ошибочных или диффамационных заявлений, заключается в поощрении свободной дискуссии по вопросам, представляющим общественный интерес. Однако и противоположный аргумент в равной степени силен: пресечение неверных диффамационных заявлений, не считая защиты достоинства лиц, препятствует ложным высказываниям и улучшает общее качество публичной дискуссии как охлаждающий эффект в отношении безответственных журналистов. Подобная дискуссия может пресекаться, если ее потенциальным участникам будет известно, что они не смогут воспользоваться никакими средствами правовой защиты в том случае, если диффамационные обвинения будут выдвинуты против них. Ложные обвинения, касающиеся политиков, могут отпугнуть квалифицированных лиц от государственной службы, тем самым препятствуя политическому процессу.


Необходимо учитывать, что в настоящее время средства массовой информации являются коммерческими предприятиями с практически неограниченной властью. Они больше заинтересованы в приносящих прибыль громких новостях, чем в предоставлении общественности добросовестной информации или в контроле государственных органов, злоупотребляющих полномочиями. Однако СМИ могут контролировать работу государственных чиновников, что называется, из уважения к истине. Но и в этом случае нельзя забывать о достоинстве частных лиц, которыми и являются государственные чиновники независимо от ранга. При всем уважении к принципиальной позиции СМИ, их деятельность и в этом случае ограничена. Ограничения должны включать в себя обязанность проверять материалы прежде, чем отдавать их в печать, и предоставлять лицам, которых коснулись опубликованные сведения, возможность отреагировать и рассказать свою версию той или иной ситуации. Хотя некоторые политические деятели обладают высокой степенью толерантности к публикациям СМИ в силу специфических особенностей психологии. Это обстоятельство необходимо также учитывать национальному суду при оценке пределов критики определенного публичного лица.


Кроме того, СМИ должны нести юридическую ответственность по отношению к соответствующим лицам за любые ложные утверждения. Как и любая власть, средства массовой информации не могут нести ответственность только перед самими собой. Обратная точка зрения приведет к произволу и безнаказанности, что подорвет саму суть демократии (Постановление ЕСПЧ от 22.10.2007 по делу «Лендон, Очаковски-Лоран и Жюли против Франции»).


Пределы свободы выражения мнения в публикации считаются превышенными при наличии элементов подстрекательства к насилию («политический экстремизм») или ненависти.
Базовым постановлением, касающимся критики в адрес политических деятелей, выступает Постановление Европейского суда по делу «Лингенс против Австрии» от 8 июля 1986 года.


Принятая Декларация Комитета министров Совета Европы о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации придерживается прецедентного права Европейского суда и объясняет raison d'être (смысл существования): «Политические деятели решили заручиться общественным доверием и согласны стать объектом общественной политической дискуссии, а значит, общество может осуществлять за ними строгий контроль и энергично, жестко критиковать в СМИ то, как они выполняли или выполняют свои обязанности» («Декларация о свободе политической дискуссии в СМИ». Принята 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета министров на уровне постоянных представителей, пункт III).


Важным аспектом при оценке критической публикации в адрес того или иного политика является идентификация национальным судом оскорбительных, неприятных, порочащих и диффамационных заявлений. Необходимо проводить различие в зависимости от того, являются ли оскорбительные замечания утверждениями о фактах или оценочными суждениями. Однако оценочные суждения должны быть подтверждены достаточными фактическими основаниями. Причем необходимость корреляции между оценочным суждением и подтверждающими его фактами может меняться от дела к делу в зависимости от конкретных обстоятельств.


Национальным судам при идентификации публикации на предмет ограничений есть смысл проводить сравнительную оценку необходимости защиты репутации политика и права журналистов на распространение информации по вопросам, представляющим всеобщий интерес. Недопустимо ограничиваться исследованием вопроса о вреде, причиненном репутации политика, не оценивая свободу журналиста.


Хотя журналистам должна быть разрешена определенная степень преувеличения или даже провокации, особенно если речь идет о критическом освещении политиков или публичных фигур (Постановление ЕСПЧ от 26.04.1995 по делу «Прагер и Обершлик против Австрии»). С другой стороны, легкомысленные и непроверенные высказывания о личной жизни публичного деятеля должны рассматриваться как выходящие за рамки ответственной журналистики (Постановление ЕСПЧ от 01.03.2007 по делу «Тенсбергс блад А. С.» и Хеуком против Норвегии»).


Правоприменителю нужно разграничивать факты и оценочные суждения в публикации. Существование фактов может быть доказано, достоверность оценочных суждений доказыванию не подлежит. Требование доказать достоверность оценочного суждения невозможно исполнить, и оно само по себе нарушает свободу выражения мнения, которая является фундаментальной составляющей права (Постановление ЕСПЧ от 22.01.2013 по делу «Ивпресс» и другие против Российской Федерации»).


Публичный деятель должен быть защищен от оскорбительных и клеветнических нападок, которые могут оказать влияние на его профессиональные обязанности и подорвать общественное доверие и к должности, которую он занимает, и к данному институту власти (Постановление ЕСПС от 11.03.2003 по делу «Лешник против Словакии»).


Необходимо учитывать и структурный недостаток российского законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации. Оно не предусматривало различия между оценочными суждениями и утверждениями о факте, используя единый термин «сведения», и исходит из предположения, что любые «сведения» подлежат доказыванию в рамках судопроизводства (Постановление ЕСПЧ от 21.12.2010 по делу «Новая газета в Воронеже» против Российской Федерации», Постановление ЕСПЧ от 14.10.2010 по делу «Андрушко против Российской Федерации»).


В заключение необходимо отметить, что задачей национальных властей является установление справедливого равновесия между правом журналиста (писателя) на свободное выражение мнения и правом политика на защиту репутации, в том числе посредством проведения сравнительного анализа.


Суд должен учитывать, что подобные дела затрагивают конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Ему необходимо разграничить факты и оценочные суждения и не сводить их воедино как «сведения», которые подлежат доказыванию. В свою очередь, оценочное суждение должно иметь достаточную фактическую основу, чтобы представлять собой добросовестное высказывание.


Наконец, необходимо учитывать, что СМИ, хотя и не вправе применять оскорбительные или грубые номинации, однако могут использовать выражения, которые находятся на грани преувеличения и провокации. Ведь цель публикации состоит в том, чтобы у читателя или слушателя создать ощущение, что высказывания в публикации относятся к политику, и что именно он являлся объектом критики.

ЛУЦЕНКО Сергей Иванович,
ведущий эксперт Контрольного управления Президента Российской Федерации


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".