Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№4, Апрель 2020

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Александр ВАСИЛЕВСКИЙ
Штурм Кёнигсберга

 

Москва, 8 апреля (ТАСС). Войска 3-го Белорусского фронта начали штурм города и крепости Кёнигсберг. Перед началом штурма наши артиллеристы обрушили шквал огня на укрепления противника. После двух-трёхчасовой артиллерийской подготовки в атаку двинулась советская пехота. Ожесточённые бои завязались на внешнем оборонительном обводе, который охватывает город со всех сторон и упирается в залив Фриш-Тар к западу от Кёнигсберга. Оборонительный обвод состоит из 13 основных и трёх вспомогательных фортов, соединённых между собой кольцевым шоссе. В каждом форту установлены крепостные орудия, батареи полевых орудий и много пулемётов. В промежутках между фортами расположены железобетонные доты. Перед укреплениями немцы выкопали глубокий противотанковый ров, который наполнили водой. Гарнизон города оказывает яростное сопротивление. Наши войска нанесли удар по Кёнигсбергу с северо-запада и юга. В результате ожесточённых боёв советские части прорвали внешний обвод крепостных позиций и заняли ряд городских районов Кёнигсберга. Занято семь фортов, большое число дотов, очищены от противника пехотные казармы, главная сортировочная станция, главный вокзал, главная товарная станция, машиностроительный завод, железнодорожные мастерские и Кёнигсбергский порт. Развивая успех, наши войска, наступающие с юга, соединились с войсками, наступающими на город с северо-запада, и тем самым зажали кёнигсбергский гарнизон противника в железное кольцо. Советские штурмовые группы успешно преодолевают завалы и баррикады на улицах и выбивают немцев из укреплённых зданий. Места боёв завалены трупами гитлеровцев. Захвачены большие трофеи. Количество пленных непрерывно возрастает.

Наша авиация активно поддерживает наземные войска, штурмующие город Кёнигсберг. Советские лётчики наносят непрерывные удары по скоплениям войск противника и его укреплениям.

«Саперы подорвали отвесные, обложенные камнем берега канала, чтобы по ним можно было подняться. Раздалась команда «На штурм!», — описывают «Известия» взятие одного кёнигсбергского форта. — Автоматчики гвардии лейтенанта Лепа по кустарнику обошли форт и у входа в него схватились врукопашную с немецкими автоматчиками. Сюда было приковано внимание немцев. Этим воспользовался взвод младшего лейтенанта Котеловского. Он ворвался в казематы, в подземелье. Гулко раздались разрывы гранат. В тесноте подземелья начался бой за каждый отсек, за каждый каземат».

«Наша авиация активно поддерживает наземные войска, штурмующие Кёнигсберг, — сообщает «Правда». — Штурмовики блокировали вражеские аэродромы на Земландском полуострове, где базировались вражеские истребители, и не дали немцам подняться с земли. На город и крепость сброшены тысячи бомб, в том числе бомбы крупного калибра. Целые кварталы Кёнигсберга объяты пламенем. Густые облака дыма высотой свыше 500 метров закрыли весь город».

https://tass.ru/pobeda/aprel/1886904

ШТУРМ КЁНИГСБЕРГА

На протяжении 1941–1945 годов Восточная Пруссия имела важное экономическое, политическое и стратегическое значение для немецкого верховного командования. Здесь в глубоких подземных убежищах под Растенбургом вплоть до 1944 года располагалась ставка Гитлера, прозванная самими фашистами Wolfsschanze («Волчья яма»). Овладение Восточной Пруссией — цитаделью германского милитаризма — составило важную страницу завершающего этапа войны в Европе. Фашистское командование придавало большое значение удержанию Пруссии. Она должна была прочно прикрыть подступы к центральным районам Германии. На её территории и в прилегающих к ней районах северной части Польши был возведён ряд укреплений, сильных в инженерном отношении фронтальных и отсечных позиций, а также крупных узлов обороны, насыщенных долговременными сооружениями. Старые крепости в значительной мере модернизировали; все сооружения были прочно связаны между собой в фортификационном и огневом отношении. Общая глубина инженерного оборудования достигла здесь 150–200 км. Особенности рельефа Восточной Пруссии — озера, реки, болота и каналы, развитая сеть железных и шоссейных дорог, крепкие каменные постройки — в значительной степени способствовали обороне.

Перед началом штурма наша артиллерия и авиация в течение четырёх дней разрушали долговременные оборонительные сооружения крепости. Нам были известны все детали обороны. На абсолютно точном макете города командиры всех степеней отработали шаг за шагом план штурма. Исключительно большую работу провёл штаб фронта во главе с генерал-полковником А. П. Покровским. Войска тренировались в отбитых у врага дотах, рвах и траншеях, изучая тактику уличных боев.

6 апреля установилась ясная погода. После мощной артиллерийской подготовки начался штурм. Пехота и танки под прикрытием сокрушительного огневого вала атаковали противника. Во второй половине дня во всю силу начала действовать и наша авиация. С юга летели самолёты 1-й, с востока — 3-й, с севера — 15-й воздушных армий, с запада — авиации Краснознамённого Балтийского флота, и со всех сторон — Авиация дальнего действия. Я побывал за эти дни в войсках 43-й, 39-й и 11-й гвардейской армий. Всюду советские воины смело и без малейших колебаний шли на штурм вражеской твердыни. Опергруппу «Земланд» сковала 2-я гвардейская. 5-ю армию мы перебросили из южных пригородов к северо-западной части города, где находились 39-я армия, отрезавшая Кёнигсберг от Земландского полуострова ударом с севера на юг, и 43-я, прорывавшаяся с северо-запада к центру города. С севера действовали два корпуса 50-й армии, а третий перекрыл подступы к городу с востока. С юга наносила удар 11-я гвардейская армия.

Враг упорно сопротивлялся, перебрасывая к Кёнигсбергу с Земландского полуострова резервные пехотные и противотанковые части. Однако уже в течение первого дня боёв наши войска, продвинувшись на 3–4 км, заняли и блокировали несколько фортов, очистили от врага до полутора десятков прилегавших к городу населённых пунктов и перерезали железную дорогу Кёнигсберг — Пиллау. К вечеру единой оборонительной системы Кёнигсберга фактически уже не существовало. Немцы лихорадочно возводили новые укрепления, баррикадировали улицы, взрывали мосты. Гарнизону крепости было приказано держаться любой ценой. В ночь на 7 апреля фашистское командование попыталось наладить нарушенное управление и привести в порядок свои потрёпанные части. С утра 7 апреля развернулись жаркие бои в пригородах и в самом Кёнигсберге.

Активно действовали наша авиация и артиллерия. Только за один день 7 апреля наша авиация произвела более 4700 самолётовылетов и сбросила на укрепления противника свыше 1600 т бомб. Сражение не утихало ни на час. Под прикрытием темноты наши части атаковали заранее разведанные объекты. Дорогу открывали сапёры. Одновременно осуществляла бомбардировку наша авиация, совершившая в ночь на 8 апреля до 1800 самолётовылетов. С грохотом рушились железобетонные укрепления, вспыхивали пожары. Обречённый враг бешено сопротивлялся, переходил в контратаки. Но в пламени, дыму и пыли советские солдаты шли напролом. Преодолев упорное сопротивление врага на внутреннем оборонительном обводе крепости, 43-я армия очистила северо-западную часть города.

8 апреля, стремясь избежать бесцельных жертв, я, как командующий фронтом, обратился к немецким генералам, офицерам и солдатам кёнигсбергской группы войск с предложением сложить оружие. Однако фашисты решили сопротивляться. С утра 9 апреля бои разгорелись с новой силой. 5000 наших орудий и миномётов, 1500 самолётов обрушили сокрушительный удар по крепости. Гитлеровцы начали сдаваться в плен целыми подразделениями. К исходу четвёртых суток непрерывных боев Кёнигсберг пал.

На допросе в штабе фронта комендант Кёнигсберга генерал Лаш говорил:

«Солдаты и офицеры крепости в первые два дня держались стойко, но русские превосходили нас силами и брали верх. Они сумели скрытно сосредоточить такое количество артиллерии и самолётов, массированное применение которых разрушило укрепление крепости и деморализовало солдат и офицеров. Мы полностью потеряли управление войсками. Выходя из укрепления на улицу, чтобы связаться со штабами частей, мы не знали, куда идти, совершенно теряя ориентировку, настолько разрушенный и пылающий город изменил свой вид. Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кёнигсберг, столь быстро падёт. Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Под Кёнигсбергом мы потеряли всю 100-тысячную армию. Потеря Кёнигсберга — это утрата крупнейшей крепости и немецкого оплота на Востоке».

Гитлер не мог примириться с потерей города, объявленного им лучшей немецкой крепостью за всю историю Германии и «абсолютно неприступным бастионом немецкого духа», и в бессильной ярости приговорил Лаша заочно к смертной казни.

В городе и пригородах советскими войсками было захвачено около 92 тыс. пленных (в том числе 1800 офицеров и генералов), свыше 3,5 тыс. орудий и миномётов, около 130 самолётов и 90 танков, множество автомашин, тягачей и тракторов, большое количество различных складов со всевозможным имуществом.

Пока подсчитывались трофеи, в Москву полетело радостное донесение. И в ночь на 10 апреля 1945 года столица салютовала доблести, отваге и мастерству героев штурма Кёнигсберга 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.

В боях за Кёнигсберг советские воины вновь проявили изумительную стойкость, бесстрашие, массовый героизм. За беспримерные подвиги около 200 человек были удостоены звания Героя Советского Союза. Назову некоторых из них: рядовые А. Н. Бордунов, А. А. Людвиченко, В. П. Миронов, П. Е. Павлов, сержанты Ф. С. Игнаткин, И. В. Кутурга, Н. М. Королёв, И. Н. Федосов, старшины А. Т. Сучков, А. Е. Черёмухин, И. П. Чиликин, лейтенанты И. П. Сидоров, парторг роты Г. Ф. Молочинский, командир батареи А. П. Шубин, командир взвода С. А. Мельников, комсорг батальона А. М. Яналов, командир пулемётной роты Н. А. Катин, командиры стрелковых дивизий генерал-майоры И. Д. Бурмаков и М. А. Пронин, командующий артиллерией 11-й гвардейской армии генерал-лейтенант П. С. Семёнов, командиры корпусов генерал-лейтенант М. Н. Завадовский, генерал-майор С. С. Гурьев и многие другие. Командующий 43-й армией генерал-лейтенант А. П. Белобородов и лётчик гвардии старший лейтенант П. Я. Головачёв были награждены второй медалью «Золотая Звезда», тысячи воинов получили ордена, десятки тысяч — медали. Правительственных наград были удостоены многие полки и дивизии, а 97 частям и соединениям присвоено почётное звание Кёнигсбергских. Учреждённая в июне 1945 года медаль «За взятие Кёнигсберга» была вручена всем участникам борьбы за столицу Восточной Пруссии.

После взятия Кёнигсберга в Восточной Пруссии оставалась только земландская группировка врага, имевшая в своем составе 8 пехотных и одну танковую дивизии. 11 апреля я вновь обратился к вражеским войскам с предложением прекратить безнадёжное сопротивление. Вот текст этого обращения:

«К немецким генералам, офицерам и солдатам, оставшимся на Земланде! От командующего советскими войсками 3-го Белорусского фронта Маршала Советского Союза Василевского.

Вам хорошо известно, что вся немецкая армия потерпела полный разгром. Русские — под Берлином и в Вене. Союзные войска — в 300 км восточнее Рейна. Союзники — уже в Бремене, Ганновере, Брауншвейге, подошли к Лейпцигу и Мюнхену. Половина Германии — в руках русских и союзных войск. Одна из сильнейших крепостей Германии, Кёнигсберг, пала в три дня. Комендант крепости генерал пехоты Лаш принял предложенные мною условия капитуляции и сдался с большей частью гарнизона. Всего сдались в плен 92 000 немецких солдат, 1819 офицеров и 4 генерала.

Немецкие офицеры и солдаты, оставшиеся на Земланде! Сейчас, после Кёнигсберга, последнего оплота немецких войск в Восточной Пруссии, ваше положение совершенно безнадёжно. Помощи вам никто не пришлёт. 450 км отделяют вас от линии фронта, проходящей у Штеттина. Морские пути на запад перерезаны русскими подводными лодками. Вы — в глубоком тылу русских войск. Положение ваше безвыходное. Против вас — многократно превосходящие силы Красной Армии. Сила — на нашей стороне, и ваше сопротивление не имеет никакого смысла. Оно приведёт только к вашей гибели и к многочисленным жертвам среди скопившегося в районе Пиллау гражданского населения.

Чтобы избежать ненужного кровопролития, я требую от вас: в течение 24 часов сложить оружие, прекратить сопротивление и сдаться в плен. Всем генералам, офицерам и солдатам, которые прекратят сопротивление, гарантируются жизнь, достаточное питание и возвращение на родину после войны. Всем раненым и больным будет немедленно оказана медицинская помощь. Я обещаю всем сдавшимся достойное солдат обращение. Мирным жителям будет разрешено вернуться в свои города и сёла, к мирному труду.

Эти условия одинаково действительны для соединений, полков, подразделений, групп и одиночек. Если моё требование сдаться не будет выполнено в срок 24 часа, вы рискуете быть уничтоженными. Немецкие офицеры и солдаты! Если ваше командование не примет мой ультиматум, действуйте самостоятельно. Спасайте свою жизнь, сдавайтесь в плен.

Командующий советскими войсками 3-го Белорусского фронта

Маршал Советского Союза Василевский.

24 часа по московскому времени. 11 апреля 1945 года».

Ответа на это обращение не последовало. И утром 13 апреля наши войска возобновили наступление. Сосредоточив вдвое превосходящие силы, фронт наносил главный удар в центре, в общем направлении на Фишгаузен, с целью расчленения немецкой группировки и последующего уничтожения её по частям. С севера на юг плечом к плечу стояли 2-я и 11-я гвардейские, 5-я, 39-я и 43-я армии. В первый же день наступления оборона противника была прорвана. Не выдержав удара, 14 апреля гитлеровцы начали отход. 17 апреля войска 3-го Белорусского фронта после очередного ожесточённого боя овладели Фишгаузеном. Задача по очищению от противника Земландского полуострова была в основном решена. Личный представитель Гитлера гаулейтер Кох на ледоколе, всю зиму простоявшем наготове, удрал с Земланда в Данию, приказав солдатам биться до последнего. 25 апреля войска 3-го Белорусского фронта при активном участии Балтийского флота овладели крепостью и портом Пиллау (Балтийск) — последним опорным пунктом врага на Земландском полуострове.

Василевский А. М. Дело всей жизни. — М.: Политиздат, 1978.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".