Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№2, Февраль 2019

АКТУАЛЬНО

Леонид ОРЛЕНКО
Технологический прорыв и технологический уклад

 

Майский указ президента определил стратегию развития России до 2024 года. В связи с этим на первый план выдвигается проблема выбора эффективной модели управления экономикой для качественного выполнения указа президента, поскольку ныне действующая либерально-монетаристская модель управления экономикой для выполнения майского указа и осуществления технологического прорыва непригодна.

Президент поставил перед правительством задачу: осуществить технологический прорыв в течение ближайших шести лет. Что это за прорыв? Ориентиром могут служить достижения развитых стран. В США, Японии и в ряде других стран до 60% производства базируется на пятом технологическом укладе и ещё до 5% — на шестом укладе. В Китае 30% всего производства базируется на пятом технологическом укладе. В России этот уклад составляет 10%. В основном он концентрируется в военно-промышленном и аэрокосмическом комплексах. Россия производит около 1% мирового объёма наукоёмкой продукции, а Китай — 25%. Базовыми отраслями экономики с пятым укладом являются: микроэлектроника, станкостроение, приборостроение и роботостроение на базе программного управления, создание новых материалов и программное обеспечение.

С помощью базовых отраслей в развитых странах был создан ряд отраслей, специфичных для пятого уклада: электронная промышленность, вычислительная и оптоволоконная техника, телекоммуникации, информационные цифровые технологии. В России создаётся программа цифровой экономики, но в рамках действующей модели управления эта программа не может принести экономике пользу.

Целью цифровой экономики является сбор, обработка и быстрая доставка необходимой информации разным потребителям. Но в российской экономике мало объективной исходной информации, без которой цифровая экономика может принести только вред стране, потому что цифровая система будет осуществлять сбор, обработку и быструю доставку ложной информации. А это будет дезинформировать потребителей информации и ухудшать качество управления.

Кто должен создавать отрасли производства, соответствующие пятому укладу? Кто будет осуществлять технологический прорыв в ближайшие шесть лет? Председатель правительства считает, что смену старого оборудования на новое должны осуществлять собственники средств производства. И это правильно, поскольку соответствует действующей модели управления экономикой. Крупные собственники должны создавать производство, соответствующее пятому и шестому укладам.

Однако, по мнению Збигнева Бжезинского, российские олигархи переправили за рубеж более 0,5 триллиона долларов, вместо того чтобы осуществить на эти средства технологический прорыв. В России сложилась ситуация, при которой никто не собирается осуществлять технологический прорыв: ни правительство, ни «эффективные менеджеры», которые охотно продают иностранцам собственность, не всегда законно приватизированную. Купленные иностранцами акции приватизированной собственности уходят за рубеж, а деньги за неё «эффективные менеджеры» переправляют также за рубеж. А России остаётся, как говорится, дырка от бублика. В результате доля иностранного капитала в экономике России составляет 75%.

Иностранные компании не заинтересованы создавать в России производства, соответствующие пятому укладу, поскольку им не нужен конкурент на мировом рынке. Их интересуют торговые сети (присвоено иностранцами 90%), оборудование для энергетики (присвоено 95%), добывающие отрасли.

Согласно майскому указу, надо увеличить ВВП на каждого человека в 1,5 раза за 6 лет. Для такого роста необходимо иметь ежегодно 7% прироста ВВП при условии, что численность населения не будет расти. Однако, по прогнозам Минэкономразвития, темп прироста ВВП в 2018 году составит 1,8%, а в 2019 году — 1,3%. С 2020 года ожидается 2% (это базовая цифра), затем 3%, но при условии, что государственные программы будут выполняться по плану. МВФ прогнозирует среднегодовые темпы прироста ВВП России на период до 2024 года на уровне 1,5%. В этом случае рост ВВП за 6 лет составит около 10%, вместо 50%, как на то ориентирует майский указ.

Поскольку средние мировые темпы прироста ВВП до 2024 года прогнозируются на уровне до 3,5% в год, а в России — 1,5–2%, то в пятёрку крупных экономик наша страна не попадёт. То есть в рамках действующей либерально-монетаристской модели управления экономикой намеченный майским указом рост ВВП и план войти в пятёрку крупных экономик будут полностью провалены.

Сложившаяся неудовлетворительная ситуация в экономике связана с использованием либерально-монетаристской модели управления экономикой, которая имеет ряд принципиальных недостатков. Во-первых, более половины чиновников вовлечены в систему коррупционного управления. Объём коррупционных сделок оценивается в 300 миллиардов долларов, что в 1,5 раза больше государственного бюджета в 2017 году. То есть в России господствует коррупционное управление.

Во-вторых, предприятия управляются «эффективными менеджерами», которые широко используют криминальные методы управления (коррупция, офшоры, рейдерство, уход от налогов). В-третьих, российская финансовая система в значительной мере регулируется Западом, управление нашими фондовыми биржами на 70% принадлежит иностранцам. Эмиссия рублей определяется не нуждами российского производства, а количеством долларов, поступающих в Россию. Согласно бюджетному правилу, которое использует МВФ, часть выручки от продажи нефти и газа остаётся у наших геополитических противников.

В-четвёртых, социально-экономическая информация, необходимая для управления, не всегда достоверна. Это тормозит создание цифровой экономики и вообще эффективное управление экономикой. В-пятых, в рамках существующей модели управления отсутствует блок перспективного прогнозирования и планирования на 10, 20 и более лет. В-шестых, за последние 28 лет так и не был создан нормальный конкурентный рынок, без криминала и коррупции.

Ликвидировать эти недостатки только путём обновления правительства невозможно. Если правительство будет продолжать использовать в своей деятельности либерально-монетаристскую модель управления экономикой, то для России сложится катастрофическая ситуация. У наших западных противников будет создана экономика, основанная на пятом и шестом технологических укладах, а в России в экономике будут господствовать четвёртый и третий уклады. В этом случае Россия не сможет создать необходимую оборону для защиты своего суверенитета. Чтобы этого не произошло и для осуществления технологического прорыва и выполнения социально-экономических показателей развития экономики, содержащихся в майском указе президента, необходимо действующую модель управления, созданную для России американскими специалистами в 1990-е годы, заменить на планово-рыночную модель управления экономикой, проверенную на практике.

Согласно некоторым данным, больше половины государственного аппарата коррумпировано. Прибыль тех, кто продаёт товары населению, составляет 300–1200%. К. Маркс такую экономику считал криминальной. А ведь эти цены используются для расчёта экономических параметров. Но грубейшее искажение цен делает экономические расчёты в России бессмысленными. Опираясь на фальсифицированные социально-экономические параметры, руководство России не может осуществить технологический прорыв, выполнить майский указ президента и создать необходимую оборону.

В последнее время, как и в 2001–2010 годах, продолжается обман населения и высшего руководства страны по экономическим вопросам. Продолжается фальсификация инфляции и темпов роста ВВП. Официальный спад ВВП за 2015–2017 годы составил 3,7%, а реальный спад ВВП равен 10%. Официальная инфляция в 2017 году зафиксирована на уровне 3%, а реальная составила более 10%. За три последних года (2015–2017) общий реальный рост потребительских цен составил 45%, а по официальным данным — лишь 15%.

Россия с 1991 года из-за использования либерально-монетаристской модели управления экономикой потеряла свыше 4 триллионов долларов за счёт безвозвратного вывоза капитала за рубеж, свыше 7 триллионов — за счёт «утечки мозгов» в другие страны (около 5,5 миллионов специалистов), 3 триллиона — за счёт контрабанды, ухода от налогов, демпинга. Только за последние три года потери России на этих «фронтах» составили около одного триллиона долларов.

***

Для создания инновационной экономики необходимо использовать планово-рыночную модель управления экономикой с опорой на трудовые коллективы, что необходимо для выполнения майского указа президента России и осуществления технологического прорыва.

Планово-рыночная модель управления на практике использовалась в ряде стран социалистического лагеря (НЭП в СССР, Югославии, Китае и др.) Использование этой модели управления обеспечивало быстрое развитие экономики с темпом 8–10% в год. Когда Китай решил заменить советскую плановую модель управления, то возник вопрос о выборе новой модели экономики. Реально в тот момент в качестве ориентира можно было использовать три модели рыночного типа: капиталистическая, нэповская и югославская. Китай для ориентира выбрал нэповскую модель, поскольку при НЭПе и в Китае была сходная ситуация в экономике: централизованная государственная промышленность и огромный мелкотоварный сектор в сельском хозяйстве. России целесообразно в качестве ориентира использовать планово-рыночную модель управления, которая более 20 лет успешно функционировала в Югославии, поскольку эта модель экономики социально и экономически более эффективна по сравнению с китайской моделью.

В югославской модели для успешного развития экономики использовались преимущества планового хозяйства — прогнозирование и планирование развития экономики на много лет вперёд, социально-экономическое проектирование, концентрация ресурсов в определённых секторах экономики. И вместе с тем стимулы рыночной конкуренции — экономическая заинтересованность в развитии производства, в использовании новой техники и технологии, экономическая связь с помощью рынка между производством и потреблением. Югославская модель базируется на самоуправляемых предприятиях, функционирующих на рынке, а производимая ими продукция является собственностью трудовых коллективов этих предприятий. Средства производства являются общенародной собственностью, и ею управляет государство. Предприятия вносят государству плату за фонды в зависимости от их качества и количества.

Управление предприятием осуществляется трудовыми коллективами через выборный Совет трудового коллектива и выбранного по конкурсу директора. Такая самоуправляемая модель обеспечивает практически максимально возможную заинтересованность каждого работника предприятия в эффективной работе как своей, так и всего предприятия, поскольку каждый из них является совладельцем товаров и услуг, которые производит трудовой коллектив. Работник заинтересован трудиться творчески, добросовестно, с высокой производительностью труда, что необходимо в инновационной экономике. Его доходы состоят из двух частей: заработной платы за его труд и дополнительного дохода, зависящего от рентабельности всего предприятия.

Самоуправление предприятий открывает широкую дорогу молодёжи в карьерном росте, как в разных сферах жизни общества, так и в государственной власти. После приобретения опыта управления в самоуправляемых предприятиях для молодёжи открываются двери в государственные органы управления. Государство создаёт необходимые условия для работы самоуправляемых предприятий на рынке и управляет общенародной собственностью (производственной и социальной инфраструктурами, стратегическими предприятиями, природными ресурсами) в интересах всего населения. Оно прогнозирует и планирует производство, а также перспективное социально-экономическое развитие страны на 10–20 и более лет. Самоуправляемые предприятия в своей производственной деятельности ориентируются на получение максимального дохода. При этом они должны ориентироваться не только на требования рынка, но и учитывать народнохозяйственные требования общества, отражённые в государственном индикативном плане.

Государство при составлении плана учитывает сбалансированное пропорциональное развитие всех сфер жизни общества: экономической, социальной, образования, науки, воспитания, медицины, культуры, спорта, экологии, обороны и безопасности.

Составление индикативных планов (годового и пятилетнего) и соответствующей этим планам системы цен может осуществляться в итерационном процессе (за несколько циклов) формирования договоров между государством, предприятиями и регионами. Это включает определение системы социальных нормативов — минимальная оплата труда, длительность рабочего дня, требования по технике безопасности и экологии и экономических управляющих инструментов, то есть ренты, налогов, процента за кредит, курса рубля, льгот, санкций.

Такой процесс составления оптимального плана можно реализовать с помощью автоматизированных систем управления, основанных на цифровых технологиях. В таком процессе составления индикативного плана до начала производства происходит моделирование функционирования рынка в плановом периоде с помощью компьютерных программ и с использованием цифровых технологий. Этот способ составления оптимального плана Госпланом позволяет из множества реальных планов выбрать до начала производства тот, который наилучшим образом удовлетворяет всю систему общественных потребностей. Это одна из главных точек развития экономики. В Югославии отсутствовала методика определения такого плана, что снижало эффективность экономики.

При анализе результатов функционирования югославской экономики с самоуправлением трудовых коллективов надо иметь в виду, что небольшая страна Югославия (с населением около 20 млн человек) находилась под давлением двух враждующих между собой стран-гигантов — СССР и США, каждая из которых по разным причинам враждебно относилась к самоуправляемой югославской модели управления экономикой. Идеологи КПСС считали, что развитие Югославии пошло по ошибочному рыночному ревизионистскому пути. В США сознавали, что рыночная экономика с самоуправлением трудовых коллективов и планово-рыночной моделью управления является притягательной альтернативой капитализму во всем мире.

США активно препятствовали развитию югославской экономики. Им удалось с помощью финансовых махинаций обанкротить Югославию через МВФ. Затем США бомбардировали Югославию и варварски разрушили её экономику, чтобы югославская планово-рыночная модель экономики с самоуправлением трудовых коллективов не могла возродиться. Несмотря на враждебное отношение к Югославии со стороны и СССР и США, темпы роста югославской экономики в течение 20 лет составляли около 7,5% в год, а темпы роста промышленного производства 12,5% в год. В тот период это были самые высокие темпы роста в мире.

Для подавления деловой коррупции, представляющей опасность для государства, по крайней мере, необходимо эффективно контролировать тех, кто даёт взятки (предпринимателей) и тех, кто берёт взятки (чиновников). Коррупция чиновников в модели управления экономикой с самоуправляемыми предприятиями подавляется следующими методами.

Во-первых, с помощью контроля Совета трудового коллектива за администрацией предприятия, что препятствует использованию теневых методов управления предприятиями. Во-вторых, выборные органы государственной власти, то есть представители населения в органах власти, должны эффективно контролировать исполнительную власть (чиновников). В-третьих, коррупция должна караться как самое тяжкое преступление, поскольку существуют люди, готовые к быстрому обогащению, даже если за это надо расплачиваться жизнью.

В Китае на рынке работают как государственные, так и частные предприятия, на которых работают наёмные работники, менее заинтересованные эффективно работать по сравнению с работниками самоуправляемых предприятий, это отрицательно влияет на производительность труда и социально-политическую устойчивость государства. В результате в югославской модели лучше решаются многие проблемы.

1. Обеспечивается социально-экономическая устойчивость общества, в чём заинтересованы трудовые коллективы. Исключаются цветные революции без применения силовых методов, в отличие от китайской модели управления. При использовании югославской модели обеспечивается социальная справедливость, исключается социально недопустимый уровень расслоения граждан по доходам в отличие от Китая, где олигархов-миллиардеров больше, чем в России.

2. В случае социальных потрясений вроде войны работники самоуправляемых предприятий, ставшие солдатами и офицерами, встанут на защиту своей собственности. В СССР работники не стали защищать свои предприятия при приватизации, так как не считали их своими.

3. В югославской модели каждый работник самоуправляемого предприятия заинтересован добросовестно и творчески трудиться, повышать свою профессиональную квалификацию, тогда как на частных и государственных предприятиях у наёмных работников мотивация к интенсивному труду значительно слабее. Поскольку в самоуправляемых предприятиях ценность каждого работника определяется его профессиональной квалификацией и добросовестным, творческим отношением к работе, то это уменьшит религиозные и этнические конфликты.

4. В отличие от югославской модели китайская модель может быть эффективной только в условиях сильной централизованной власти и однопартийной системы, которая позволяет контролировать все предприятия с помощью партийных ячеек, как это было в СССР. В России таких политических условий нет, а поэтому китайская модель для современной России не годится.

Современная модель китайской экономики, базирующаяся на государственной и частной собственности, не может быть образцом для трудовых коллективов других стран, поскольку собственники частного сектора ради увеличения своих доходов разлагают взятками чиновников государственно-партийного аппарата Китая, чем ослабляют политическую власть в стране.

Для подавления коррупции власть вынуждена использовать жёсткие меры. С 2000 года в Китае были казнены за коррупцию около 10 000 чиновников, а 100 000 чиновников получили по 10–20 лет заключения. Коррупция в настоящее время проникла и в стратегический орган управления Китая — в Политбюро КПК. Недавно был арестован член Политбюро КПК Чжоу Юнкан, который курировал правоохранительные органы страны. Он приговорён к пожизненному заключению.

Россия, используя оптимальное планово-рыночное управление экономикой, должна создать инновационную экономику, основой которой является производство на базе пятого и шестого технологических укладов. Тогда появится спрос на фундаментальную и прикладную науки, на образование. Целью государства с инновационной экономикой и с рынком самоуправляемых предприятий является повышение благосостояния населения, сохранение природы и укрепление обороны и безопасности. Главной целью такого государства является воспитание творческого, образованного, культурного, здорового человека, защитника своей страны. Идеологической базой такого государства являются самоуправление трудовых коллективов, патриотизм и социальная справедливость.

Российская модель планово-рыночного управления инновационной экономикой, действующая на рынке самоуправляемых предприятий, станет заманчивым образцом для трудовых коллективов любой капиталистической страны, где произведённые товары и услуги принадлежат частным собственникам, заинтересованным в минимизации оплаты труда и продлении рабочего времени, в использовании теневого рынка, в коррупции и офшорах. Планово-рыночная инновационная модель управления экономикой с опорой на трудовые коллективы ведёт на смену капитализму такую модель управления экономикой, где существует рынок самоуправляемых предприятий, регулируемый государством с целью повышения благосостояния населения, сохранения природы и укрепления обороны и безопасности.

Для того, чтобы трудовые коллективы активно включились в создание механизма планово-рыночного управления экономикой, необходимо прежде всего принять подготовленные в Государственной Думе проекты законов: «О трудовых коллективах» (прошёл первое чтение), «О самоуправляемых предприятиях» и «О парламентском контроле». Цель этих законов — установление контроля трудовых коллективов (через выборный Совет трудового коллектива) за руководителями предприятий, а выборных органов (Госдумы и выборных органов в регионах) — за исполнительной властью. Такой контроль прервёт поток взяток от «эффективных менеджеров» чиновникам, а также перевод российских капиталов за рубеж и другие мошеннические махинации.

Для реализации планово-рыночной модели управления необходимо разработать план перехода («дорожную карту») от действующей либерально-монетаристской модели экономики к новой планово-рыночной модели экономики. Эту задачу профессионально может решить только Российская академия наук, где имеются специалисты, изучающие разные страны с инновационной экономикой (США, Японию, Германию и др.), а также НЭП, Югославию, Китай.

***

Для России базовой инновацией является замена системы производственных отношений, базирующихся на криминале, коррупции и фальсифицированной социально-экономической информации на планово-рыночные производственные отношения между самоуправляемыми предприятиями.

Для перехода к инновационной экономике России предстоит создать производство, базирующееся на пятом и шестом технологических укладах. Сложность решения этой проблемы заключается в том, что и СССР, и Россия из-за использования неадекватных моделей управления экономикой оказались неспособными своевременно создать пятый технологический уклад. СССР за 20 лет не смог освоить пятый уклад для производства из-за отсутствия рынка, то есть объективных критериев оценки экономической эффективности производства товаров и услуг. У России есть рынок, но он во многом криминальный, поэтому, как и в СССР, отсутствуют объективные критерии оценки экономической эффективности производства товаров и услуг, необходимые для создания производства на базе пятого уклада.

Наша страна потеряла почти 50 лет и сейчас не имеет производства, основанного на пятом укладе, кроме некоторых отраслей оборонного комплекса и авиакосмической промышленности. В настоящее время Россия импортирует из-за рубежа большое количество электронных товаров (телефонов, смартфонов, компьютеров, телевизоров и др.), сделанных с помощью производства пятого уклада за рубежом. При этом Правительство и население довольны таким изобилием. Но в результате Россия переплачивает огромные средства за этот импорт (интеллектуальную ренту за инновационные товары), поэтому зарубежное население богатеет, а российское беднеет. Но главное — отсутствие пятого технологического уклада в производстве закрывает дорогу к созданию производства шестого уклада.

Время функционирования пятого уклада — 1970–2035 годы (начало и конец технологического цикла). Максимального развития он достиг к 2010 году. В основе пятого уклада лежат микроэлектронные компоненты, на базе которых на Западе были созданы новые отрасли, базирующиеся на этом укладе: электронная промышленность, оптоволоконная и вычислительная техника, телекоммуникация, робототехника, информационные технологии, программное обеспечение. Микроэлектроника широко используется для управления предприятиями, бытовой техникой, станками, автоматическими линиями, транспортом и др. В развитых странах пятый технологический уклад охватывает около 60% всего производства, остальное производство использует четвёртый технологический уклад.

По наследству от СССР Россия получила 50% производства, которое базируется на технологиях четвёртого уклада, а более 30% использует третий технологический уклад.

Что касается шестого технологического уклада (нано-, био-, инфо-, когнитивные технологии), то его цикл предположительно охватывает период с 2010 года до 2040 года, с пиком в 2020 году. Технологии шестого уклада позволят создать квантовый компьютер, искусственный интеллект, материалы с заранее заданными свойствами, новую медицину, увеличить продолжительность жизни человека, создать новые виды вооружения. Становление шестого технологического уклада, как мы уже говорили, базируется на использовании пятого уклада.

Для создания пятого и шестого технологических укладов неплохо бы учредить Государственный комитет по науке и технологиям, а также сконцентрировать разработки технологий шестого уклада в РАН. Для этого создать на базе РАН четыре центра, соответствующих шестому укладу: нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии и когнитивные технологии с соответствующим постоянным финансированием в течение ряда лет.

Поскольку Россия отстала от Запада в пятом укладе на десятки лет, то целесообразно производства пятого уклада покупать за рубежом. Для решения этой задачи целесообразно ввести монополию на валюту. Надо, прежде всего, закупить базовые отрасли производства пятого уклада: микроэлектронику, станкостроение, приборостроение, роботостроение и производство новых материалов — базирующиеся на программном управлении.

Эти базовые отрасли позволят оснастить другие отрасли экономики России технологиями пятого уклада уже независимо от зарубежного импорта. Что касается элементов шестого уклада, их нельзя будет купить ещё долгое время, их нужно создавать самим. Чтобы не отстать и в использовании шестого уклада, где пока нет катастрофического отставания, надо заменить криминальную модель управления экономикой на планово-рыночную модель управления экономикой с опорой на трудовые коллективы предприятий.

ОРЛЕНКО Леонид Петрович,

профессор МГТУ им. Н. Э. Баумана

Литература

1. Орленко Л. П. О централизованных экономических методах управления социалистической экономикой // Известия АН СССР, Серия экономическая. 1978, № 3.

2. Орленко Л. П. Советы новому президенту // Журнал «Национальные интересы, приоритеты и безопасность». 2018, № 5.

3. Глазьев С. Ю. Экономика будущего. — М: Книжный мир, 2016. — 640 с.

4. Орленко Л. П. Экономическая альтернатива. — М.: Алгоритм, 2007. — 544 с.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".