Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№4, Апрель 2020

Виктор САУЛКИН
Изображая жертву

 

В новой версии истории Второй мировой войны, которую активно создают на Западе, Советский Союз называют страной, которая вместе с нацистской Германией развязала самую страшную войну в истории человечества. В этой новой истории два тоталитарных монстра, СССР и Третий рейх, сговорившись между собой поделить мир, ввергли в кровопролитную войну мирную Европу.

ВЕРНЫЙ СОЮЗНИК ГИТЛЕРА

В резолюции Европарламента сказано:

«Европейский парламент подчёркивает, что Вторая мировая война, самая разрушительная война в истории Европы, началась как непосредственный результат печально известного нацистско-советского договора о ненападении от 23 августа 1939 года, известного также как пакт Молотова — Риббентропа, и его секретных протоколов, в соответствии с которыми два тоталитарных режима, имеющих общую цель по завоеванию мира, разделили Европу на две зоны влияния».

Согласно этой новой версии истории, первой жертвой сговора и союза двух тиранов, Гитлера и Сталина, пала несчастная Польша.

С XVIII века жадные и агрессивные соседи — Германия, Австрия и Россия — трижды лишали несчастную Польшу свободы и делили между собой её земли. В ходе Первой мировой войны Российская, Австро-Венгерская и Германская империи рухнули, и многострадальная Польша, наконец, смогла восстановить свою государственность. Но недолго поляки наслаждались радостью мирного труда на родной земле. Извечные враги Польши, Германия и Россия, вероломно напали на миролюбивое демократическое Польское государство. В 1939 году Сталин и Гитлер, заключив между собой союз, совершили четвёртый раздел Польши. Именно это преступление, согласно истории, которую сегодня пишут в Евросоюзе, и стало началом Второй мировой войны.

Польша в этой истории XX века объявляется невинной жертвой, самой пострадавшей от двух тоталитарных режимов страной. И поэтому Польша имеет право призывать к ответственности Германию и Россию. И требовать репараций с двух народов-агрессоров, которые вторглись на польскую землю. В этой версии истории Польшу Красная Армия не освобождала. Просто в 1945 году германскую оккупацию сменила оккупация советская, от которой несчастная жертва тоталитарных режимов страдала вплоть до крушения СССР.

Но Германия хотя бы признала свою вину перед цивилизованным миром и многострадальной Польшей. А Россия, правопреемница СССР, упорно не желает каяться и просить прощения за то, что в 1945 году оккупировала страны Восточной Европы. Задача всего «цивилизованного мирового сообщества» — заставить Россию признать свою вину и заплатить пострадавшим странам за грехи Советского Союза.

Да и вообще, как утверждают поляки, СССР был хуже Германии, потому что в 1939-м вероломно ударил в спину Польше. Ударил в то время, когда Польша вот-вот могла переломить ход боевых действий, и польская армия через некоторое время вошла бы в Берлин. Непременно вошла бы!

Всё так стройно выстраивалось в этой версии начала Второй мировой войны: невинная миролюбивая Польша и два тоталитарных монстра.

При Горбачёве и Ельцине Россия вроде бы полностью согласилась с историей XX века, написанной на Западе, и даже ввела такую трактовку истории в свои учебники, изданные на деньги «благодетеля» Сороса. Но к неудовольствию западных мифотворцев очередной «русский диктатор» Путин решил «переписать историю», и Россия совсем неполиткорректно и невежливо начинает открывать архивы и публиковать очень неудобные документы.

А в настоящей истории Второй мировой войны, по всем уже давно открытым и хорошо известным всем историкам документам, Польша никаким образом не является невинной жертвой. Именно Польша, надеясь поживиться за счёт соседей, прежде всего России, сделала всё, чтобы война в Европе разгорелась. В 1930-е годы не было у Германии Адольфа Гитлера более верного союзника, чем Польша Юзефа Пилсудского.

ВТОРАЯ РЕЧЬ ПОСПОЛИТА. «ГИЕНА ЕВРОПЫ».

Наиболее точный образ второй Речи Посполитой, этого «уродливого детища Версаля», дал Уинстон Черчилль: «Гиена Европы».

Получив государственность в 1918 году, польская шляхта немедленно принялась восстанавливать Речь Посполиту от моря до моря — от Балтийского до Чёрного. Все соседние земли, которые входили в польское государство в период его расцвета в XVII веке, гордые польские паны решили «вернуть мечом». В октябре 1920 года они захватили Вильнюс и около трети территории Литовской Республики, границы которой были также определены в Версале, как и границы Польской Республики.

Польша утверждала, что такой страны, как Литва, никогда не было. Шляхта забыла, что в 1569 году по Люблинской унии добровольно объединились Польское королевство и Великое княжество Литовское. Общий сейм созывался в Польше, но при этом сохранялась отдельная администрация Великого княжества Литовского, а также собственные права и законы, отдельное войско и казна. Великое княжество Литовское состояло в то время наполовину из западнорусских княжеств, государственным языком был русский.

В результате Люблинской унии Польше и достались тогда земли нынешней Украины и Белоруссии. Вильнюс, захваченный в 1918 году поляками, был столицей Великого княжества Литовско-Русского со времен Ольгерда и Гедимина.

Напомним, что борьба православного народа Западной и Южной Руси за свои права, многочисленные казацкие войны, как называли их в Польше, подорвали мощь Речи Посполитой. А первый раздел Польши произошёл после того, как заносчивые поляки отвергли требование императрицы Екатерины II всего лишь предоставить православным подданным королевства равные права с католиками. Русская царица, как покровительница Православия, присоединила к Российской империи земли Украины и Белоруссии, населённые православным русским народом.

В 1918 году польская шляхта вспомнила, что Киев входил в состав Русского воеводства Речи Посполитой. В середине XVII века Московское царство отвоевало у Речи Посполитой древнюю столицу Руси — Киев и древний русский Смоленск — «свои отчины и дедины». В 1919 году поляки, воспользовавшись Гражданской войной в России, двинулись возвращать «Восточные Кресы». В том числе и Киев.

Из захваченных поляками Киева и Минска воинственную шляхту выбили и гнали до Варшавы. Но авантюризм «демона революции» Троцкого и «красного Бонапарта» Тухачевского позволил полякам с помощью стран Антанты сотворить «чудо на Висле». С Польшей пришлось заключить Рижский мир, по которому поляки получили Западную Украину и Белоруссию.

Но Польша не удовлетворилась приращением территорий на востоке за счёт Литвы и Советской России. На Парижской мирной конференции представители Польши требовали отдать им часть Германии. Аргументы польской стороны были основаны на том, например, что до 1335 года Польша владела немецкой Силезией. Правители второй Речи Посполитой старательно вспоминали о том, какие земли и какие народы хоть недолгое время находились под властью польской короны. И были уверены, что все эти земли с непольским населением державы Антанты обязаны непременно вернуть Польше.

Германия согласилась отдать области с польским населением. Польше вернули провинцию Познань. Германия соглашалась «предоставить Польше, на основе международных гарантий, свободный и обеспеченный доступ к морю путём уступки вольных гаваней в Данциге, Кёнигсберге и Мемеле и путём специального соглашения, регулирующего навигацию по Висле, и особых конвенций по железнодорожному сообщению».

Заметим, что немецкое население Данцига не желало жить под польской властью. К тому же Германия в этом случае теряла возможность сухопутного сообщения с Восточной Пруссией. Пройдёт немного времени, и высокомерный отказ поляков в 1939 году предоставить Германии право на так называемый Данцигский коридор для сообщения с Восточной Пруссией станет последней каплей, после которой Гитлер примет твёрдое решение напасть на Польшу.

Требовали поляки отдать им часть Восточной Пруссии и Мемельский край, который был населён литовцами, предъявляли территориальные претензии и к Чехословакии. На Парижской конференции «Гиена Европы» решила присоединиться к мощным хищникам — Англии, Франции и США, победившим в Первой мировой войне, чтобы ухватить добычу за счёт потерпевших поражение Германии и Австро-Венгрии. Амбиции второй Речи Посполитой простирались и за пределы Европы.

«ТРЕБУЕМ КОЛОНИЙ ДЛЯ ПОЛЬШИ!»

Поляки почему-то решили, что они, в отличие от каких-то чехов, словаков, литовцев и пр., имеют полное право участвовать вместе со странами Антанты в переустройстве послевоенного мира. Тем более что, к великой радости польской шляхты, России не было среди стран-победительниц в мировой войне. Многим казалось, что с исторической Россией покончено навсегда.

Польше становилось тесно не только в границах 1772 года, но и вообще на Европейском континенте. Ведь у всех великих стран существуют заморские колонии, одна несчастная Польша по вине своих врагов не успела вовремя обзавестись заморскими колониями. В Варшаве была создана Морская и колониальная лига, которая должна была воспитать и подготовить поляков к роли «белых сахибов» в будущих колониях. В 1935 году было заявлено:

«Мы, поляки, как и итальянцы, стоим перед большой проблемой размещения и использования быстро увеличивающегося населения. Мы, поляки, как и итальянцы, имеем право требовать, чтобы для нас были открыты рынки экспорта и регионы для поселения, чтобы мы могли получать сырьё, необходимое для национальной экономики на условиях, на которых это делают иные колониальные державы».

В сентябре 1936 года на заседании Лиги Наций министр иностранных дел Польши Юзеф Бек зачитал обращение относительно проекта по расширению членства в комиссии по вопросам отобранных у Германии и Оттоманской империи колоний, для того чтобы все заинтересованные в колониях нации могли получить свою долю.

На заседании комитета по иностранным делам польского Сената обсуждали необходимость Польши в колониях и способы их приобретения. Готовилось обращение в Лигу Наций с предложением передать Польше часть бывших германских колоний Того и Камеруна, которые будто бы и так никому не нужны. Результатом всей этой кампании стали изданные летом 1937 года МИД «Колониальные тезисы Польши». С этого года она стала регулярно проводить «неделю моря» под девизом «Нам нужны сильный флот и колонии».

В 1938 году было решено проводить «Дни колоний». В эти дни шли массовые демонстрации, в костёлах совершались торжественные богослужения. В обращениях Морской и колониальной лиги писалось: «Пусть никто не останется равнодушным, пусть голос каждого превратится в сильный крик: Требуем свободного доступа к ресурсам! Требуем колоний для Польши!».

Отсутствием аппетита польская шляхта никогда не страдала. Кроме бывших германских колоний — Того и Камеруна, Польша претендовала на Мадагаскар, Анголу, Либерию, на участки земли для польских колонистов в Бразилии, Аргентине. Требовала, чтобы дали свой участок в Антарктиде. Поляки хотели отобрать у Португалии Анголу и Мозамбик, разместить польских поселенцев во Французской Гвинее и Французской Экваториальной Африке. Обсуждалась Родезия. Была даже предпринята попытка заявить свои претензии на Тринидад и Тобаго, а также Гамбию.

Но не для того Великобритания и Франция уничтожали Германскую и Турецкую империи, чтобы делиться с поляками. Немецкое наследие разделили Франция, Великобритания, Япония, Бельгия и Португалия. Польше достались лишь те земли, которые она успела отобрать у соседей. С поляками о предоставлении им заморских колоний представители Соединённого королевства, Франции и США даже разговаривать не стали.

ПОЛЬША И ТРЕТИЙ РЕЙХ.

«ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ — ОСЛАБЛЕНИЕ И РАЗГРОМ РОССИИ»

Обидевшись на жадность Англии и Франции, Польша решила подружиться с Германией. И проявила чувство вопиющей неблагодарности в отношениях с Францией. Ей поляки были обязаны и восстановлением своей государственности, и тем, что смогли остановить наступление Тухачевского на Варшаву в 1920 году.

В 1932 году Пилсудский выпроводил из Польши французскую военную миссию. В течение 1934 года Польша полностью прекратила военное сотрудничество с Францией.

Польский посол во Франции Липский заявлял: «Отныне Польша не нуждается во Франции. Она также сожалеет о том, что в своё время согласилась принять французскую помощь, ввиду цены, которую будет вынуждена платить за неё» .

То есть помощь дали, а колониями поделиться не желаете!

Такая смена приоритетов объяснялась тем, что у Польши Юзефа Пилсудского оказалось очень много общего с Германией, в которой к власти привели Адольфа Гитлера. Не случайно Гитлер во время похорон Юзефа Пилсудского в Кракове устроил символическое прощание со своим другом и единомышленником в столице Германии. Фюрер лично присутствовал на траурной церемонии в храме святой Ядвиги в Берлине, отдавая последние почести перед символическим гробом польского диктатора. Фотография с этого мероприятия в газетах так и подписана: «Скорбящий Гитлер у гроба маршала Пилсудского».

Геринг шёл в Польше за телом почившего польского диктатора в первом ряду. Все самые большие немецкие газеты вышли с соболезнованиями на первых страницах. Völkischer Beobachter, например, писала: «Новая Германия склоняет свои флаги и штандарты перед гробом этого великого государственного деятеля, который впервые имел мужество открытого доверия и полного союза с национал-социалистическим Рейхом». Гитлер объявил в Рейхе всенародный траур. А после разгрома Польши в оккупированном Кракове поставил у гроба Пилсудского немецкий почётный караул.

Интересно, как после этого в Польше смеют упрекать Сталина в том, что СССР заключил с Германией в 1939 году договор о ненападении? Ведь из всех европейских стран именно Польша первой заключила договор с Германией, ещё в 1934 году. После того, как Германия, Италия и Япония вышли из Лиги Наций, поляки в Лиге Наций представляют их интересы. Они оправдывают захват Италией Эфиопии, нападение Японии на Китай, защищают право Германии на всеобщую воинскую повинность, отмену военных ограничений, вступление гитлеровцев в демилитаризованную Рейнскую зону в 1936 году и аншлюс Австрии.

Чем же была вызвана такая дружба второй Речи Посполитой с Германией? Совсем недавно в Версале поляки с такой жадностью старались оторвать побольше немецкой земли! Прельстились планами Гитлера, который объявил, что немцам необходимо «жизненное пространство» и завоёвывать его он собирается на востоке. Но ведь и Польша мечтает ровно о том же с 1920 года!

Посланник Польши в Иране Каршо-Седлевский писал в Варшаву:

«Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит, добровольно или вынужденно, в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определённо стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путём заранее достигнутого польско-германского соглашения».

В декабре 1938 года в докладе 2-го отдела (разведывательного) главного штаба Войска Польского ясно сказано: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Главная цель — ослабление и разгром России».

После Мюнхенского сговора, растерзав вместе с Германией Чехословакию, Польша наконец-то смогла заполучить Тешинскую область, на которую зарилась еще с 1918 года. Именно об этом Черчилль скажет потом, что Польша «с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства».

Поляки до последнего надеялись пойти вместе с войсками гитлеровской Германии на Москву. Даже в январе 1939 года, когда оставалось чуть больше полугода до нападения нацистской Германии на Польшу, министр иностранных дел Юзеф Бек сообщал главе МИД Германии Иоахиму фон Риббентропу, что Польша будет претендовать на Советскую Украину и на выход в Чёрное море. А польское военное командование будет готовить план войны с СССР — «Восток» («Всхуд»).

ПОЛЬША ВО ВРЕМЯ МЮНХЕНСКОГО СГОВОРА

Многие историки предлагают считать началом Второй мировой войны не 1 сентября 1939 года, когда германские войска вторглись на территорию Польши, а Мюнхенский сговор. Именно тогда Третий рейх уничтожил первое независимое европейское государство, суверенитет которого гарантировали Великобритания, Франция и США на Парижской конференции.

Допустим, аншлюс Австрии можно было считать «воссоединением двух ветвей немецкого народа». Но как назвать присоединение к Германии сначала Судетской области, а затем вторжение германских войск на территорию Чехословакии, раздел страны, оккупацию и превращение независимой Чехии в «протекторат Богемия и Моравия»?

Есть все основания считать оккупацию Чехословакии первым шагом, который сделала Германия на пути к развязыванию мировой войны. А Япония, союзник нацистской Германии по антикоминтерновскому пакту, уже вела с июля 1937 года полномасштабные боевые действия в Китае. Для китайцев, потерявших в войне с Японской империей 35 млн человек, именно тогда и началась Вторая мировая война. Именно капитуляция милитаристской Японии и считается официальным окончанием Второй мировой войны.

После того, как ведущие мировые державы в августе 1938 года, собравшись в Мюнхене, отдали Гитлеру на съедение Чехословакию, большая война в Европе стала неизбежна.

Нацистскую Германию совершенно определённо направляли и даже подталкивали к походу на Восток. Все попытки Москвы заключить соглашение с Великобританией и Францией, чтобы предотвратить агрессию нацистской Германии против Чехословакии, наталкивались на откровенный саботаж английской и французской делегаций. Было очевидно, что на самом деле ни Англия, ни Франция не собираются вместе с Советским Союзом защищать Чехословакию. И это несмотря на то, что еще в 1924 году Чехословакия и Франция заключили договор о взаимопомощи. Париж обязался в случае нападения на Чехословакию выступить в её защиту. В 1935 году Чехословакия подписала договор о взаимопомощи и с Советским Союзом. Но у СССР и Чехословакии не было общей границы. Поэтому всё зависело от того, согласится ли Польша пропустить советские войска на помощь Чехословакии.

Советский Союз решительно осудил аншлюс Австрии. Нарком иностранных дел Максим Литвинов от имени советского правительства заявил о готовности СССР «участвовать в коллективных действиях, которые были бы решены совместно с ним и которые имели бы целью приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранить усилившуюся опасность новой мировой бойни».

Но разве можно было ожидать от Англии и Франции желание искренне сотрудничать с СССР в сдерживании Германии? Ведь Гитлера привели к власти и помогли в кратчайшие сроки создать военную машину Третьего рейха именно для того, чтобы с его помощью сокрушить Советский Союз.

И судьбой Чехословакии они были озабочены меньше всего. Посол Великобритании в Берлине Невилл Гендерсон неофициально проинформировал германский МИД о том, что «Англия не станет рисковать ни единым моряком или лётчиком из-за Чехословакии». Да и сам премьер-министр Англии Чемберлен в интервью канадским и американским журналистам открыто говорил, что «в своём нынешнем виде Чехословакия нежизнеспособна… чехи должны согласиться с немецкими требованиями». В то же время, требуя от чехов найти компромисс с судетскими немцами, Лондон навязывал ей своё посредничество.

Москва же заявила, что СССР готов выполнить свои обязательства перед Чехословакией. Советский Союз призвал французское правительство созвать совещание представителей трёх генштабов и принять совместную декларацию Великобритании, Франции и СССР в защиту Чехословакии. Но защищать чехов и словаков англичане и французы не собирались. В Лондоне и Париже уже решили проявить «миротворчество», отдав Чехословакию Гитлеру. Германию подталкивали на восток, ясно указывая путь, по которому должна двинуться военная машина Третьего рейха.

ПОЛЬША И ГЕРМАНИЯ ДРУЖНО ДЕЛЯТ ЧЕХОСЛОВАКИЮ

Польша радостно потирала руки. Ведь Гитлер обещал польскому послу Липскому, что Рейх встанет на сторону поляков в случае военного конфликта Польши с Чехословакией из-за Тешинской Силезии.

Поляки ещё в 1918 году пытались оторвать от Чехословакии Тешинскую область. Юзеф Пилсудский откровенно заявлял, что «искусственно и уродливо созданная Чехословацкая Республика не только не является основой европейского равновесия, но, наоборот, является его слабым звеном».

Когда Гитлер задумал отобрать у Праги Судеты, поляки тут же поддержали фюрера. 14 января 1938 года Гитлера посетил глава МИД Польши Юзеф Бек, начались германо-польские консультации по поводу Чехословакии. Берлин выступил с требованиями обеспечить права судетских немцев, Варшава — с аналогичными требованиями по поводу тешинских поляков.

Польша сосредоточивает в районе Тешина войска. Посол Польши в Германии Липский доводит до сведения Гитлера мнение польского правительства, что Польша поддерживает венгерские претензии в отношении территории Прикарпатской Руси.

Когда Советский Союз 12 мая выразил готовность оказать Чехословакии военную помощь в противостоянии с Германией, при условии пропуска Красной Армии по территории Румынии и Польши, эти государства заявили, что не допустят прохода советских войск. Варшава категорически отказалась поддерживать Прагу против Германии. Польша запретила и возможный пролёт советских ВВС для помощи чехословацкой армии. Заявляли, что если советские самолёты появятся над Польшей по пути в Чехословакию, они тотчас же будут атакованы польской авиацией.

С Берлином же у Варшавы были самые тёплые отношения. Польша подтвердила обещание не пропускать силы Красной Армии через свою территорию, 24 августа предложила Берлину и свой план раздела Чехословакии. По нему Тешинская Силезия отходила Польше, Словакия и Закарпатская Русь — Венгрии, остальные земли — Германии.

В конце концов Чемберлен и Даладье договорились с Гитлером. Президента Чехословакии Бенеша даже не пустили на переговоры, заставив ждать в коридоре. После этого выдвинули ультиматум с требованием принять требования Германии, пригрозив, что в случае отказа Лондон и Париж оставят Прагу один на один с Берлином.

Чехословакия капитулировала.

На прощальной встрече с депутатами парламента Бенеш произнес: «Нас покинули и предали. Это трусливые люди… Они боятся войны и считают, что Чехословакия может быть её причиной. Это было трудное решение — принять условия и спасти народ или вступить в борьбу и дать себя истребить. История рассудит, что было правильным… Состояние западных демократий безотрадное. На них нельзя положиться».

Необходимо заметить, что вооружённые силы Чехословакии и Германии в то время были сравнимы, если даже не равны. А учитывая укреплённые районы в Судетских горах, чехи могли вполне рассчитывать на успех в борьбе с агрессором. Но мужества и решимости отстаивать свободу не хватило.

Когда на Нюрнбергском процессе генералу-фельдмаршалу Кейтелю задали вопрос: «Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 году, если бы западные державы поддержали Прагу?», он ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения. Целью Мюнхена было вытеснить Россию из Европы, выиграть время и завершить вооружение Германии».

Позже посол Франции в Варшаве Леон Ноэль признал: «Мюнхенские соглашения и вытекавшее из них предательство Чехословакии представляют собой один из самых жалких, постыдных и унизительных эпизодов проводимой от имени Франции в период между двумя мировыми войнами политики, которая привела к наиболее губительной катастрофе в нашей истории».

Как видим, многие и в то время понимали, кто действительно подталкивал мир к войне. И, что бы ни писали мифотворцы из Евросоюза, это был не СССР.

В ночь с 29 на 30 сентября 1938 года было подписано знаменитое Мюнхенское соглашение. А уже 30 сентября Варшава предъявила чехословацкому правительству новый ультиматум, где требовала немедленного удовлетворения своих требований. Германские войска входят в Судетскую область. Польские войска занимают Тешинскую область Чехословакии.

В Польше царит эйфория. Поляки готовы вместе с Гитлером двинуться в долгожданный «крестовый поход» на Москву. Польский посол во Франции ещё перед Мюнхенским сговором сообщил американскому послу следующее: «Начинается религиозная война между фашизмом и большевизмом, и в случае оказания Советским Союзом помощи Чехословакии Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено в том, что в течение трёх месяцев русские войска будут полностью разгромлены, и Россия не будет более представлять собой даже подобия государства».

Поляки, постоянно жалуясь на пакт Молотова — Риббентропа, любят рассказывать о совместном параде частей Красной Армии и вермахта в Бресте в 1939 году. Но сохранились свидетельства дружеских встреч германских и польских военных на земле оккупированной Чехословакии во время демаркации новых границ.

Польский маршал Рыдз-Смиглы запечатлён на фотографии в момент дружеской встречи с немецким атташе фон Штудницем на параде Дня независимости в Варшаве 11 ноября 1938 года. Торжественный парад в Варшаве был посвящён захвату Тешинской Силезии.

Главным приобретением становится промышленный потенциал захваченной территории. Расположенные там предприятия давали в конце 1938 года почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали.

Как говорят, история не имеет сослагательного наклонения. Но любому непредвзятому историку ясно, что если бы в то время Англия и Франция согласились вместе с Советским Союзом создать систему коллективной безопасности в Европе, то всё сложилось бы по-другому. Если бы эти ведущие мировые державы выполнили свои обязательства перед Чехословацкой республикой, а Польша не пыталась этому препятствовать, то страшной Второй мировой войны, скорее всего, не было бы.

Именно поведение Чемберлена и Даладье в Мюнхене укрепило Гитлера в мысли, что фюреру германского народа судьбой предназначено установить Новый порядок в Европе и завоевать для германского «геренфолька», «народа господ», жизненное пространство на Востоке.

После Мюнхена Третий рейх получил возможность стремительно нарастить свою военную мощь. Немцы не только получили всё вооружение и боевую технику чехословацкой армии. Военная промышленность Чехословацкой республики в то время была самой мощной в Европе после Франции и Германии. Чехию называли «военным заводом Европы». Оккупировав сначала Судетскую область, а затем и всю Чехословакию, нацисты получили в своё распоряжение промышленный потенциал одной из наиболее развитых стран Европы, что позволило им резко увеличить производство вооружения.

Гитлер в разы усилил свою армию. Решимость фюрера развязать войну укрепилась. Как укрепилось и его презрение не только к Англии и Франции, но и ко всей безвольной, самонадеянной и трусливой европейской демократии. Гитлер, надеясь на союз с фашистской Италией Муссолини и милитаристской Японией, привлёк в союзники фашистские диктаторские режимы Хорти в Венгрии и Антонеску в Румынии.

А Чемберлен и Даладье, возвратившись из Мюнхена в Англию и Францию, торжественно заявляли своим народам, что привезли мир. Они были твёрдо уверены, что Гитлер двинется на Восток. Французы и англичане радовались и веселились. Ликовали и поляки.

Но не случайно народная мудрость гласит: «Не рой другому яму».

САУЛКИН Виктор Александрович,

руководитель информационно-аналитического центра общественной организации «Московские суворовцы»


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России".